Дярья Решетникова

Если вкратце, то писать стихи я начала в детстве; что-то вменяемое стало получаться в школьные годы. Участвовала в конкурсах, фестивалях и прочих литературных мероприятиях. Издала 4 книги (на русском языке), 3 из которых — это поэтические сборники, а четвёртая — прозаический дебют, и она представлена в качестве конкурсной работы. С 2011 года состою в Союзе Российских Писателей. Работаю дизайнером сайтов, интерфейсов, мобильных приложений. Время от времени что-нибудь иллюстрирую в порядке развлечения.

In short, I started writing poetry as a child; something sane began to work out in the school years. I participated in contests, festivals and other literary events. Published 4 books (in Russian), 3 of which are poetic collections, and the fourth is a prosaic debut, and it is presented as a competitive work. Since 2011 I have been a member of the Union of Russian Writers. I work as a designer of sites, interfaces, mobile applications. From time to time, I illustrate something in the order of entertainment.


Повесть «Present Invisible»

отрывок

«Я проснулась в сумерках, не понимая,  сегодня это или уже завтра. Я проснулась и почувствовала жуткий холод: забыла закрыть окно. Но сил вставать не было. Мне казалось, меня заметает снегом посреди белого поля, белого поля сладкой ваты, ледяной сладкой ваты, стеклянной крошки, микроскопических осколков… Я вспомнила свой детский кошмарный сон – как мы всей семьёй завтракаем, а по коридору ползёт ртуть, и мы залезаем на табуретки, чтобы она не затопила нас. Мама рассказывала мне, что ртуть ядовитая – видимо, это обстоятельство настолько меня впечатлило, что продолжало пугать и во сне.

 

И этой ночью, в полувменяемом состоянии, я кожей чувствовала, что она настигла меня; под моим озябшим и затёкшим телом – запотевшее зеркало, переливающаяся серебряная масса, хрустящая корка льда, сквозь которую просвечивает моё мутное, неузнаваемое отражение – одно блёклое пятно, свежемороженая Офелия, выброшенная не на берег, а сразу на прилавок со склизкой рыбой в бурых подтёках. Я ещё не сплю, но уже где-то на грани сна – и вижу, как моё размытое отражение отклеивается от поверхности льда и медленно уходит на глубину. И тонет в рыхлой темноте, озаряемой слабыми вспышками, как в толстом скруглённом окне ночного поезда. Я чуть шевелю плечом – и лёд хрустит. «Тебя могло запечатать…» Мне снова одиннадцать. И вот я впервые встаю на коньки, это коньки Бакса, вся дворовая шпана сглатывала слюну и смущённо прикрывала свои ноги в фигурных коньках – такие стоили дешевле. Я осторожно плыву по периметру катка, недалеко от бортов, потом начинаю разгоняться – и улыбаюсь от того, как ловко получается держать равновесие. И чья-то клюшка внезапно цепляет меня за полозья – он это специально сделал, я слышала, как они смеялись… и я падаю на лёд. И рассыпаюсь натысячу фарфоровых балерин в зеркальной корке, исполосованной лезвиями многочисленных коньков. Совершенная тишина и плавное движение руки, как в калейдоскопе, повторяется тысячу раз. «Demiplie, grandplie» — откуда-то из глубокого чужого детства с пуантами и большими окнами в осень.

 

Облачко дыхания над ртутным зеркалом – и я вспоминаю, как совсем маленькими мы с Баксом и Аароном, затаив дыхание, смотрели клип с замёрзшим лесом, где вокруг пушистого дерева скользили на коньках фигуристы, а по заиндевевшим веткам ползали какие-то мифологизированные персонажи. Шуршащий звук полозьев, шелест совсем не зимних крон над головой – и крупным планом на мои пальцы приземляются снежинки, но не тают, потому что это лепестки…

 

Я слегка шевелю пальцами и почти просыпаюсь в своей квартире – и запах снега на миг превращается в запах моющего средства: пол ещё не высох – а я уже облетела вокруг жизни, переплыла временной океан. Мыльный лунный отсвет размазался по полу неравномерным слоем и снова стал коростой мутного льда. Подростками, весной мы ходили к разлившейся реке. Глина оседала, мусор прибивало к рваному чавкающему берегу, но можно было пройти по сваленным стволам деревьев – и там, чуть дальше, мелкие рыбки плавали среди полыни. Мы сидели на брёвнах, курили, слушали любимые песни на разболтанном кассетнике. И было по-майски свежо, и вся жизнь была впереди, и всё вокруг дышало свободой.

 

Мама, на полу ртуть – надо залезть на табуретки. Мне снова четыре, и я до ужаса напугана ползущей серебристой массой. Напугана и заворожена, потому что меня хочет поглотить жидкое зеркало. Оно ползёт и издевательски корёжит моё отражение… и я боюсь себя.

 

Я сжалась в клубок, насколько позволяла далеко не гимнастическая гибкость, и снова заснула, уже до утра. И утро настало. Я знала, что оно настанет, но когда поняла, что это произошло, ещё долго старалась уснуть обратно. Как будто это могло откинуть меня в прошлый день. Однажды мне не хотелось идти в школу, и я изобразила недомогание. Мама вручила мне градусник и убежала в комнату Бакса, одевать его в детский сад. Арон ещё чистил зубы, а я была одна на кухне. Я решила нагреть градусник, но не придумала ничего лучше, чем сделать это зажжённой спичкой. Через две секунды резервуар лопнул, и металлические шарики ртути рассыпались по полу. Я стояла, изо всех сил стараясь обратить время, но ничего не вышло.

 

Лёжа на диване в позе эмбриона, под воображаемым снегом и в воспоминаниях о ртути, я не могла заставить себя пошевелиться; моё тело было неподъёмным. Глаза опухли после вчерашней истерики, спину ломило. А вокруг нависала прибранная до мельчайших деталей квартира. Вымытая и пахнущая морозной свежестью, и уже не расслаивающаяся на десятки незнакомых мне мест.

 

Так я родилась в этот холодный стерильный мир».

 

«Present invisible» – это импрессионистский витраж, комната кривых зеркал, образный лабиринт, вербальный карточный домик… но ни в коем случае – не мемуары, не назидательно-философский трактат. Это – книга о невидимых связях между явлениями, капиллярной сетке, которая пронизывает мир.

 

Текст есть кристалл, который нужно либо рассматривать под микроскопом, либо ловить мимолётные блики солнца, преломляющиеся в гранях; и в том, и в другом случае восприятие будет верным.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (14 оценок, среднее: 1,57 из 5)
Загрузка...