Павел Шумов

Поэт и музыкант, лидер рок-кор группы ЕэЛэФ. В 2005 году окончил естественно-географический факультет НГПУ им. М. Горького. По настоящее время работает в школе по профессии. Лауреат премии им. Аркадия Безрукова на «Open Eurasian Literature Festival & Book Forum».


Рассказ «Осколки»

Мы сидели в фойе длинного барака. Вдоль стены были прикручены стойки с откидными креслами, как в старых кинотеатрах сельских клубов.

Мы сидели, обмахиваясь влажными, после душа, полотенцами. Позади была горная тундра, штурм горы в непроглядном тумане, ураганный ветер, прыжки по курумнику и взятая вершина. Всё огонь.

Впереди была прощальная ночь в горах, похмельное утро, шесть часов в вахтовке «Урала», поезд и ещё два хмельных дня.

Смыв пот и грязь, одуревшие от приполярной красоты, мы ждали пока домоется вторая партия команды и трепались за жизнь.

Дородная хозяйка, открывшая нам душевые, сидела с нами.

— А много народу на базе то?

— Раньше много было, база так-то на сто с лишним человек рассчитана. А сейчас кому он нужен, наш кварц то? Дай бог, человек двадцать пять, да мы вот за хозяйством.

— А корпуса то у вас новые…

— Да, отстроили, тут ведь вы не одни туристы то, полно ходит: кому баньку, кому душ, кто и пожить в бараках просится. Надо уважить. Тут, начальник то уехал, у него и телефон есть позвонить и интернет.

Мы встрепенулись…

— Дорого только, 150 рублей минута по телефону то…

— А телевизор тоже работает? — кивнул я в сторону внушительной плазмы.

— Вот пульт-то.

Замелькал экран. Цветные картинки сменяли друг друга с невероятной скоростью. И нам, за неделю привыкшим менять пейзажи скоростью собственных ног, разговаривать размеренно и неторопливо, через пятнадцать минут информационной радуги, стало не по себе.

Где-то кого –то убивали, резали, кромсали, прогибали, нагибали, принуждали к миру. За что в ответ, этот кто-то не прогибался, сопротивлялся, болел, умирал, консолидировался и укреплялся, ощетинившись стволами и ручными гранатомётами.

Мужики в пиджаках кричали о мире, на улицах махали плакатиками, типа так нельзя, а самолёты всё падали, а корабли всё тонули. Матери качали на руках мёртвых детей, падали дома в облаках разрывов, где-то умирали от новой мировой инфекции, нефть падала, горела и заставляла убивать.

Мы панически защёлкали каналами, но даже на спортивной трансляции ломали людям руки и ноги, болельщики вырывали стулья и месились с полицаями.  А бодрые дикторы яростно комментировали кто из них и кому чего нанёс, начленовредил и был молодцом.

В тихом стопоре я нашёл спасительную кнопку: просто отключил звук. Так футбол, более-менее, стал похож на футбол.

Сменилось ещё пару отчётов о матчах и по экрану снова поползли танки. На одних были чёрно-красные, как из песни АЛИСЫ, флаги, на других, как из песни БГ, золото-голубые.

— Эти всё воюют? – спросили мы хозяйку. Услышать ответ от живого человека, нам, казалось, проще.

— Эти то? Воюют. Вон до Углегорска добрались. Бомбят. Что те, что эти. По домам прям…

И, на секунду замолкнув…

— А я только там ремонт сделала, квартира трёхкомнатная, всё с иголочки: мебель, золото, телевизор, холодильник, гарнитур на кухне. Сюда-то я на лето приезжаю работать, лет двадцать пять уже. А на зиму домой, туда, погреться. Много ли тут зимой заработаешь? Ночь одна. Звоню вот каждый день соседям, а из пяти подъездов никто не берёт. Померли все? Или поразбежались. Как мне вот теперь? Здесь есть где остановиться. Однушка в Инте. А куда я зимой на работу пойду? Своим не хватает. А внуки куда ко мне теперь приедут? Эти ведь долго теперь не угомоняться.

Мы сидели в трёх тысячах верст от картинок на экране. На экране земля рвалась в небо, засыпая всё вокруг грязью и ошмётками живого.

Мы сидели и молчали, вокруг нас были горы и тундра, одинокая женщина и телевизор. В телевизоре снаряды рвались на части на улицах Углегорска. А осколки летели в нас.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (13 оценок, среднее: 3,08 из 5)
Загрузка...