Славентей

«В детстве я играл в футбол, а когда подрос стал играть рок-н-ролл…» — эта неоконченная цитата из Крематория вообще довольно точно описывает мою жизнь. НО… до занятий футболом я мечтал стать писателем. Но пока стал автором текстов. С песнями можно ознакомится на www.terrorpops.narod.ru . А с текстами, которые не стали и, скорее всего, не станут песенными можно ознакомится прямо здесь.

In my childhood I played football and when he grew up I began to play Rock ‘n’ roll. «- this unfinished quote from Crematorium song is generally quite accurately describes my life. BUT … before the lessons of football I dreamed of becoming a writer. But while author of a texts. Songs can be found on www.terrorpops.narod.ru. And with lyrics that did not become and, most likely, will not be songs can be found right here.

 

«Хoрватскиe споры, карма и воры»

Авторская благодарность всем прототипам                                                     нижеописанных персонажей, а также                                                           персональная — Дмитрию Семёнову (Дитеру                                                     Чёрному) и Ольге Титковой за                                                                консультации

 

Погожим сентябрьским днём Игорь Кизил прибыл на Арбат, чтобы собрать компанию для поездки. Среди коллег, — торговцев сувенирами.

— Погнали с нами в Хорватию, знакомая девка в турагенстве сделает путёвки за недорого — предложил Кизил Долдону, — Едут уже: Женёк, Комар, Жора, Буратино с Наталкой, Санга и Сепия может. Тур на неделю, с экскурсией в Венецию. И надо ехать сегодня выкупать путёвки!Горящие!! Деньги есть?

— А куда ехать-то?

— На Маяковку.

— Ну, сейчас же пробки,- затосковал Долдон.

— Да на метро поедем, тут ехать три остановки.

Долдон к этому времени не спускался в метро уже лет 5, а на электричке не ездил уже лет так 10.

— О, там в метро такие хот-мамы реальные ездят, — вечером резюмировал он своё впечатление от метрополитена.

По классификации Долдона, которую он усвоил в США и импортировал сюда, дамы делятся на 3 категории: hot-momma (хорошая в секса женщина 25-45 лет), junior-momma (прилежная девка лет до 25) и kids-momma (учащаяся девица до 20 годов).

Кстати, самого Игоря Кизила никто отродясь не видел с девкой, и обсуждать его личную жизнь  было моветоном. Но он говорил всегда очень уверенно, даже когда нёс откровенную хуйню. Сей ярославец проживал одиноко уже много лет в московской съёмной двушке, которую когда-то задушился выкупить по цене, меньшей нынешней стоимости его очередного японского (или даже корейского) корыта на колёсах. Дамы, если и бывали в его норе, то лишь те, кого приводили его приятели из разных городов и весей.

Например, чехо-пермяк гетеросексуал Валериан (Вал), после отсидки за непредумышленное убийство (3 года из 8) предпочитавший проводить время в братской стране, а на Родину наезжавший лишь в охотничьи сезоны. Следуя в родную Пермь, неизменно зависал у Кизила в Москве, нарушая здешний фен-шуй снастями, одеждой браконьера от-кутюр, а главное — бутылками с горячительной жидкостью (не путать с жидкостью для розжига). Готовился убивать мирных зверюшек. Путём посещения охотничьих ресторанов (иногда) и потребления охотничье-рыболовной водки (постоянно). На квартире устраивал форменный трэш и угар, точнее, ну, что гопник может устроить? — шансон и перегар. Мог наставить ружьё на Жору и предложить на выбор, какую из коленных чашечек прострелить. Или, когда, например, сексапил Женя Жулик  приводил в этот дом девиц, постоянно нетрезвый Вал предлагал ему сдать дам «на общак». Девушки быстро ретировались с такой, блин, малины.

Женя Жулик (Жуликом-Жульеном-Трежули его наименовал Долдон) вообще часто тусовал на этой квартире. Сам он был родом из казахских степей, из многодетной русской семьи (пятеро детей!), целинников вроде. Ну, а кто ещё в здравом уме добровольно поедет туда?

Жульен последовал в обратном направлении, в Питер поступать на моряка. Попытка была неудачной, а вот сама поездка — очень даже наоборот, — Женёк познакомился с Кизилом, Жорой  и прочими персонажами фарцовочно-утюжно-полукриминального мира. Да и не только «полу-«, кстати. Стал продавать матрёшки и значки (не особо успешно), поудачнее стоял на приёме рыжья (в частности, рассказывал, как скупал ордена ленина: «И вот, приносит ветеран мне лысого, выдаю ему триста грина, а сам, хуяк,- орден на асфальт! И ногой — ёбс! Ветеран в шоке, а хули, мне ювелир за любое состояние давал 310 как за лом»). Самым же прибыльным для Женька оказалось воровство из магазинов, особенно из бутиков. Еда, напитки, одежда, обувь. И прочее. Покупать что-либо Женя просто перестал. Перед походом на дело он обычно «медитировал», т.e. садился в позу, дышал индуистически, может, мантры воровские читал. Постепенно его мастерство достигло совершенства, — например, как-то наш герой посетил случайно скалодром, очень запал на это дело, тут же, не отходя от кассы, сжульничал тросов, тапочек и прочего снаряжения. Посвятился в скалолазы, вообщем. Естественно, Кизил очень рад был такому гостю, приносившему в ашрам еду, вино и хозяйственную мелочь в качестве кварплаты. Одежда, обувь и аксессуары приобретались Кизилом за наличные. Ну, кроме пиковых случаев.

