Эльза Бухольц

Студентка Киевского политехнического института, получаю специальность биотехнолога. Однако пишу примерно с 15 лет. Пытаю счастье не первый раз. Вот уж на днях получила свою первую публикацию в альманахе литературного конкурса «Крылатое созвездие» в Харькове. Источники вдохновения: окружающие люди, музыка, мегаполисы, моменты внутренних кризисов, литературная классика.


«Письмо в никуда»

Привет.
Неожиданно, наверно, и так непредсказуемо получить это, согласись? Но да, вот она – я, и вот мои руки работают с мозгом сообща, стараясь выложить буквы в информативный текст. Зачем?
Не хочу ничего рассказывать тебе о себе. О том как проходят мои деньки, чем занята после визитов моей скучной пожизненной супруги (мы с работой в серьезных отношениях, я надеюсь, ты тоже не одинок?), о том, с каким чаем я стою на балконе десятого этажа, впитывая жадно картинку окружающего мира своими глазами, своими влажными искаженными биологическими линзами. К чему все это? Расскажи мне лучше, как ты. Нет, не отвечай. Проговори мне это мысленно. Закрой комнату изнутри, закрой глаза и спроси у себя, как ты там?
Ты знаешь, я думаю, тебе совсем ничего не напомнили эти строки о балконе. И не пытайся соврать, ты не помнишь. Ты никогда ничего не помнил. Ни важных дат, ни марку того томного, как этот вечер, и одновременно терпкого, как трюфельный тортик из шоколадницы напротив, белого полусухого. И не думай: я знаю, что сейчас у тебя в городе моросит.
А ведь пару дней назад я увидела эту бутылку в магазине. Думаешь, ее полное осушение посадило меня за сей бред? Думаешь, потеряв рассудок от вкуса прошлых лет, я не удержала свою сентиментальную натуру в руках? Нет, нет, подожди. Пусть это останется тайной. До самого конца… этого письма.
Скажи, ты все еще не помнишь тот балкон?
И почему тебе понадобилась именно я? Такая забредшая, словно Данте, душонка мягкотелой, пахнущей молоком и молодой сиренью (и почему ты так мне прошептал на ухо?) девушки. Ты тот самый волк, вышедший навстречу из леса. Говорят, люди млеют от социофобов. Только не злись. Правда, почему ты не задумывался о том, что в тебе есть та самая низкая нотка интровертности?
Иначе как объяснить нашу тайную жизнь, нашу маленькую, короткую и слабо дышащую жизнь в утробе тех злополучных стен? Вишневых и желтых, я до сих пор помню. Не переношу с тех пор подобное сочетание.
Но я никогда не пожалею о нем. О том периоде, когда моя выпала, ушла из меня, затянулась черными дырами космоса (тогда казалось, безвозвратно), и заместо нее вдохнулась эфиром сорокапятиквадратного пространства в высотке городских джунглей новая, совершенно иная форма существования, подобная злому року, обрекающему сиамских близнецов. А может, это не тела сростались не единожды изо дня в день, заполняя пространство феромонами, может, это так сростаются души?
А я уверена, что ты не почувствовал того же.
Но я все еще не знаю, не отдаю себе отчета твоих истинных мотивов. Несколько лет знакомства (о нет, ты никогда не посчитаешь, сколько точно), лакомые месяцы безостановочного, как биение наших сердец (да-да, все равно все когда-либо, пускай уж тянущееся бесконечно долго в твоей объективной реальности, придет к своему логическому завершению, и придет в сию самую секунду, когда и подсознание не станет ожидать), непрерывного общения… Зачем завершать все так болезненно, так нарывисто, такой глубокой трещиной?
Ах да, тебе же не было больно.
Виню ли я тебя в чем-либо? Нисколечки. Знаешь, я лишь дала себе отчет в том, что сойти со здравого рассудка из-за переживаний сердечных возможно в любом возрасте. Это не удел одной цифры. Всем дано познать пустоту в свое время. И это я не про себя.
Интересно, кем ты ее заполнил на сей раз?
Да и вообще, не кажется ли тебе преступлением заполнять квинтэссенцию своего миллиардного мира нейронов чужой жизнью? Не кажется ли тебе преступлением подобное действие? По отношению к той самой душе, которую туда втянули. Ведь тебе не стоит напоминать словечки Маленького Принца, я уверена.
Да и по отношению к себе самому. Неужели твоя личность настолько пуста и баснословна, что ты не можешь создать ее сам, но втягиваешь туда внутренний космос посторонних?
«Ты не сопротивлялась», – подумал, наверно, ты. А чего ты ожидал от подруги, младшей тебя, подруги, жизненный путь которой, пусть не намного, но все же меньше?
Спасибо тебе. Твоими нежелаемыми усилиями, я пришла к  тому важному выводу, кой приходит в мысли сформировавшихся до конца женщин: никогда не полагайся на мужчину полностью.
А ведь я сделала такой шаг. Рванула к тебе, в край обетованный, так тихо, как может разве что шпион с многомиллионным опытом работы. Рванула от мира сего, оставила за собой в пепел сожженный отголосок упреков и криков «Одумайся!», только и всего. И приехала в город, никогда не бывавший на моих ладонях.
Хорошо помню нашу улицу, наш подъезд, нашу вышеупомянутую шоколадницу. Наш балкон с видом из десятого (совпадение?) этажа. Наше все. Все и ничего одновременно.
Почему тогда ты так огненно и ярко пылал, если ты даже не зажегся?
Я все еще иногда переслушиваю ту песню. Помню, она тогда не понравилась тебе, хотя к этому коллективу ты испытывал большое уважение. А ведь они сказали совсем в точку: слишком много любви может тебя убить.
Что делать женщине, которая не знает привкуса слаще, чем сигарет с никотиновым содержанием в 10 мг? Или ты уже не куришь?.. Кому мы врем?
Сейчас, спустя годы, есть только одно осознание: чужим костром ты решил зажечь пепел, оставшийся после другого костра, после другой жизни на двоих. Так не бывает. Не пытайся. Прими сей остаток тепла, вдохни его полностью, дай ему развеяться.
Но нет, я знаю тебя. Я хорошо знаю тебя, моя маленькая кучка бесполезного пепла. Все повториться. Все начнется заново. Все заново обернется бешеным фениксом, я второй раз ступлю на вокзал твоего мирно живущего королевства с населением в 2 раза меньше моего гудящего мегаполиса, снова окажусь в этой квартире, в той постели, мы снова займемся этим жестким сексом, а после пойдем на балкон, заведя скрипящую шарманку о прошлом, настоящем и будущем, о космосе и технологиях, о языке эсперанто и кофе эспрессо, обо всем что придет в голову. И все только ради того, чтобы сей гадкий похмел после трех бутылок вина унесся вместе с теплым, предлетним ветром. Или не только?
В любом случае, тебе понравится, обещаю. Этот раз ты не забудешь никогда. Потому что на утро не поймешь, был ли это сон, али я действительно была здесь, оставив на кровати прощальный подарок в  виде нижнего белья? Обещай, что выбросишь. И меня тоже, пожалуйста.
Я знаю, что так будет, потому что я знаю тебя. Потому что мой костер, мое острое пламя всегда готово забрать тебя вновь. Потому что я всегда открыта для тебя. Потому что ты – те самые грабли, на которые наступать не больно, лишь только сладко.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 2,20 из 5)

Загрузка...