Tal Darius

Некоторое время работала журналистом, затем стала интересоваться прикладной лингвистикой. Работаю в сфере новых коммуникационных технологий, пишу рассказы и с интересом исследую антропологию нового времени.


«Граска и народ домов»

Граска так долго шла, что уже и забыла, что именно она ищет. Она просто шла и шла, рассматривая эти огромные здания, эти огромные прямоугольные рыки. Что это рычит? Парк не может рычать. Улица может. Это улица так рычит…  Она хотела бы в лес. Она хотела бы что-то такое лесное – увидеть, такое лесное, что-то такое увидеть… Она ходила и думала: «Лес, где-то может быть лес, будто бы лес, или лес».

 

Так она шла, пока не увидела свет. Он то появлялся, то исчезал, и девочка решила, что это какое-то светящееся насекомое, но как же она удивилась, когда свет подошёл к ней вплотную – так быстро, что это сбило её с ног.

 

– Простите! Простите меня! – раздалось где-то над головой.

 

Она сидела и всё ещё видела перед собой свет, но теперь это был не просто какой-нибудь свет, но свет в виде дома. Его тело напоминало коробку, его глаза были огромными окнами, и сам он был как гигантское здание. Граска всмотрелась и поняла, что это действительно дом.

 

– Здравствуйте! Меня зовут Дом.

– Я Граска.

– Приятно познакомиться. И как вас занесло сюда, это же лес?!

– Я просто гуляла, а дальше увидела этого большого жука…

– Давайте я провожу вас обратно.

– Нет-нет! Я бы хотела немного побыть здесь.

– Тогда я познакомлю вас с остальными.

– А эти остальные, они тоже домá?

– Всё верно. Это тайное лесное поселение домов, которые мечтают о хороших хозяевах.

– Но как они найдут вас в этом лесу?

– В какой-то момент некоторым из людей начинает казаться, что они заблудились. И тогда они начинают искать.

– Вы говорите так странно… Ну что же, пойдёмте посмотрим, где вы живёте.

 

Они шли в темноте – Дом подсвечивал, и Граске было не страшно. Вскоре деревья закончились, и перед ними открылась поляна. На этой поляне какие-то прямоугольные люди двигались у огня, но это были не люди, и это был не огонь. Живые дома стояли с зажжёнными окнами рядом друг с другом. Некоторые вели разговор, кто-то молчал, кто-то чинил свои окна, кто-то тихонько наигрывал на трубе.

 

– Я бы хотел представить вам Граску, – сказал громко Дом.

 

Все они повернули свои головы с крышами, и она почувствовала, как стучит её сердце. Бывало, что она сама рассматривала какие-то дома, но чтобы дома посмотрели на неё, такого, конечно же, не было.

 

– Приветствуем, юная леди. Прошу вас, присядьте и расскажите нам вашу историю, – сказал один из домов.

 

Она уселась на гладкое широкое дерево, напоминающее скамейку. Откуда-то появились подушка и плед, и она сразу же укуталась в этот плед и положила подушку поблизости.

 

– Итак, что же случилось?

– Я просто ходила, хотела увидеть какой-нибудь лес. И вот я в лесу… Но знаете, я так сильно устала…

 

Граска зевнула.

 

– Патернус, помоги нашей гостье с подготовкой ко сну.

 

Дом вышел из тени, и вдруг она увидела, что свет в его окнах потухает, и лес погружается в дрёму. Всё вокруг меняло свои очертания, кажется, она лежала на удобной кровати, и вокруг была комната. Её глаза медленно закрывались, и тут она почувствовала что-то очень особенное… Что это было? Сон… или дом…

 

Когда Граска проснулась, всё было так же, как перед сном. Некое тепло окутывало её, и она не могла угадать, что это значит и почему всё вокруг неизменно.

 

– Что это? – спросила она у дома, который сидел тут, поблизости.

– Это порядок вещей. То, что нам нужно показать вам в первую очередь. Мы любим порядок. Это и есть наше дело – поглощать всякую суету, всякий хаос, любой беспорядок и превращать это в порядок. Вот та работа, которая идёт в нас без конца.

– Ага, я почти поняла… Но только почти. Всё это слишком непросто для маленькой девочки.

– На самом деле, мы очень простые. Каждый из нас мечтает о верных и добрых жильцах, чтобы отдать то тепло, которое он накопил.

– Кажется, я почувствовала его, когда Дом укладывал меня спать. И я почувствовала его сразу после того, как проснулась. Всё это, конечно же, удивляет меня.

– Что же вам кажется удивительным?

– Знаете, я никогда не встречала людей, похожих на вас. То есть… я никогда не встречала домов.

– Многие люди – дома. Но некоторые из них далеки от такого сравнения. Они не знают, что у них внутри выключен свет. Многие люди живут из кого-то другого. Они не знают себя. Они не дóма в себе.

– Но где они?

– Где-то блуждают.

– И я блуждала, и я?

– Я думаю, что у вас всегда горит свет, и вы – это вы.

 

Граска хотела бы уточнить, что он хотел этим сказать, но в этот самый момент пришёл Дом, и она так сильно обрадовалась, что даже вскочила, чтобы обнять его, но это было непросто, ведь у домов нет ни шеи, ни плеч.

 

– Как бы мне обнять вас? – спросила она, немножечко отступив.

– Вы можете выбрать меня.

– Как дом – чтобы жить?

– Именно так.

– Тогда я хотела бы выбрать вас. Я выбираю вас, Дом!

 

Окна у Патернуса загорелись ярчайшим огнём – там были вспышки разнообразных цветов, даже каких-то совсем удивительных. Кажется, эти цвета появились в природе только сейчас.

 

– Я чрезвычайно польщён. Разрешите устроить вам новоселье.

– Да, я хочу новоселье! Я хочу новоселье!

 

Дом подмигнул верхним окном куда-то в сторону, и вдруг один из домов начал быстро меняться, то же случилось с другим, и с ещё одним, и ещё, и дальше, и дальше.

 

Граска услышала тоненький звук, дальше он стал нарастать, и она догадалась, что дома удивительным образом превращались в шарманки, это были большие сияющие шарманки. Всё собиралось в красивую музыку, и это была даже не музыка…

 

– Но что это? Что это?

– Это гармония.

 

Надо сказать, она слышала это слово впервые. Дом тут же почувствовал и поспешил объяснить.

 

– Мы называем это словом «гармония» – когда происходит особая радость, когда дом и хозяин находят друг друга. Мы создаём эту музыку сердцем и потом будем вспоминать её целую жизнь. Мы будем вспоминать этот день, как начало большого и радостного пути.

– Я не знала, что у домов есть такое же сердце, как у людей…

– Наше сердце немного другое. Это сердце, которое слушает и хранит в себе память о жизни хозяина, сердце, которое горит его радостью, сердце, которое не стучит, но выстукивает на ткани времён те традиции и истории, что останутся вечно, и вы сможете передать их потомкам, и ваши потомки также смогут их передать… Желаете ли вы показать нам свой танец?

– Откуда вы знаете, что у меня есть свой собственный танец?

– Теперь мы единое целое и значит, я вижу ваш мир. Прошу вас, войдите в наш круг.

 

Граска вошла в центр шарманочного оркестра. Она танцевала, не чувствуя никакого стеснения. Она танцевала, и всё вокруг танцевало. Деревья кружились, и природа кружилась. Мир был стремительный и живой. Она нашла своё место – она будет жить в этом мире, как в доме, а Дом будет ей помогать.

 

Дом будет ей помогать…

 

Папа дочитал эту строчку и отложил книгу в сторону.  Граска прижалась к его груди, и её глаза горели восторгом. Там, в её глазах, выступал шарманочный оркестр на поляне, она кружилась и танцевала – не так неуклюже, как она делала это всегда: нога куда-то заваливается и даже не получается нормально ходить, но она танцевала как фея, как девочка, как принцесса, она танцевала как нормальная девочка, и это был праздник. Это был праздник.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 1,20 из 5)

Загрузка...