Diana Abisheva

Меня зовут Диана. Я живу в Алматы. Закончила аспирантуру по специальности «философия». Имею ученую степень кандидата философских наук. Моя поэзия – способ выразить себя с помощью слова, раскрыть свой внутренний мир. Мой главный критик и благодарный слушатель — сын. В представленный сборник «Зачарованная нимфа» вошли 20 стихотворений о жизни и любви, написанные мной в разные годы. Это лишь малая часть творчества. Одними из главных моих увлечений являются мода, стиль. Чтобы познать все тайны индустрии моды я получила дополнительную специальность – стилист, имидж – консультант. Люблю литературу, путешествия, музыку, кино.

My name is Diana. I live in Almaty.
Graduated from the postgraduate course in the specialty «philosophy». I have a scientific degree of Candidate of Philosophy.
My poetry is a way to express myself with the help of a word, to reveal my inner world. My main critic and grateful listener is my son.
In the presented collection «Enchanted Nymph» included 20 poems about life and love, written by me in different years. This is only a small part of creativity.
One of my main hobbies is fashion, style. To get to know all the secrets of the fashion industry, I got an additional specialty — a stylist, an image consultant.
I love literature, travel, music, movie.

 

Отрывок из произведения «Зачарованная нимфа»

Моя Мама

 

Одной я верю мудрой сказке,

Пора придать её огласке.

Любой младенец до рожденья

Находится на попеченьи

У Бога, что оберегает Землю,

Хвала, друзья, его терпенью.

Вверх поднимают малыша

За спинкой два златых крыла,

Над головою нимб прекрасный

И рубашонка из атласа.

Его все мысли и движенья

Подчинены души стремленью –

Среди бесчисленных красавиц,

Что на Земле живут, стараясь,

Он должен выбрать без ошибки

По голосу и по улыбке,

По взмаху рук и глаз движенью,

По вздоху и души томленью

Земную деву – чаровницу,

Чтоб в её лоне зародиться,

Ведь для него родная Мама

Подобна солнечному Храму.

Такой простой у сказки смысл,

Надеюсь, Вам понятна мысль?

Пока же не случилась встреча,

Святой малыш, взяв в руки свечи,

По небу днём и ночью парит,

Земля его безумно манит.

Однажды в знойный летний день,

Когда листва дарила тень,

Сидел на тучке ангелок –

Небесный озорной стрелок.

С кудрявой, нежною головкой,

С чудесной, милою походкой,

С крылами чудными на спинке,

Он был проворен как пружинка.

Но если приглядеться слишком,

Тот ангелок был не мальчишкой,

А шустрой, резвою девчушкой

С серьгой забавной в правом ушке.

Она сидела, ножки свесив,

И напевала звонко песню.

Слегка казалась беззаботной

Игруньей и шалуньей ловкой.

Уж десять дней, а срок немалый,

Ждала девчушка свою Маму.

Она играла с тёплым ветром,

Что был ей другом неприметным.

Луна и Солнце – два светила –

Болтали с нею очень мило,

И дождь ей капал на ресницы,

Но нипочём всё озорнице.

Так много женских лиц встречала,

А новый день – и всё сначала:

Не те глаза, не та походка,

И снова ложная находка.

Вдруг ангел – девочка застыла,

Словно неведомая сила

Её заставила замолкнуть,

Притихнуть и немного вздрогнуть.

Девчушка проследила взглядом

За девой в шёлковом наряде.

Была та дева грациозна,

Свежа как утренняя роза.

Глаза подобны двум сапфирам,

Уста как сладкие зефиры.

Стройна, тонка, звонка как лира,

Сравнится ль кто с ней в этом мире?

Взмахнула крыльями девчушка

И дёрнула себя за ушко:

«Вот и нашла я свою Маму,

Свою любовь, свою отраду.

Хочу одну небес награду –

Похожей быть на свою Маму».

И полилась по небу песня,

Кто автор песни – нам известно:

«Моя Мама звонка как струна,

Моя Мама быстра как стрела,

Моя Мама светла как Луна,

Моя Мама сладка как халва.

Моя Мама прекрасна как лань,

Моя Мама тонка как вуаль,

Моя Мама хрупка как хрусталь,

Моя Мама свежа словно рань».

Вот так тебя нашла я, Мама,

Мне поискать пришлось немало.

Ведь ты была той юной девой,

Прекрасной как подснежник первый.

А я – крылатая девчонка,

Что о тебе так пела звонко.

Ах, Мама, ты ведь поняла,

Как долго я тебя ждала.

 

 

Зачарованная нимфа

 

На голубом столе в гостиной

В ажурном тонком хрустале

Стоял букет из белых лилий,

Что подарил любимый мне.

 

Как зачарованная нимфа

Порхала я вокруг цветка.

Букет казался очень милым,

Такой красы не знала я.

 

Любимый тихо наклонился

И прошептал на ушко мне:

«Ты стала моей жизни смыслом,

Весь мир готов отдать тебе.

 

Ты так прекрасна, моя птичка,

Ты так красива и нежна.

Любой цветок могу я лично

Найти с любовью для тебя.

 

Но мне поверь, не стоит листик

Твоих агатовых очей.

Достойна ты Рембрандта кисти

При блеске масляных свечей.

 

Ты превзошла своей красою

Всех юных дев и томных дам.

Они чудесны лишь весною,

А ты, любимая, всегда

 

 

 Люблю сирень

 

Люблю сирень, что гроздьями свисает

С окутанных прохладою кустов.

Такое чудо распускается лишь в мае –

Копна сиреневых и белых лепестков.

 

А майский дождь – совсем иная песня –

Любовная мелодия в ночи.

Ах, этот дождь поистине прелестен,

Ты до рассвета, чудный мой, стучи.

 

Пройдусь по озорной и шелковистой,

Весенней майской ласковой траве.

И подарю себе я одуванчиков лучистых,

Напомнят пусть мне о моей весне

 

 

Нужные слова

 

Она в раздумьях подошла к окну,

Взглянула на безмолвную далёкую луну,

Поправила рукой волнистый тёмный локон,

Ей улыбнулась ночь огнями сотен ярких окон.

Она стояла в тёмной комнате одна,

Мила, свежа, легка и молчалива как всегда. 

Побыть наедине с собой в тиши – не блажь,

О, как она была прекрасна в этот поздний час.

Ей так хотелось разговора с Богом тет-а-тет,

Прекрасен будет их в ночи таинственный дуэт.

Она желала обратиться с просьбою к нему,

Прильнула к хрупкому, холодному стеклу.

 И прошептали губы тихо нужные слова,

И покатилась по щеке её хрустальная слеза.

Но матери простительна такая, к слову, слабость,

Ведь у неё слеза не соль, а слёзка – радость.

«Мой Бог, услышь меня, пожалуйста, прошу,

Даруй здоровье и удачу малышу.

И защити от зла, обид и бед

Мою кровинку на сто следующих лет.

Я умоляю, умоляю, Боже мой,

Возьми под строгий и железный свой контроль

Моё родное и любимое дитя,

Души не чаю в ласковом сыночке я.

О, Боже, пусть мой малышок идёт

По жизни твёрдыми шагами лишь вперёд.

За кроху я тебя сто крат благодарю,

Не объяснить, как сильно малыша люблю».

Она не сомневалась – Бог был рядом с ней,

Что может быть молитвы матери сильней?

Поправила рукой волнистый тёмный локон,

Ей улыбнулась ночь огнями сотен ярких

       

Дивный сон

 

Мой дивный сон – видение пропал,

А за окном уже бледнеет утро.

 Конец ночным заоблачным мечтам,

А я во сне своём осталась будто.

 

Склонила голову на тёплое плечо,

А мысли словно в призрачном капкане.

Мой вздох печали слышал лишь сверчок,

Что пребывает в сладостной нирване.

 

Он музыкой своей прекрасной упоён,

Слагает песню солнечного лета.

И нипочём ему мой сон на миллион,

Что я посеяла в потёмках ночи где-то.

 

Я ничего не помню в этом сне,

Быть может, и не снился мне он ночью?

Но кто оставил чувства тёплые во мне

И разорвал мои печали в клочья?  

 

Лето

 

Я слышу лета лёгкое шептанье

И песню ветра в ласковой тиши.

Картинки счастья выдаёт сознанье,

И слух ласкают звуки Ностальжи.

 

Пленяюсь виноградной спелой кистью,

Что покоряет правильностью форм.

Любовь нежданная заполонила мысли

Июньским жарким знойным днём.

 

Сплету из ярких цветиков янтарных

Венец чудесный дивной красоты.

Я лету знойному навеки благодарна,

В мой дом с любовью постучался ты.

  

Поэма о любви

 

Который день по лужам барабанит дождь,

И невдомёк ему, что лето наступило.

Укрылся в зарослях индейский мудрый вождь,

Пришёл спасать свою вторую половину.

И краснокожая принцесса ждёт вождя,

Томится от тоски в чужом вигваме.

На сто замков она врагами заперта,

Но льётся песнь её за толстыми стенами.

«Разлука гложет душу мне,

Терзает сердце в темноте.

Осталась, милый, я одна

В чужом вигваме без тебя.

Мне год, что день,

А день, что тень.

Мне жизнь, что плен,

А плен, что тлен.

Луна сменила Солнце в небе,

Волна и дрожь возникли в теле.

Нам ночь дарила счастья ложе,

Подмигивали звёзды тоже.

Мне год, что день,

А день, что тень.

Мне жизнь, что плен,

А плен, что тлен.

Не буду счастлива теперь

При блеске я ночных свечей,

Мой вождь любимый, где же ты,

Мужчина из моей мечты?» 

А пленница прекрасна как звезда,

Роскошна и черна её волос тугая грива.

И блещут красотой раскосые глаза,

Уста как сладкие и спелые две сливы.

Услышал вождь своей любимой голосок,

И заиграла кровь в индейских жилах.

Могучим был его стремительный прыжок

Навстречу радостной своей любови милой.

Он с львиной силою разрушил сто замков

И раскидал без устали все вражеские стрелы.

Свою любимую избавил от оков,

Его движенья были так дерзки и смелы.

«Моя любимая принцесса, за тобою я пришёл,

Не испугался ни гремучих змей, ни диких пчёл,

И верю всем словам божественным твоим,

Да будем счастливы с тобою мы, аминь».

 

 

Звери Дианы

 

У зеркала стою немого

С улыбкой лёгкой на губах,

Румянец на лице лиловый,

Платок цветастый на плечах.

О, зеркало, скажи мне правду,

Лишь только то, о чём прошу,

Что станет для меня наградой,

Что знать поистине хочу.

Какой бесстрашный зверь иль птица

Напоминают мне себя?

Быть может, я шальная львица

Иль подколодная змея?

Пожалуй, я тигрица в схватке,

Отважна, дерзка и хитра.

Не ускользнёт от мёртвой хватки

Добыча глупая моя.

Как у пантеры кожа гладка

И ногти острые как сталь.

Мурлычу я порой так сладко

И грациозна словно лань.

А временами мне чудится,

Что я коварная змея.

Остра как лаковая спица,

Блестит на солнце чешуя.

Могу я быть отважной львицей

С мохнатой гривой и хвостом.

Прекрасна у зверей царица:

И статью вышла и лицом.

Как много масок я надела,

Но не пришлась мне ни одна.

Да что там львица, как посмела

Явиться в мыслях та змея?

Нет, я не хитрая тигрица,

Не лань пугливая в лесу.

И не пантера, что искрится

Чернильной кожей на свету.

Остаться я хочу собою,

И, да простит меня зверьё,

Не увлеклась смешной игрою,

Хвосты и лапы – не моё.                                                                                                                         

 

                                                                                                                

    Тайное признанье

 

Хочу я сделать тайное признанье:

У ранней осени своё очарованье.

И вот уж позабыла я сюжеты лета,

А было ли оно? Пожалуй, было где-то…

 

Заворожила осень яркой акварелью,

 Наградой стало мне святое вдохновенье.

И вот уж позабыла я сюжеты лета,

А было ли оно? Пожалуй, было где-то…

 

Листва зажгла багровые пожары,

Но потушил мой дождь осенние запалы.

И вот уж позабыла я сюжеты лета,

А было ли оно? Пожалуй, было где-то…

 

Беспечная я утонула в серой луже,

И голос мой внезапно стал простужен.

И вот уж позабыла я сюжеты лета,

А было ли оно? Пожалуй, было где-то…

 

Шатёр

 

Здравствуй, мой лёгкий прекрасный шатёр,

Раскинулся ты, что персидский ковёр.

Тобой, милый друг, я бывала горда,

Любила, ласкала, холила тебя.

 

Здравствуй, мой сказочный скромный дворец,

Пленился б тобою и царь, и купец.

Сверкал ты простой красотою внутри,

Лишь с неба мигали мне звёзд янтари.

 

Здравствуй, мой знойный горячий очаг,

Огонь твой был виден и в солнца лучах.

Меня обогрел своим жарким теплом,

И взор ты ласкал, что пуховым пером.

 

Здравствуй, мой древний божественный храм,

Тебя никогда, милый друг, не предам.

Вечному Богу Любви и Добра

В стенах твоих добрых осталась верна.

 

Здравствуй, мой райский ухоженный сад,

Цветов ароматом ты буйно объят.

Розы, ромашки свисали со стен,

С радостью я приняла этот плен.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (574 оценок, среднее: 4,03 из 5)

Загрузка...