Эйнджэл М.Д.

Учусь любить жизнь во всех её проявлениях… Как-то раз во сне мне шепнули – пиши, вот и накропала кое-что стоящее… Всё детство я провела с книгами, потом как-то забылось. Позже где-то был проблеск писательства, но, за длинной дорогой поиска себя, я отклонилась от букв, слова, языковых форм, звуков – всего того, что наполняет жизнь и разрушает пустоту… Любое произведение обладает некой своей едва уловимой мелодией и, мне кажется, что для того, чтобы проникнуться написанным – нужно присутствовать при первых строчках его рождения. Поэтому на зрительский суд я представляю отрывок начала из начал… Приятного ознакомления!


«Автостопом по Европам: Одиночество в пути»

I

*Comple promissum *Выполняй обещанное…

Не сказать, чтобы я жаждала этой поездки, но что-то во мне шевелилось в этом направлении, хоть и мысли об отсутствии достаточного количества денежных средств меня приводили в сомнение. Шутка ли, провести три месяца за границей, не имея за щекой хотя бы каких-либо запасов, сказал бы среднестатистический хомяк, ложась спать на свои пухлые пушистые щёки…

«Ты, старая калоша, поедешь со мной в эту поездку и точка»,- сказала сестра. Нет, не та сестра, что служит в церковной, монастырской или больничной обители. Та бы всё-таки, как мне представляется, выразилась бы помягче. Ну скажем, вот так:

«Дитя моё, я знаю всю ситуацию, но страх делает тебя пленницей. И потом, мой инстинкт подсказывает, что тебе хочется что-то изменить в своей жизни. А скромный опыт общения с действительностью доказывает, что лучше сделать и раскаяться, чем не сделать и сожалеть. Аминь, вместо точки, как знак равенства первого послания…». Ну как тут можно отказаться, ведь сестра же как-никак…

Итак, остаётся где-то полгода до вдохновившей меня поездки автостопом с родной сестрой по разным странам — большей частью европейским…

Попытка заработать миллион долларов или хотя бы, урезав аппетиты, рублей, номер 1

Не теряю надежду, что я на что-то еще могу сгодиться, кроме преподавания иностранных языков ученикам, на отсутствие которых я как нельзя кстати обратила внимание…

Тут я задумалась, чем бы таким интересным заняться, да еще и прибыльным. Думала, думала и вдруг…осенило…официантка! Я всегда хотела попробовать себя в роли общественного служителя тарелок и стаканов. Узнать, так сказать, психологическую сторону этой довольно незаурядной профессии. Ага, а на известной российской службе по поиску работы как раз вакансий официанток «пруд пруди», выбирай любую. Но, не всё так просто, у «золотой рыбки» есть и свои запросы. А именно, мне хотелось — рядом с домом, чтобы не тратить впустую время на дорогу туда и обратно…

И вот оно, объявление мечты, где требуется официантка практически через дорогу от моего дома. Идеальный вариант, нет слов…

На отправленное резюме мне пришло сообщение с просьбой перезвонить по указанному номеру телефона, чтобы договориться о встрече. И вуаля, я сижу в назначенное время в кафе, рассматривая своих коллег, в ожидании босса. Что-то меня наталкивало на мысль, что мне нужно будет доставать откуда-то «белый верх» и «черный низ», как у нас любят выражаться ценители русского чёрно-белого языка, как будто в природе других вариантов цветовой гаммы не существует…

Зрелая леди-босс, получив ответ, что мне нужна финансовая стабильность, на вопрос, зачем мне эта работа, с легкостью пригласила меня на бесплатные три дня работы по пять часов в день вместо двенадцати. Между прочим, довольно гуманно. Хочу сразу отметить, что в нашей стране бесплатный труд – основа финансовой пирамиды и стабильности. Как-то скрипим, скрипим, а скрип, кроме нас самих, никто и не слышит, ведь частенько наша самодостаточность топится в боязни противодействовать обстоятельствам, которые кто-то прописал под громким именем «общество»…

Вместе с тем мне предстояло где-то найти какую-нибудь белую рубашку и чёрные брюки, ибо позволить себе тратиться на все это – непростительная роскошь в условиях бесплатного трехдневного труда….

Поскольку в моём гардеробе ничего подходящего не нашлось, то пришлось обратиться за помощью к Ванессе, с которой вы, сами того не ведая, познакомились уже с первой кавычки моего рассказа…

Я знала, что родная сестра выручит в любой ситуации, несмотря на отличия в фигуре: она высокая стройная шатенка, а я пониже, нечто среднее между блондинкой и шатенкой…

Мне нашлись и брюки, и рубашка. Брюки, конечно же, широковаты и длинноваты, а рубашка просто странновата, но в моём случае дарёному, как говорится…

Первый день начала конца. Эх, Шпенглер залёг всё-таки где-то в память со своим трудом «Закат Европы»…

И вот я: в брюках длиннее меня; и рубашке шире меня раза эдак в полтора, радостно улыбаясь солнышку, перехожу дорогу к новому «ремеслу». Начало в одиннадцать утра, а я уже на месте. Вот удача — жить в двух минутах ходьбы от места работы, хоть какой-то плюс, перебивающий бесплатные минусы…

Входя через главную дверь, я еще не чувствовала, что для нас, работников, есть избранное и бережно удалённое в подворотню «входное отверстие». Чувство отчетливо дало о себе знать, когда я оказалась в каморке под видом раздевалки, познакомилась с помещением без окон под личиной кухни, поняла, что нормального часового перерыва на обед не предусмотрено, а уж посидеть отдохнуть, равно как и сходить в дамскую комнату, будет крайне затруднительно. Не работа, а мечта… Однако ж надо выходить за барную стойку, а то расписала тут Вам все прелести официантской жизни, а сама еще ничего и не опробовала…

По дороге к заветной стойке мне сказали, то есть почти приказали — пойти погладить выстиранные скатерти и какие-то там на-пер-оны. Что, что?..

