Эгвина Фаталь

Родилась в Ставрополе 2 декабря 1984 года. Историк, кандидат политических наук, многие научные работы посвящены гендерному аспекту политического терроризма, на основе работ читаются лекции в Институте ФСБ России в Нижнем Новгороде и в Краснодарском университете МВД Российской Федерации. Шеф-редактор научного рецензируемого ВАК журнала KANT, выпускающий редактор литературного альманаха «Балкон».

Поэтическая подборка попала в лонг-лист 11-го Международного Волошинского Конкурса; 2013 — участник Поэтического мастер-класса по традиционной и авангардной поэзии (Грицман А.Ю., Бирюков С.Е.); участник Международного форума молодых писателей России, стран СНГ и зарубежья (2014, 2016). Публикации, издания: Мало что (подборка стихов) // Литературный альманах «45-я параллель». — № 31 (307) 1 ноября 2014 г. По футштоку (подборка стихов) // Литературный альманах «45-я параллель». — № 9 (357) 21 марта 2016 г. (подборка стихов) // Паровозъ-4: поэтический альманах-навигатор (№4) посвящен 25-летию Союза российских писателей, под ред. С.В. Василенко, В.Н. Мисюк, В.И. Стрелец. — М.: Союз российских писателей, 2016. — 400 с. et poena damni // Литературный альманах «Балкон». – №1, Сентябрь, 2016. (подборка стихов) // Литературный журнал «Бельские просторы». — № 1 (218), Январь, 2017.

Was born in Stavropol on December 2, 1984. Historian, PhD in political science, many scientific works are devoted to the gender aspect of political terrorism, based on lectures at the Institute of the FSB of Russia in Nizhny Novgorod and Krasnodar University of the Ministry of internal Affairs of the Russian Federation. The chief editor of the scientific peer-reviewed HAC journal KANT, managing editor of the literary almanac «Balkon». The poetic collection was in the long list of the 11th International Voloshinskogo Competition; 2013 — member of a Poetry master-class on traditional and avant-garde poetry (Gritsman A. Yu., Biryukov S. E.); member of the International forum of young writers of Russia, countries of CIS and abroad (2014, 2016). Publication edition: Little (collection of poems) // Literary almanac «the 45th parallel». — No. 31 (307) November 1, 2014 The seamark (collection of poems) // Literary almanac «the 45th parallel». — No. 9 (357) 21 March 2016. (collection of verses) // Engine-4: poetry almanac Navigator (No. 4) dedicated to the 25th anniversary of the Union of Russian writers, ed. by S. V. Vasilenko, V. N. Misuk, V. I. Strelets. — M.: Russian Union of writers, 2016. — 400 p. et poena damni // Literary almanac «Balcony». – No. 1, September, 2016. (collection of verses) // a Literary journal «Belsky prostory». — № 1 (218) January, 2017.


Отрывок из произведения «Вкратце»

 

 

свитер

железо пело

в хор между составов

под шелест листьев

их густую медь

и звуков не хватало

и металлов

поймать и осадить

как рыбу в сеть

 

последних полевых

букетов шапки

качались одиноко

средь других

чуть более уместных

в эту осень

и только пассажиры

из вагона –

без них

 

без двадцати

с большого циферблата

спадает стрелка

до шести утра

ей безразлична

осени хандра

она к ней холодна

и непредвзята

 

ждать – ничего

ждать даже хорошо

когда последний лист

у ног танцует

а кто-то сапогом

его примнет

придет зима

зимой твою я

сваляю в теплый свитер шерсть

 

сваляй и ты

зачем бы не свалять

пусть колет спину

руки грудь и шею

сваляй как будто

ты валяешь дурака

и кроме этого другого не умеешь

сваляй

сведя затраты в ноль

пусть колет спину

заглушая боль

 

*

проспект смешался грязь текла комками

потоком грёз разлуки рук с руками

и глаз не прячь возлюбленных сквозь мрак

омыть разбитые в погоне ступни красным в мак

их ноги длинны, шеи и хвосты

мелькали обнажаясь сквозь кусты

ласкаясь в можжевельниковой куще

и час за часом прежнего лишь пуще

пусть что-нибудь мани́т отсюда вдаль

за русским словом Михельсон и Даль

всё было ма́ло то что жало и мало́

перерасти отбросить прежнее число

перешагнуть уйти за баррикаду

лет

вниз головой и шапка в бурый снег

слетела и лежит никто не хочет

подать руки и только глубже топчет

 

*

предлог любви приоритет незнанья

простерся на полу пустынной залы

не развернуть не вынести во двор

чтоб поделиться

подстеречь как вор

тебя он хочет узких плеч сковав

и вывесить на обозренье ночи

с ключом и под ключом

мирянин духовник сидят за дверью

и комната молчит

есть торжество в отсрочке приговора

как в болезни

шел на поправку утешал родных

и вдруг внезапно отдал богу душу

 

*

If I when my wife is sleeping

and the baby and Kathleen

are sleeping…

(Danse Russe. William Williams)

 

невинно-белые барашки дымом

тянулись по ребру холма

скрипят двери́ несмазанные пе́тли

спят кошка уильямс и его жена

спит кошка спит жена спит кэтлин

жена и кэтлин кто ему она

луна горела замирая в ложке

в тарелке на поверхности ножа

едва ли дело будет в этой брошке

оброненной за тумбой в полутьме

едва ли в ней едва ли в кэтлин в кошке

едва ли в уильямсе или его жене

луна горела погружая в желтый

мой дом гараж и всё что было в них

на фоне фиолетового неба

соседских маек бледно-голубых

животное явление

1

яви нам чудо тигра в козьей шкуре

каштан кизил и дерево в цвету

на что ландшафт б изобличал в натуре

как нас впускают в чью-то пустоту

и рыба в руки чтобы не одной

плескаться в мутной заводи ночной

руном шла

плавниками отбивая брюхо

 

2

и слушать ощупью

и гнать косяк на юг

как будто здесь ей не было подруг

и радостей простых и утешений

мгновенно отказаться от решенья

остаться на зиму

отдаться снежной буре

за остекленной гладью местных вод

мы поспешали следом только вот

уверенность оставив у границы

в момент когда увидели как птица

летит по направлению наших мест

готовясь заселить собою лес

 

3

ей тоже боязно остаться в одиночку

хотя с земли она казалась точкой

влетая в чащу из полос стволов

разверзнув геометрию пространства

на то что было и на что потом

… … … … … … … … … …

пока от рыбы к птице сквозь деревья

метались в трудном выборе

лесной

непроходимой мыслью дробно

я вдруг заметил что куда ни шел бы

повсюду ты ходила вслед за мной

 

Mango

манго… манго…

неслось в разряжённом воздухе по салону

стюардесса-инфанта дожевывала корнеплод

манго-бинго

обреченно вздохнул пилот

я один лечу уткнувшись лбом в запотевший иллюминатор

 

я тебя ненавижу…

безмолвствующий оратор

всё что ты отвечаешь сказано мной же

мне

я пишу большую картину с тобою на первом плане

ты не знаешь еще

я выжат как фрукт в кармане

 

я тебя ненавижу

так

что поцеловал бы

 

ты совсем не знаешь меня

безмолвно застыв с блаженной улыбкой Калипсо

я бы снес тебе голову будь ты и впрямь из гипса

я безумные делал вещи

задолго и до тебя

но теперь совершенно

мое безумство

 

я один лечу уткнувшись лбом в запотевший иллюминатор

остальные надеются долететь экипаж осыплется над Огигией регистратор

покажет пилота нет

 

прочерк

о да,

гонимый – кем,

почем я знаю? *,

одышкой приглушив в себе тоску –

и так-то

шел по площади с цветами, как будто бы по пляжному песку,

и ноги утопали в сонной зыби – разгоряченной солнечной пыли́,

а те, на берегу, застыли в глыбе, не вынеся мирскую суету, –

не по примеру птицы вили гнезда на той же глыбе, где и вить нельзя,

мы прежде так же вили, где хотели, живому разрушением грозя,

но смолкло всё в слепом единочасье, и параллель пересеклась с другой,

всё существо сводилось к общей массе, компрессии, и поведя рукой,

ветвящейся из общей оболочки в сиреневых цветах кустов, –

вдруг стало так легко, как если б прочерк

поставили на имени моем…

 

* «гонимый – кем, почем я знаю?» (В. Хлебников)

 

дерево

как город распалялся как мерца-

ние сквозило дрожью пробирая кожу

и угол шкафа телом мертвеца

не воскрешал но делал непохожим

на что нам тутовое дерево ли-

ства грозила распуститься тут же

не дожидаясь чтоб с ее лица

воды испить как из замерзшей лужи

на утро ночь укутала под сне-

г градирный лес для осажденья соли

и шкаф что возвышался в стороне

не исполнял казалось первой роли

до этих пор пространство размыва-

я ни за чем не думал перемены

как если бы у ног его нева

нагой проистекала как из вены

 

вкратце

границы очертанья наобум определяет степень превосходства

тебя над изгородью или над холмом что сам собой лежал и расширялся

в пределы твоего ума фантазией врываясь в повседневность

ловил стрижа и отпускал стрижа в необратимом префиксе несходства

забредишь вслух набросив легкий плащ нытьем моим прокладывая тропы

бывали здесь и шляпка от гвоздя еще торчит в стволе ржавея чтобы

куда не повернул повсюду ты в сознательном наитии отдаться

на волю случая и тот из темноты подкрадывался им навстречу вкратце

соединяя сухожилие и кость простые капилляры и аорту плоть вплоть

до отторженья ткани ось когда-то представлялась вертикалью

но слабого вместилища души не доставало в первозданном мире

облечь в слова того что не облечь и в завершенье пренебречь самими

гудела мысль как призрачный котел вываривая мозговую массу

но всё не в счет в сравненье с тем когда ходила стрелка к цифрам безучастной

 

вснегумилёв

 

вснегумилёв

вснекружится и лнёт

к плечу плечо

а слово к слову

моей руке нет большего улова

чем теплая твоя ладонь

… … … …

вснегуполя

твои ресницы шапка

я ем лицо твое

глазами как облатку

ест прихожанин

на воскресной службе

… … … …

вснегубыгубы

ими в губы буду

не ранен не убит

а поцелован

не дрогнет ветка

не сорвется птица

их много здесь

сомкнуты веки

плотно их

и снится

как пар взмывает

над озерной чашкой

немного медлит

а потом садится

и поезд в хвост

себе дымя

увозит

туда за горизонт

где нет таких же

как я и птицы

птицы как и я

растают с первыми лучами

не печалься

нас снова встретишь

возвратясь случайно

… … … …

в снегу милёв

в сне призрак и стена

высматривать

их до утра

как до утраты

и только спичкой

в воздухе черкнёшь

как надо

брать всё что можно

взять и уходить

тебя всю взглядом

нет не унести

как только тень

исчезнет в первых солнцах

всё это вовсе

может не вернётся

со следующим

снегом декабря

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 1,00 из 5)
Загрузка...