Татьяна Соколова

Родилась в Курганской области. Закончила Челябинский государственный институт культуры. Работала в библиотеках Перми. Член Союза писателей России с 1992 года. Автор семи книг прозы. Лауреат литературных премий им. Д. М-Сибиряка и А. Мерзлякова. Учредитель и директор АНО «Пермский Литературный Центр». Увлекаюсь разработкой и реализацией социокультурных проектов для юношества.


Повести, рассказы «Откуда прилетает ветер»

синопсис

«Откуда прилетает ветер» –  книга Татьяны Соколовой, в которой подбор рассказов осуществил не редактор-составитель, а сам автор, следуя своей внутренней логике и ощущениям. Это важно, но читатель это почувствует и оценит позже, когда книга будет прочитана.

Проза Соколовой, несомненно, яркое явление современной русской литературы. Женская проза? Да, конечно, по-женски тонкая, деликатная, внимательная к нюансам и полутонам, к движениям сердца и дыханию любви. А вообще – это просто хорошая русская художественная литература – связь с классикой ощущаешь сразу, при чтении буквально любого рассказа.

Черепашка — и герой бунинского «Романа горбуна». Та же невозможная, мелькнувшая на мгновение тень счастья, и боязнь потерять это счастье, и неизбежная потеря его. «Фунфырик» бомжика Стрекозы — и «плакончик» героини «Тупейного художника» Лескова; влюблённый Гумберт-Филиппович в «Пламенея, сгорая» – и почти чеховская Каштанка в рассказе «И собака ушла».

Этот ассоциативный ряд можно продолжать и продолжать. Но всюду своё, самобытное ощущение бытия: оно прежде всего в том, что в конце не банальный «хэппи энд», но всегда — надежда, подкреплённая любовью. Всегда и всюду любовь: любовь и вера, любовь и доброта, любовь и сострадание, любовь и поддержка… Любовь, которая долго терпит, не осуждает, не ропщет, всё принимает, всё сносит. Грязного глупого Лягушоныша любовь может превратить в настоящую царевну, горб сделать незаметным, а человеку, потерявшему всё, дать силы.

Любовью держатся и бомжик Мария, и Любанька Мальцева; и даже собака Дружба, кажется, может жить только возле тех, кто любит и любим. Любовь находят и отчаявшийся, получивший столько ударов судьбы Виталя Размахин, и горбун Черепашка, казалось бы, даже не имеющий ни единого шанса на любовь.

Но когда человека лишают любви, а его собственную любовь топчут и ломают — нежная Стрекоза становится грязной, безобразной бродяжкой, — и тогда снова она, любовь, приходит на помощь. Любовь, человеческая доброта, великодушие, сострадание — основной дефицит сегодняшней жизни — появляются в финале почти каждого рассказа, согревая душу и героям, и читателям.

В сложносюжетных рассказах Татьяны Соколовой порой вся жизнь человека или, по крайней мере, очень большой отрезок этой жизни протекают на фоне картин провинциального русского города.  И ты проживаешь её вместе с ним: иногда опаляет тебя горячее его дыхание, и ты узнаёшь его скверы, улицы, набережную – абсолютно близкими и понятными кажутся его люди — и не важно, какой год стоит в конце рассказа.

Вместе с ними ты бродишь среди врастающих в землю домишек, наступающих на них «серых панелей» и «башен», участвуешь в неспешных разговорах жителей. Городские картины разворачиваются и углубляются, в действие порой вступают сами «участники» ландшафта – холмы, лога, деревянные лестницы, дамбы. Всё это неповторимое великолепие буквально оживает в мельчайших незабываемых деталях: «Дамба была теперь весела, зелена, лохмата и даже пела ночами на разные пьяные голоса…».

При этом город в книге – не столько, а, может, и вообще, не место действия, не обрамление фабулы, а одно из активных действующих лиц, у которого ландшафт и архитектурные реалии нечто вроде меняющихся от ситуации одежд. И в каждой из них город выглядит по-разному, а то, что называется, городским обличием, словно бы зависит вовсе не от самого города, а от населяющих его жителей. Неудивительно, если в нём узнают себя самые разные провинциальные города России.

Если главный мотив книги можно назвать почти сразу и точно – любовь, то, определяя её тематику, нельзя сказать, что она, например, о женщинах или об интеллигенции, а также – о   стариках, детях, природе,  и т. д.  Это всё равно, если сказать, что жизнь нужна, например, для еды,  прогулок,  работы, или какого угодно прочего сегмента.

Книга «Откуда прилетает ветер» – просто о жизни – такой, какой человеческая жизнь является, и была, и может быть.  Где-то в ней узнаёшь себя, где-то близких или случайных знакомых – переживаешь за них, радуешься и грустишь вместе с ними. А где-то встречаешься с людьми и ситуациями совершенно новыми, не понятными, которые не принимаешь, с которыми хочется спорить и даже браниться. Словом, на страницах этой книги и при встрече читателя с ней всё происходит, как в жизни, но как бы в концентрированном виде.

О концентрации следует сказать особо. В последнее время у многих сформировалась привычка к так называемому легкочтению, с многостраничными диалогами, калейдоскопом крутящимся действием, когда очередной «роман» «проглатывается» в один присест, после чего, кроме досады на себя за впустую потерянное время, остается и раздражение, что раз за разом даёшь себя в эту пустоту затащить.

В настоящей литературе всё происходит не так. Тебя в неё не тащат ни лакированными картинками, ни разгулом страстей. Тебе показывают жизнь – романтично или лирично, жёстко или даже жестоко, но обязательно – честно (что не исключает хорошей игры) и по-настоящему. Такое чтение – всегда труд. Ты можешь не соглашаться с акцентами или в целом с мировоззрением автора, но не признать, что это и есть жизнь – ты не можешь.

Проза Т. Соколовой именно такова. Заключение о концентрации жизни в ней, зафиксированное критиком В. Лютым по поводу рассказа «Бомжик мой миленький», который «трудно оценивать как литературное произведение – столь велика его исповедальная сила», можно перенести практически на все тексты автора. Эта ценность заключённого в книге жизненного материала – жизни российской провинции конца ХХ – начала ХХI века, сегодня воспринимаемая как данность – через десятки лет только возрастёт.

Но настоящая литература всегда такова, что концентрация жизненного материала в ней обязательно должна соответствовать вылепленной именно для него форме его красоты или безобразия, а также логике и музыке заключенного в эту форму стиля.

«Независимая газета» назвала один из рассказов Т. Соколовой («Под Большой Медведицей») стихотворением в прозе. Поэт Юрий Беликов, считая, что проза этого автора «исполнена внутренней музыки», характеризуя книгу «Откуда прилетает ветер», сказал, что «…уже в названии звучит музыка, да и на обложке, приглядитесь, звучит все та же музыка…».

Но, кроме музыкальности (причем, чаще всего, это не напевность народной песни, а, может быть, жесткость и гротеск Д. Шостаковича или упругая волнообразность Г. Свиридова) прозе этого автора присуща неимоверная плотность и даже густота стиля.

Каждое из тридцати произведений книги – это, по сути, изящно написанный, маленький, не развернутый в дополнительные эпизоды и линии роман, рассказывающий о целой жизни или о немалом отрезке жизни героев.

Сюжет за сюжетом как бы зерно за зерном бросает автор в душу читателя действительно, а не по трафарету приглашая его к сотворчеству. Концы практически всех произведений книги открыты – повествование завершается, словно бы не заканчиваясь, именно в тот момент, когда читателю хочется идти за автором дальше. «Нет, – словно бы говорит ему автор, – чтение, как и жизнь, это, прежде всего, большая трудная работа. Это вдох и выдох, на котором лучше остановиться, задуматься и, может быть, немного отдохнуть, чтобы идти дальше».