Позже недопонимание устранилось путём визуального осмотра жертв предстоящего теплового «удара». Это оказались тканевые мини-салфетки, которые используют для сервировки стола поверх основной скатерти. А поскольку русского названия под рукой не обнаружилось, то решено было оставить заморское, — так быстрее и хлопот меньше…

Для глажки использовался тот же самый чулан, в котором мне уже довелось усладиться одной вешалкой на всех. Поразительно, но в помещении два метра на два метра нашлась и гладильная доска! Д-а-а-а, идя в ресторанную службу, никак не ожидала, что буду заниматься своим «любимым» делом всей жизни…

Ну что ж, поколдовать нужно было, как показывает мне сослуживец, всего-то-навсего над несколькими скатертями и двумя десятками, как же их там, ах да, наперонов…

Беру с «чистого» пола утюг, включаю его в розетку и получаю, нет, не удар током, а всего лишь безобидную бутылочку-прыскалку с водой для закрепления эффекта глажки — от «товарища» по чулану. Какая предусмотрительная забота со стороны коллеги, а ведь создатели утюга с работающим отпаривателем — я проверила,- даже и представить не могли, что этот самый отпариватель можно и не заметить…

Меня не отпускала мысль, что вот я, человек с улицы, стою в городском кафе и глажу бельё, пускай не нижнее, но то, что должно служить каждому пришедшему гостю залогом чистоты и здоровья. Впрочем, хотя бы чистоты, так как, судя по синтетическому ароматному запаху ткани, о здоровье подумали в «первую» очередь…

Сложности возникли только со скатертями, которые в силу намеса разных нитей отказывались выпрямляться…

И раз, взмахом руки я решаю покончить с этим долгоиграющим безобразием, сложив неподдающуюся тепловой обработке скатерть вдвое и, честно прогладив её ещё раз в несколько заходов, закончить начатое. С виду, если не приглядываться, приемлемо…

Посмотрев на часы, я понимаю, что на всё про всё ушло полтора часа из положенных пяти. Собираю своё наглаженное «произведение искусства» и, вернув утюг полу, покидаю «насиженное» место…

Выхожу почти к барной стойке, но на этот раз, чтобы к ней попасть, нужно ещё разложить тряпки, томящиеся в руках. По указанию не гладивших сегодня «соплеменников», спускаюсь во второй зал, где в первый шкафчик справа складываю свои труды…

Наконец-то попадаю за барную стойку, за которой ничего, ввиду майских праздников, не происходит, поскольку клиентура моего кафе – это, в основном, рабочие из близлежащих офисов…

Из коллег в этот день у меня была девушка и молодой человек. Девушка уже больше двух лет работала в этом месте и была за главную. Но вот незадача, она совершенно не знала, что же мне такого дать поделать, кроме как смотреть, как она на кассовом аппарате вбивает позиции чеков редких гостей …

Только теперь до моего слуха дошел звон посуды. Оглядевшись, я сообразила, что из бара, две качающиеся при входе и выходе полу-двери, как в ковбойских фильмах, вели на главную кухню, где можно было получить рабочую еду и пойти на заправскую кухню покушать. Но, так как на тот момент я соблюдала диету, а то, что предлагалось сегодня, выходило за её рамки, то увы, лишив себя такой съестной привилегии, я почти потеряла надежду на хоть какой-то перерыв, потому как жевать одно взятое с собой яблоко или банан – я могу пусть даже час, а вот предположить, что в обеденное время меня не отпустят домой покушать, где мысленно я уже представляла, как буду наслаждаться своими законными минутами отдыха – этого я никак не могла взять в толк. И откуда такие несуразности, сопоставимые разве что с концлагерем щадящего режима…

На этой же главной кухне происходило превращение грязной посуды в чистую, которую, за неимением бо́льших хлопот, я и разносила по разным местам. Ставлю ложки, ножи и вилки — в металлические корзины, чашки — на поднос, сверху над барной стойкой, ну и тарелки стопочкой где-то рядом. Лепота!…

Как гурман запаха кофе, я была крайне заинтригована серьёзностью кофемашины профессионального образца, — один только её внушительный размер, придуманный всего лишь для малипусенькой кофейной чашечки, вызывал уважение к «шумной» фантазии её создателя. Что ж, посмотрим. Ловкость коллег в заваривании капучино и экспрессо пока вселяла надежду. По крайней мере, я просто начала с того, что попыталась запомнить последовательность операций как то́: открутить колпачок, куда засыпают кофе, вычистить его от старого кофе, мерной ложкой засыпать новый кофе, закрутить этот же колпачок обратно, выбрать кофейную чашку нужного размера и нажать нелишнюю, как показала практика, кнопку. Ха, всего-то, но не тут-то было. Этот самый колпачок, снявшись, никак не хотел возвращаться обратно, что, естественным образом, удлиняло процесс приготовления кофе в разы, а если учесть, что я взяла чашку для экспрессо под капучино и нажала кнопку двойной порции, то моей техникой приготовления кофе можно было гордиться…

Невзирая на технические промахи, тренировочный «напиток бодрости» освоен, а дальше: проверить бумажные салфетки на столах, посмотреть все ли приборы на них на месте и всё. Первая смена покорена. Оставалось ещё две до сокровенной мечты…

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (14 оценок, среднее: 1,64 из 5)

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *