Татьяна Краснова — Марина

Татьяна КРАСНОВА

 


Родилась на Волге, в городе Тольятти, живет в Подмосковье. Окончила Литературный институт. Работала в газетах, журналах и книжных издательствах. Член Союза журналистов России. Несколько раз получала премии на литературных конкурсах, одну из них решила вложить в свое образование и еще раз поучилась – в Финансовой академии.
Автор цикла романов «Знакомые лица», который представляет галерею портретов наших современниц. Это истории молодых женщин и совсем юных девушек, и каждый роман назван по имени главной героини. Действие протекает в вымышленном городе и реальном времени — с середины нулевых годов до наших дней. Знакомые лица переходят из одной книги в другую, второстепенные и главные герои меняются местами. Они живут параллельно с нами, и течение времени приносит им новые события. Проект длится более 10 лет и имеет принципиально открытый финал.
Издано 16 книг, в последние годы: в издательстве «Центрполиграф» – «Девушка с букетом» и «Конкурс песочных фигур» (2013); «Издательские решения» – пять романов и мини-романов, серия «Знакомые лица» (2016).
Участник международного конкурса Берлинской библиотеки современной литературы «Лучшая книга года 2013» (золотая медаль в номинации детской и юношеской литературы).

Tatiana Krasnova was born on the Volga, in Тоgliatti, lives in the Moscow region. She worked in newspapers, magazines and book publishing houses. She is a member of the Russian Union of Writers, a graduate of Maxim Gorky Literature Institute and an award winner of several writing competitions. Moreover, she invested one of her prizes in further education, this time at State Finance Academy. Tatiana Krasnova is also known as the author of the Familiar Faces series of novels, which which represents a gallery of portraits of our contemporaries. These are stories of young women and very young girls, and each novel is named for the main character. The story is set in the imaginary town and in real time, from the mid noughts till nowadays. “Familiar Faces” continue to show up in future books while minor and major characters tend to switch roles. They are our contemporaries and modern times fill their lives with new events. The project has existed over 10 years and it is supposed to have an open ending because the author expresses a deep interest in the future fate of her characters. In recent years, 16 books have been published. The latest ones are A Girl with a Bouquet and The Sandsculpting Competition (2013) published by Centrepolygraph Publishing House; Izdatelskiye resheniya — five novels and mini-novels, a series of Familiar faces (2016). 2013 Gold Medal Winner of the “Book of the Year” International Competition held by Berlin Library of Modern Literature (Nominations for Children’s and Young Adult Literature).

 

Татьяна Краснова, роман «Марина»

 

Синопсис

 

 

Золотой кораблик-флюгер и цветные витражи — из-за них этот дом называют Странным Домом. Однако в нем всегда уютно и весело, и его любят не только обитатели, но и их друзья. А Марина не представляет себя без своей компании — они подружились еще в первом классе. И вот появляется новый знакомый – или это первая любовь? Не сразу она различает среди множества увлечений то, которое станет делом её жизни, а среди нескольких приятелей — того единственного, без кого эта жизнь становится пустой и бесцветной. И они идут навстречу друг другу — даже когда кажется, что разбегаются в разные стороны. Книга о взрослении дружбы и взрослении любви. Книга-квест, где герои сами выбирают задачи, которые всё больше усложняются.

 

 

отрывок

 

К полудню солнце светило уверенно, по-летнему. Золотой кораблик на крыше сверкал, разноцветное круглое окошко искрилось. А внутри Странный Дом был тихим и сонным. То есть это Павлик спал, а Пал Палыч уже проснулся, судя по умопомрачительному аромату кофе. Причем Маринин отец был как всегда при параде: крутой пиджак, стилизованный под спортивную куртку, безупречная прическа, пышные пшеничные усы.

Пал Палыч выглянул из-за развернутых «Белогорских вестей» с приветствием:

– О, Николай Берестов прибыл! Вон яблоки на подоконнике – угощайся, пока там Дора с пирогом…

– Спасибо, меня от них тошнит, – честно отвечал Ник, располагаясь на полу рядом с Рольдом. – У нас тоже везде эти яблоки. А вы меня так пафосно называете, как будто я пароход.

– А ты хоть знаешь, что правда был корабль «Академик Николай Берестов»? В честь твоего деда.

– Да, мама говорила. Прикольно, если и сейчас плавает. Надо загуглить.

Марина налила кофе в свою чашку с волной и парусом, и ему – в кружку с Наполеоном верхом на коне. Давно ли этот «пароход» только плавал снаружи, а теперь у него здесь есть личная кружка. С Наполеоном. Она честно наполнила и собачью миску, но Рольд даже не приподнялся, только хвостом покачал.

– Что это ты, старина? Помирать, что ли, собрался? – удивился Пал Палыч.

Ну, не сообщать же, что старина часов пять таскался по лесу, оттаптывал лапы.

