Oles Feel

Море невероятно отзывается в ощущениях. Особенно ранней весной с её запахом и вкусом. И это как распахнуть пальто, раскинуть руки и вдыхать до переполнения легких смесь ветра и летящих брызг. И отзываться навстречу этому дару, и кричать от нахлынувшего чувства. А потом ещё и ещё и ничего не думать, просто наслаждаться минутой соединения, долго не кутаясь в тёплое.
Все проективно… Каждый человек интересен, как человек) а легкие и глубокие люди особенно) Такие люди есть рядом со мной. Люди, приносящие в мою жизнь открытость и ветер. Это поддерживает меня и дает возможность любить, дарить, принимать и благодарить. Я занимаюсь любимым делом, тренирую волонтерские команды, работаю с детьми и подростками. Люблю людей, красивое в необычном и несовершенном, притчи и метафоры, настоящее, путешествовать на машине, фотографировать. С 13 лет пишу стихи, песни, короткие зарисовки. И все-таки я начинающий автор, потому что «Одиннадцатая цифра» — это мое первое целостное произведение в прозе. Когда я пишу, внутри меня ветер и море, потому что мысли, слова, предложения накатываются как волны, набирая силу на вдохе и выплескиваясь на выдохе, чередуясь и сменяя друг друга до полного штиля.
Все участникам конкурса удачи, а жюри интересных авторов.

 

Отрывок из рассказа «Одиннадцатая цифра»

1.

Кажется будет дождь. В посеревшей комнате, по углам загустели тени. Воздух стал неимоверно душным, так что захотелось распахнуть одеяло и выбежать за черту дверного проема, спасаясь от надвигающихся стен. Получилось закрыть глаза и вжаться в подушку. Снотворные всегда действовали на нее странно и это особенно. В этот раз переход сопровождался физическим ощущением вязкого и трудного.

Картины, которые обычно приходили потом не отличались разнообразием. Что-то ветреное, одинокое, морское и только птица в той части мысленного экрана, в которой ее не должно было быть, удивляла своим постоянством. Всегда в полете, всегда справа, серая, с повернутой головой и заинтересованными глазами. Так казалось. И сегодня тоже. Море сменилось зеленым лугом и прозрачным голубым, почти нереальным светом. Это было красиво. И еще грустно.

Девушка медленно шла по невысокой траве. Ни запаха, ни ощущений, только птица с ее понимающими взглядом.

“Потому что сон”, — сказал тот, кто всегда объяснял ей происходящее.

“Мой? Или сегодня с кем-то еще?” — в такт говорящему спросила она.

Голос промолчал и она знала почему. Он озвучивал ее мысли, а пока она не решила что будет дальше, ответов не было.

Осознание того, что ей срочно нужен встречный ветер, человек, картинка, пестрящая красным, пришло само, накатившись, как волна в безграничном море травы.

Голос тут же ожил и предупредил: Сейчас!

А вместе с ним налетел и первый порыв, всколыхнув легкое платье и унеся птицу из поля зрения. Это был переход, она чувствовала. Место соединения снов двух людей.

Она давно и навязчиво что-то искала. Специально пробовала разные таблетки, чтобы увеличить глубину сна и время его медленной фазы. И этот очередной поход внутрь себя был осознанным от начала до конца.

Опять налетел порыв ветра, сильный, принесший вкусный запах жженой осенней травы. На уровне глаз замерцала и стала расширяться привычная граница разрыва. Шагнуть было просто, не страшно, ни одно предыдущее соединение пространства и времени не было ни пугающим, ни интересным, какие-то очередные картинки, иногда яркие, иногда застывшие. Но не в этот раз.

Птица! Опять та же самая птица. Это могло говорить только об одном либо девушка не пересекла границу, либо проникновение и объединение было глобальным и она, наконец, нашла то что искала. Общее пространство, диффузию настолько тонкого мира, в который она давно пыталась попасть.

Вы дома, — почему-то сказал голос, хотя она знала ответ. Это было то самое, ее место.

 

 

Его вечер начался странно. Непривычно надолго замолчал телефон. И уже одно это вызывало неясную тревогу. Проверив несколько раз деньги на счете и стабильность приема, он решил, что у него есть повод и время, чтобы немного помедитировать. И, может быть, разобраться с подступившим, как ком, волнением.

Он погружался в себя каждый день, привычка эта давно и крепко была им освоена и привита. Напряженная работа и постоянное заключение на большую часть дня в высокую стеклянную коробку бизнес-центра, требовали расслабления. Сейчас он уже не задумывался, просто уходил на несколько минут и возвращался проясненным и свежим.

Начав с уже знакомых постепенных ощущений тела, он вдруг увидел ее.

Картинка появилась неожиданно, как будто включили свет, одним щелчком соединив его с тем местом, куда он и не собирался попасть. Это было необычно.

Озираясь по сторонам, он почувствовал ветер, запах дыма и заметил птицу.

“Умный взгляд, — подумал мужчина, — странно, что она совсем не машет крыльями, но все равно кажется живой, а не нарисованной”.

Он решил просто идти вперед и наблюдать. Все было на редкость реальным. Волосы шевелились, хотелось одеться, воздух становился пружинящим, когда он делал шаг против ветра, а дым попадал в легкие с каждым вдохом.

“Вы дома”, — услышал он, и поразившись неожиданности голоса, и обстановки, остановился. Но сознание, судорожно пытаясь все объяснить, выдало первую и самую простую версию, что он и правда дома, и что это так бывает в медитации, возможно, он достиг какого-то уровня, новой ступени в своих ежедневных тренировках.

Обычно он чувствовал опасность, но сейчас его охватил живой интерес первоиспытателя, путешественника, завоевателя новых территорий, и он смело шагнул вперед. Смутное ощущение одновременно правильного выбора и родного места, постепенно разливалось на уровне груди.

Где-то вдалеке заискрилось и замерцало, инстинктивно двинувшись навстречу этому неровному свету, он увидел силуэт человека, нет, скорее, девушки. Длинные медные волосы, легкое платье, уверенная походка и ровная спина – все выдавало в ней человека, который знает, где он.

Подойти к ней и все выяснить казалось самой простой и правильной мыслью.

 

3.

«Чертов телефон», — подумал юноша, бросая на кровать аппарат с еще горящим экраном и прорывающимися сквозь тишину длинными гудками.

Она никогда не позволяла себе не брать трубку, даже когда их отношения закончились совсем, она отвечала сразу после нескольких гудков. Была всегда рада его звонку, завершая неизменным: «Пока», — которое вселяло в него надежду на еще один новый этап. Было только что-то в ее голосе, что не позволяло прямо сейчас броситься, приехать к ней на ее маленькую съемную квартиру с цветами и признаниями в глубоких и искренних чувствах и с далеко идущими планами. И уже никогда не расставаться. Он не решался и довольствовался только этими долгими разговорами, пытаясь удержать, хотя бы иллюзию присутствия в ее жизни и хорошего отношения к нему.

Он нервничал. Она явно специально не брала трубку. В голове проносились картинки, которые поднимали в нем глухую пульсирующую боль в районе солнечного сплетения. Она с кем-то. Она где-то. Она пытается его вычеркнуть из своей жизни вот так, не беря трубку. Юноша уже не мог сидеть, резко переходя из одной комнаты в другую, пересаживался и хватал телефон. Решился отправить ей сообщение, чтобы отследить когда она его прочитает, но все слова казались очень язвительными, рваными и грубыми, а он уже давно не имел на это право. Их расставание случилось как раз тогда, когда он в очередной раз позволил себе взорваться. Из-за какой-то мелочи, то ли она вышла раньше из кафе, то ли заказала такси, лишив его возможности сделать это самому и не в той фирме. Пустые поводы, которые резко обозначили накопившееся и прочертили грань, разделившую их отношения на до и после. Он так до сих пор и не смог заполнить эту пустоту. Тогда она разрешила себя проводить и после этого они не виделись. Вернее, он ее видел, он наблюдал, он не мог отпустить, довольствуясь нелепой слежкой. Сопротивлялся, отрицал, умолял, впадал в состояния отчаяния, но так и не смог преодолеть эту пропасть. Со временем он осознал, что единственное, как он может быть рядом с ней, это их телефонные разговоры.

Но сейчас телефон молчал. Чтобы хоть чем-то себя занять он стал собираться.

 

4.

Одно пространство и два человека, идущих навстречу, это само по себе было до нереальности завораживающим и интригующим. Что-то, с одной стороны, неловкое, как будто они были неприглашенными гостями друг друга, а, с другой — тянущее и родное, как от места, в которое ты вернулся много лет спустя.

По-прежнему дул ветер, разнося дым и удерживая налету птицу. По-прежнему сокращалось расстояние между ними.

Он мог уже различить форму ее широких скул и легкий подбородок, вьющиеся локоны и детские колени. Она ступала так осторожно и легко, как будто вела свой особенный разговор с землей и травой.

Этот приближающийся мужчина был для нее как новая и вожделенная земля, одновременно твердая и устойчивая, манящая, опасная и неизведанная. Он был ее Терра Инкогнита, то что она открывала в себе отражалось и в нем. Она была осторожной и он замедлил шаг, она наклонила голову и он сделал то же самое. Она одновременно изучала себя и его, наблюдая как в зеркале меняющиеся движения и эмоции. Нет это была не игра света — это было движение ее души, угадываемое и желанное, совпадающее с ее внутренним ощущением свободы.

Их разделяло всего несколько шагов, когда она остановилась, все еще сверяясь с ощущениями и внимательно разглядывая этого мужчину. Нужно было только протянуть руку и дотронуться до его тонких пальцев.

И вдруг она испугалась.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (11 оценок, среднее: 2,00 из 5)
Загрузка...