Конечно, бывали и обломы — Женю ловили, но в стране с криминальным укладом жизни все вопросы сводятся к одному -«Сколько?». Главное, задать его вовремя. По эту сторону бывшего железного занавеса никогда, — читайте внимательно!!! — Н И К О Г ДА  Н И К А К И Х  П Р О Б Л Е М  Н Е  В О З Н И К А Л О!

В Париже в первую же поездку Жулику тоже везло,- он подрезАл на брокантах кучу хлама, — просто из куража, также спёр перстень с рубином из антикварного магазина, огроменного формата книгу Art de la Pornographie (понравилась!), обнёс все Елисейские поля. И тоже без последствий! Такая ситуация расслабляет, и впоследствии из-за этой самой уверенности, что всегда и везде можно договориться, Жульен умудрился быть трижды(!) пойманным и осуждённым за воровство в Германии.

В первый раз отсидел полгода, вышел, огляделся и на заработанные на склейке коробок (или чем там) евроденьги умчался в благословенный Париж. Где почти отбил свой моральный евроущерб. Годовая шенгенская виза вскоре закончилась, вернулся. Но тяга к европейским гастролям осталась. Сначала показалось, что инцидент не повлиял на получение ещё одной визы — её евробюрократы выдали. Женёк вновь поколесил по Европе, — прибыльно и удачно. В Германии же встретил некую фройлян, родом из бывшего совдепа. Завязались отношения. Жулик жил у дамы, обеспечивая питанием и одеянием её и себя. Ну, и иногда одаривая Mein Schatz всякими милыми драгоценными безделушками. -«…Для тебя готов я днём и ночью воровать…» — из Высоцкого. Но добытчика всё же повязали. К суду как раз и документы подоспели из Интерпола, что, мол, таких надо бы не пущать в Евросоюз. Визу, конечно, аннулировали, но пребывание Женька на немецкой земле затянулось ещё на целый год. После чего, — да нет, ну, что вы? какая газовая камера? — депортация с пожизненным запретом на въезд. Железный занавес закрылся с той стороны. А ведь уже попривык к Европам-то. Да и gro?e Liebe в Неметчине проживает. Поэтому Жулик вспомнил про свою, так сказать, суженную здешнюю. Девушка из культурной столицы была к Евгению неравнодушна, за время его отсутствия так никого и не завела, несмотря на вставленный во время разлуки силикон. Евгению, правда, не особо понравились тактильные ощущения от сисек с протезами. Но тем не менее, Жулик вышел замуж и сменил фамилию. И получил новый загранпаспорт и новую шенгенскую визу. По которой отправился вновь в европейские гастроли. Сначала — Хельсинки, потом на пароме в Швецию, потом … да-да, именно туда! Навстречу новым fabelhaftes Abenteuer! И новому сроку. За третий рецидив получил два года и камеру без персонального телевидения. Повезло хоть, что Бухенвальд к тому времени уже закрыли.

К слову, в первой восточной гастроли Женька также постигла неудача. Дело было в Гонконге. Уже после Германии. Походив по городу-государству небоскрёбов, подивившись, в частности, на пятиэтажный бутик Армани («Такого я даже в Милане не видел! Цветы от Армани!»), Жульен зашёл в какой-то дом (этажей так 60), набитый сторами, бутиками и аутлетами. Полный вожделения, как гризли по весне. Посетил парфюм-магаз. Но при попытке спиздить духи был замечен охранником — недаром же у монголоидов самый большой объём мозга! Женя — бежать. Секьюрити — за ним, лопоча что-то в рацию. На подмогу спешили другие охраняющие, созываемые радио- и видеосигналами. (Скорее, рацио- и вицео-). Пробежав несколько залов, лестниц и коридоров Женя затаился в какой-то примерочной. Отдышался, осторожно просканировал обстановку, вышел из укрытия и направился в магазин респектабельных костюмов и смокингов, на счастье Жульеново (и несчастье собственное), находившийся поблизости. Надо ж переменить платье партикулярное! В старом-то уже засветился… В новом костюме от Хьюго Босс Евгений благополучно покинул здание. И вот когда он, расслабленный жарой и усталостью приближался к станции метро, вдруг столкнулся с  тем самым охранником. Смена закончилась и тот топал домой. Нефартовый поворот колеса дхармы, блин! Женёк был задержан и осуждён. Современные гуманные китайцы не стали его казнить ростком бамбука, не сварили живым в кипятке и даже по пяткам не били. Просто депортировали.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 1,00 из 5)

Загрузка...