Тут выглянула Дора:

– Уже готово! Уже несу! Доброе утро, Николай, опять ты на полу по-собачьи. Садись к столу. Ты какие яблоки любишь?

– Никакие. У нас их завались. Я ничего яблочного уже не выношу. – Ник оставался на месте, он разложил какие-то бумажки и, кажется, собирался угощаться, не отрываясь от них.

– Ну так вот вам яблочный пирог, – возвестила Дора под общий хохот.

– Пирог должен быть мясным, – назидательно сказал Ник, но кусок взял.

– Золотые слова, – одобрил Пал Палыч и тоже потянулся за куском.

– Без меня! Вы начали без меня! – послышался вопль. Растрепанный Павлик, босой и в пижаме, скатился по перилам и схватил самый большой ломоть.

– А вот еще хотите хохму? С утра наслаждаюсь. – И Пал Палыч прочитал: – «Повесился на перилах. Примите меры». И еще: «Не любит Пушкина. Примите меры».

Но реакция оказалась неодинаковой. Смеялись только Ник и Марина, передавая друг другу школьный дневник с пламенеющими надписями. Дора ахнула и пригорюнилась.

– А ты как повесился? – заинтересовался Ник.

Павлик, быстро запихав остатки куска за щеку, взбежал по лестнице, перелез через перила и картинно повис на руках, выделывая ногами то велосипед, то ножницы.

Дора зажмурилась. Пал Палыч стремительно переместился в другой конец комнаты, чтобы подхватить падающее тело. Но тело не падало.

– А обратно? – спросил Ник.

Павлик без видимых усилий подтянулся, перебросил себя на безопасную территорию и вернулся за стол героем. Дора была возмущена, но ожидала, что отец сам расставит всё по местам. Вступила Марина:

– А Пушкин чем тебе не угодил? Писал как умел.

– Так его наизусть надо! – возмущенно выпалил братик. – Я не запоминаю наизусть!

– Пушкина? – не поверил Ник. – Чего там запоминать-то. По-моему, все уже рождаются с Пушкиным в голове.

Павлик отрезал:

– Это твоя голова родилась с Пушкиным. А я его не буду ни учить, ни любить.

Пал Палыч не возражал. Дора не выдержала и начала доказывать, что учить стихи надо, что Павлик должен повторять столько раз, сколько требуется, пока не вызубрит. Ник усомнился:

– Никогда не понимал, зачем наизусть заставляют. Это ж тупо. Стихи сами собой должны запоминаться. Те, которые нравятся, сами потом всплывают.

– А какие? – спросила Марина.

– Да мама их мне тоннами читала. Один раз я по телику услышал про летчика: идет без проволочек и тает ночь, пока над спящим миром летчик уходит в облака. И вспомнил! Прям до конца. А мама сказала, что оно у меня было вместо колыбельной.

– Вот она, Павлик, польза стихов, – наставительно сказал отец. – Пару строк запомнишь – на девушек сможешь впечатление производить.

– Плевал я на них, – буркнул сын.

– Детям лучше просто читать, – стоял на своем Ник, – пускай сами выбирают, что понравится. Может, и Пушкину повезет.

– Ну так репетитора бы взяли, – Дора укоризненно глядела то на Ника, то на Пал Палыча.

– Для второклассника? – озадачился отец.

– А если второгодником станет? Другие вон и в первом классе репетиторов берут.

– Ника найму гувернером. Лучше нам не найти.

Павлик закричал, что согласен, Дора обиделась, а Ник отмахнулся:

– Педагогика не входит в сферу моих интересов.

– А что входит? – ревниво засопел Павлик и подсел к нему. – Это что за карта? Чего ты делаешь?

Ник что-то подрисовывал и подписывал.

– Исправляю ошибки. Всё устарело. Давно всё не так. Гремучий ручей в трех местах поменял русло. Последний паводок сильно изменил рисунок берегов. Несколько островов в западной части озера затоплено. Пару штук, наоборот, намыло или отрезало.

– Неужели лицо земли так меняется? – удивился Пал Палыч.

– Постоянно. Официальные карты не соответствуют, их штампуют по старым шаблонам. Я для себя нормальную делаю. Вот, глядите – Белогорск и окрестности.

Все, встав на четвереньки, окружили правильную карту.

– А это что за линии на зеленом?

– Тропы в лесу. Не лишне знать проходимые места, большинство у нас непроходимы.

– А что такое ZONA? – присоединилась и Дора.

– Заброшенный полигон. Где наш НИИ когда-то проводил испытания.

– Разве он не охраняется? – приподнял бровь Пал Палыч.

– Да кому надо. Там аномальщики постоянно лазят, зеленых человечков ищут, замеряют чего-то. Забор, конечно, но я раз двадцать бывал. Вот в следующие выходные опять полезем. – И прикусил язык. Но было поздно.

– А радиация? А старые здания обрушиться могут, – взволновалась Дора. – Вот дома тебе не сидится! Марина, и не думай с ним ходить! Девушке это совершенно ни к чему.

