Олег Озарянин

Родился 1 января 1969 г. в городе Житомире (Украина), где и проживает по настоящее время. По образованию: инженер-электронщик.
Настоящее имя автора Антонюк Олег Николаевич. Но широким массам читателей он хорошо известен под литературным псевдонимом – Олег Озарянин – по многочисленным публикациям в журналах «АКМЕ», «Ковчег», «Отражение», альманахах «Облако», «От сердца к сердцу», «Киевская Русь», «Юрьев день», «Провинция», «Каштановый дом», «Встреча», «Песни Южной Руси», «Форум», «Звёздный колодец» и мн. др.
Творческие достижения последних лет:
– Литературная премия «Читательский вердикт» как лучшему автору международного
литературного альманаха «Форум» 2014 года от Всеукраинского творческого союза
«Конгресс литераторов Украины»;
– Диплом и медаль финалиста международного литературного фестиваля «Редкая птица» в
номинации поэзия (лирика), Днепропетровск, 15 ноября 2015 года;
– Диплом и медаль победителя очного тура международного литературного фестиваля
«Редкая птица» в номинации поэзия (лирика), Днепропетровск, 15 ноября 2015 года;
– Диплом литературно-поэтического журнала «Poezia.ru» за 3 место в конкурсе
эротической поэзии «ЭРПО», 9 марта 2016 года;
– Лауреат ІІІ степени Всеукраинского Литературного Фестиваля «Возрождение Поэзии- 2016», 12 марта 2016 года, г. Одесса;
– Диплом литературно-поэтического конкурса «Тамановские чтения — 2016» за высокое
творческое мастерство и 1 место в номинации «Конкурс одного стихотворения»,
Красноармейск, март 2016 года;
– Лауреат и победитель Фестиваля-конкурса «Русский Still», 1 место в номинации Поэзия, Германия, сентябрь 2016 год;
– Диплом литературно-поэтического журнала «Poezia.ru» за 2 место в конкурсе
поэзии «Третий лишний», октябрь 2016 года;

С сентября 2016 являюсь членом «Международной Гильдии Писателей», Германия.

Автор двух поэтических книг:
«Минуты тишины» (2011, Киев)
«Письма лучшему другу» (2014, Житомир)

 

 

Любовная лирика «В венской кофейне»

БУКЕТ ИЗ МЕЛАНХОЛИЙ

МЕЛАНХОЛИЯ ПЕРВАЯ

На рассвете рассеялись облака,

Воссияло солнце верховным Богом.

Вящий шум ночной, умолкай,

От раздумий дай отдохнуть немного.

Как же узок стал мой привычный круг,

Да ещё сжимается с каждым годом.

Близоруко щурясь на каждый звук,

Стал бояться старости и погоды.

Всё смотрю на сад за моим окном,

Всё хочу под снегом найти цветочки.

Постоянно думаю об одном:

О здоровье мамы и старшей дочки.

Но стихи и страхи – не для продаж;

Так о чём ещё сожалеть расстриге?

И какой немыслимый персонаж

Описать в ещё не рождённой книге?

МЕЛАНХОЛИЯ ВТОРАЯ

Наигрывает прошлое мотив,

Который, будто лук, слезоточив;

Его мы пели во дворе, в беседке,

Где собирался вечером народ,

Хлебнувший от наркомовских щедрот;

Меж ними – мы, совдеповские детки,

Чумазая, дворовая шпана.

Страна тогда казалась не страшна,

И каждый знал – в ней повезло родиться,

Там, за бугром – сплошной капитализм;

Как здорово, что все мы собрались,

И верой в коммунизм светились лица.

Прошедшее приходит лишь во снах,

В неясных, бледно-розовых тонах:

Мне восемь лет, я при смерти при этом;

В груди моей сгорает кислород,

И Смерть ко мне вплотную подойдёт,

Промолвив: "Что ж, живи, но будь поэтом!"

Затем, воскреснув из небытия,

Я с той поры не буду больше я:

Возьму кружиться у свечи слепящей;

И обострятся зрение и слух,

Я стану некий вездесущий дух,

Себе нисколько не принадлежащий.

МЕЛАНХОЛИЯ ТРЕТЬЯ

Изба, где рос, звалась "времянкой".

Печь, уголь, низкий потолок.

Болел то свинкой, то ветрянкой;

Мальцом был тощ и худощёк.

Переселились в коммуналку;

Хоть центр, да жили без удобств.

Отец, ни шатко и ни валко,

За жизнь и тыщи не наскрёб.

Уже давно и дома нету;

На этом месте – Главпочтамт.

И разбросало нас по свету:

Отец подался к праотцам;

Сестра умчалась заграницу,

Для мужа викингов рожать;

К деревне начал я клониться,

А в городе осталась мать.

Что остаётся после детства?

В коробке спичечной – жучок?

Друзья, что жили по соседству?

Нет, всё утеряно… Широк

Казался двор наш, необъятен…

Взглянул сейчас – дыра дырой!

Жизнь состоит из ярких пятен,

Так часто меркнущих порой.

И нашей памяти страницы

Уже не в силах уберечь

Любимые когда-то лица;

Ни боль разлук, ни сладость встреч.

Лишь изредка мелькнут нечётко –

Улыбка ли, глаза – в мозгу:

Я знался с этою красоткой!

Но как? И вспомнить не могу.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 1,67 из 5)

Загрузка...