Svetlana Poznyakova

Долго здесь живу. Нравится. Прикольное это занятие.
Некоторое время назад повстречалась с вопросом: что останется после меня? Хороший вопрос. Над таким думать – самое оно.
Задумалась.
Пока думала, пришли сказки. Посмотрели, посоветовались друг с другом, сказали, что я им подхожу.
И вот они приходят, а я для них дорожку к вам прокладываю. А вам дверь к сказкам открываю. Чтобы вместе с ними вам было хорошо. И миру, который вокруг – тоже.
И получается…
«Живет и летает Апрельский ветер. Живет, ясное дело, на краю Земли, а летает, где хочет, и делает, что хочет…
«Жил-был странный человек.
— Что с тобой делать? Вечно у тебя в голове ветер, — сокрушалась мама, когда он был еще маленьким. А сын смотрел на облака и представлял, что вот из этого можно вылепить слона, из этого – летящего дракона, а это даже трогать не надо: точь-в-точь его плюшевый медведь…»
«Жили привидения, а были они в старом Сером Замке. А где еще жить-быть приличным привидениям?»
«Раз в году перед рассветом грохочут каменные сапоги. Каменные шаги тяжко падают на дорожки старого парка и замолкают перед ступенями Собора…»
«В одном городе был дом, о котором ходила худая слава…»
«Жила маленькая Крыска, и была у Крыски большая мечта. Она хотела стать капитаном дальнего плаванья…»
«В городе у самых зеленых гор был большой парк. Однажды, когда март с февралем менялись местами, в парке родился фонаренок…»


Сказки. Сборник «Сказки странствий»

отрывок

Герои сказок — странники. Как и каждый из нас. Странники попадают в новые места и новые обстоятельства. Со странниками приключаются приключения, случаются нежданные и неслучайные встречи. И герои-странники – а вы помните, что каждый из нас странник — открывают что-то важное. Для себя. Про себя. Сами меняются, мир меняют.

И где бы ни встречались нам странники, в Киеве, в Тивате и Которе, в Лиссабоне, на Чукотке и с Сан-Франциско, в Алма0Ате, сказочность становится реальностью. Где-то на белом свете

Эта история случилась, когда до Киева докатился Колобок.

Ага, тот самый, что от дедушки ушел и от бабушки ушел. И от зайца, волка и медведя тоже.

А чего у них сидеть-то? Бабушка с дедушкой только и делали, что стращали и все на свете запрещали. Говорили, чтобы из дома ни ногой. Что в лесу все просто звери какие-то, и колобков там поедом едят. А город и того страшней: если не свалится в открытый люк, не сожрут бродячие собаки, не задавит машина, то непременно свяжется Колобок в том окаянном городе с дурной компанией и покатится по наклонной.

Колобку сначала было страшно-страшно, а потом стало страшно интересно, что там за звери такие? А Луна круглая в окно светит, усмехается, по небу катится, за собой манит. Колобок в окно сиганул да и покатился по лунной дорожке. В лес, зверям навстречу. Между прочим, нормальные ребята оказались. Правда, скучно с ними. Заяц только о капусте и думает: где бы ее найти да срубить побольше. Волк вообще серый какой-то. И чуть что – сразу воет. Колобок нытиков с детства не любил. С Медведем было сначала прикольно: он

Колобку все малинники в лесу показал и на велосипеде ездить научил. А потом пришла зима, и

Медведь завалился спать. Колобок столько спать не может, а в берлоге, конечно, тепло и надежно, но с тоски же засохнешь!..

Капитан

Жила маленькая Крыска, и была у Крыски большая мечта. Она хотела стать капитаном дальнего плаванья. Стоять на капитанском мостике огромного, как многоэтажный дом, лайнера в белой капитанской фуражке с золотым якорем, и чтобы белый воздушный шарф развевался по ветру, и лайнер тоже был белоснежным, только трубы, чур, пусть будут розовыми, как ее носик и пальчики. И хвостик. И она будет зорко смотреть в бескрайнюю даль, держать нос по ветру, вести свой лайнер самым верным и безопасным курсом, и ни одна крыса никогда не захочет с него убежать!

Крыскина замотанная по хозяйству мама не обращала внимания на дочкины мечты. Когда у тебя полсотни детишек, и все с прекрасным аппетитом, не до их мечт, знаете ли. Крыскин папа, может быть, ее бы и выслушал, и даже понял: в молодости он был отчаянным парнем, охочим до  приключений. Но папа уходил на охоту, когда Крыска еще спала, а возвращался, когда она уже спала. И потом, имеет право уважаемый Крыс вечерок-другой скоротать с друзьями? Крыскин старший брат, увидев случайно ее рисунок «Я – капитан», расхохотался обидно, щелкнул ее по носу, крикнул, что девчонок ни в жисть в капитаны не берут, и дразнил ее с тех пор «капитаншей дырявой галоши». Крыска в ответ обзывала его сухопутной крысой и втайне от всех училась плавать. Сначала в мелких лужах. В лужах поглубже. В дождевых канавах. В реке, что текла с гор, через их далекий от моря город. Однажды к ним в подвал, еле переводя дыхание, ввалился взъерошенный сосед с вестью о том, что в городе появился Крысолов.

Праздник до неба

… Путешествие было долгим, устали оба: и змей, и ветер. Недолго думая, ветер ухватил змея за хвост и опустился на самую высокую башню старой крепости, той самой, что испокон веков стоит на самом высоком холме. Воздушный змей перекочевал с башни в маленький каменный дворик, свернулся клубочком на скамье под каштаном и сразу уснул. А ветер сонно прошелся по крепостной стене, остановился у старинной пушки, сурово глядящей поверх красных черепичных крыш. Облокотился о позеленевший, нагретый за день ствол, улыбнулся: так хорош показался ему город, стекающий с холмов к широкой реке. Сама же река втекала в океан вон там, за невероятно длинным мостом. Вроде там еще какая-то башня виднеется. Надо будет завтра как следует разглядеть.

На рассвете ветер оставил змея досыпать, а сам понесся по городу. Вихрем слетел вниз по гладким перилам лесенок, заструился по улочкам…

И мой сурок со мной

… однажды к берегу океана, напротив сопки, где любил сидеть сурок, причалил корабль. Он был ужасно большим, отчаянно пах рыбой, и люди на нем тоже были большие, и сапоги у них были большие, и голоса грубые, как у медведя, который жил в лесу на горе.

Что сделал бы всякий нормальный сурок? Правильно, удрал бы от такой страсти подальше, и детям бы своим запретил к берегу соваться. Но наш дурачок, прячась за камнями и бормоча «я на минуточку, только посмотрю, что там такое…» пополз к опасной громадине. Дурачкам везет. Его никто не заметил, даже когда он вскарабкался на борт и в ужасе и восторге шмыгал по палубе между непонятными железяками, лестницами, сетями. Как только не запутался и не убился! Да что там, он даже не сразу заметил, что корабль отчалил от берега, потому что аккурат в это время пристраивался в камбузе за ларем с картошкой.

На сурчиное счастье рыболовецкий траулер не ушел на много месяцев в море, а через пару дней причалил в Кетчикане, главном рыбном порту Америки. Так сурок оказался на другой стороне океана, на другом краю земли, и назывался этот край Аляска. Мы с вами как-нибудь выберем пару долгих вечеров, устроимся поудобней в креслах у камина, или на одеялах у костра, и это будет самое место и время для рассказа о сурчиных приключениях на Аляске.

Хранители

… Ангел знал, что зло часто бывает сильней. Но на долгой дороге оно проигрывает, уступает. А еще на дороге есть перекрестки. Точки поворота, на которых можно воссоздать даже то, что кажется бесповоротно утраченным. Места изменений. Было бы кому менять. Ангел глянул на небо, взмахнул крыльями, спустился на землю и пошел. Босиком, между несущихся машин, прямо по трассе, кольцом охватывающей Город. Его замечали только маленькие дети, не умеющие говорить, но способные видеть. Улыбались, показывали пальчиками.

Ангел шел по городу.

Махнул крылом, как старому знакомому, нарядному Собору. Вышел из парка. Появился на улице, ведущей к вокзалу. Он помнил времена, когда она так и называлась – Вокзальная.

Сейчас она красивей, да. Ангел шел, раздаривая улыбки. И люди тоже начинали улыбаться, смущенно, радостно. Друг другу. Как много, оказывается, вокруг симпатичных незнакомцев. Ангел шел.

Снежной чистоты перья летели по Городу, попадали в открытые окна, кому-то западали в душу. И даже те, кому было плевать на Город — они и плевали, бросали мусор, — неожиданно для себя начинали видеть красоту, словно по линейке расчерченных улиц. Их строгий порядок рассеивал страх перед хаосом и непонятностью жизни.

Ангел шел.

С каждым отданным пером, с каждой подаренной улыбкой, с каждым шагом становился все призрачней. А люди радовались праздникам, которые они отмечали вместе, как раньше, когда столы выносились во двор и собирались все соседи. Люди собирались – много людей, с каждым разом все больше, — и вместе сажали деревья. Вместе с детьми. Друг с другом.

Ангел шел…

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (64 оценок, среднее: 2,59 из 5)
Загрузка...