– Меня возьми! Мне к чему! – суетился Павлик.

– Физподготовка у тебя неплохая, – рассудил Ник. – Отец отпустит – возьму.

– Да я бы и сам, – раздумывал Пал Палыч. – С настоящим-то сталкером…

Ник и Марина переглянулись. Ник подытожил:

– Стало быть, планируем семейный поход.

– А дневник-то? – напомнила Дора. – Надо было сказать, чтоб Павлик сначала Пушкина выучил и вообще исправился – тогда уже будет поход, а не так – всё задаром.

– Это без меня, – отстранился Ник, – он мне не должен. Мы с ним друзья. А сначала и потом – это всё технологии власти.

– Воспитание, – поправила Дора.

– Всё равно.

– Мы его любим задаром, – твердо сказала Марина, – потому что он наш. Хоть с Пушкиным, хоть без Пушкина. Пусть Лермонтова любит, если хочет.

– Воспитывать его нужно, а не потакать, – горячилась Дора, – а то он в восемь лет уже никого не слушается!

– Мне скучно слушаться, – мрачно заявил Павлик.

– Вот и настал момент истины, – произнес Пал Палыч. – Сейчас мы всё поймем. Ключевое слово – «скучно». А что именно?

– Всё, – отвечал Павлик еще мрачнее. – То, что я всё время должен слушаться.

– Детям так положено, – поучительно заявила Дора.

Понял Ник:

– Это готовый мир. Он меня тоже придавил в его возрасте. Ну, что мы рождаемся в мире, где всё уже открыли, сделали, всё готовое, а ты только ходи, как трамвай по рельсам. Непонятно, зачем голова – только чтоб уроки учить. Мне тоже было скучно, пока я не сообразил, что всё не так. Что надо не по рельсам ходить, а делать, что хочешь. Ну, понять, что хочешь – и делать.

Такого количества крамолы Дора не вынесла и убежала на кухню.

– С «пароходом» всё ясно. А ты чего хочешь? – обратился Пал Палыч к сыну. Когда же тот неопределенно что-то промычал, поднялся и, глядя на всех сверху вниз, серьезно заявил: – Объявляю, что Странный Дом и прилегающая к нему территория – это ваш мир. Вы можете делать в нем что угодно. Вы можете его СОЗДАВАТЬ.

– За забором? – уточнил Ник.

– Для начала – да. Конечно, это не твой масштаб. Но определить, много это или мало, можно, только начав что-то делать.

По лицу Павлика было видно, что он с громадным усилием, на ощупь подбирается к какой-то мысли.

– Хочу дом, – наконец выговорил он. – Хочу свой дом.

– У нас же есть дом, – не понял Пал Палыч.

– Это у тебя. Ты его построил, как сам хотел. А я хочу СВОЙ. Хочу дом на дереве!

– Крутяк, – отозвался Ник. – Я такие видел. На картинках.

– А, на дереве, – с облегчением проговорил Пал Палыч, уже представивший вместо сада котлован. – Так давайте устроим мозговой штурм. Надо накидать идеи в кучу, а потом – полезть в интернет и взглянуть на мировой опыт.

– Хочу лабиринт, – подала голос Марина.

Все повернулись к ней.

– Настоящий садовый лабиринт. Ну, хотя бы цветочный. Площадка перед домом у нас парадная, с клумбами, а по бокам и на задворках – не пойми чего. Грядки не нужны, мы уже сто лет ничего не сажаем. А старые высохшие кусты можно убрать и сделать очень красиво! Я даже начинала план набрасывать. Но мне нужна будет физическая помощь.

– Идем на местность! – Ник уже направлялся к дверям. – Выберем дерево, осмотрим площадку под лабиринт. Вообще осмотримся.

Начались беготня и обсуждения. Когда все устали и вернулись в дом, обнаружилось, что у Доры готов еще один пирог. Мясной.

– Дора, ты исправилась? – восхитился Павлик.

После обеда он притащил Пушкина и проэкзаменовал всех, читая навскидку начальные строки. Странно, все тут же подхватывали. Наверно, правда родились с Пушкиным в голове.

– Слушай, а почему ты не перевелась в гимназию? – спросил Марину Пал Палыч уже вечером, когда Ник ушел. – Ты ведь хорошо сдала тесты. Учились бы вместе с Николаем, всё равно он у нас практически живет.

– Не знаю почему, – ответила Марина, на этот раз – честно. – Испугалась чего-то.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (32 оценок, среднее: 2,09 из 5)
Загрузка...

3 thoughts on “Татьяна Краснова — Марина

  1. Здравствуйте, Татьяна! Я бы хотела принять участие в конкурсе видеофильмов, и меня заинтересовало Ваше произведение «Марина». Хотела бы задать Вам вопросы. Куда можно обратиться? Электронная почта или страница в социальных сетях?

  2. Большое спасибо за интерес с моему роману! Написала Вам лично.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *