Оксана Алмазова

Родилась и проживаю в Республике Казахстан. Автор двух книг художественной прозы, лауреат 11 литературных конкурсов (Россия, Украина, Австрия, Чехия, Казахстан). Пишу на русском языке.


«Изнанка благодарности»

Лев уже не помнил, зачем заходил в учительскую. Педагоги, увлеченные живописным рассказом физички, сразу его не заметили.

– Привозят, говорят, фронтовых дедов ну никаких. А родственники к врачам чуть ли не с молитвами: «Спасите!.. Что хотите, делайте, но надо, чтоб он был живой!».

– Господи, зачем? – удивилась завуч.

Ответил ей биолог.

– У ветеранов пенсии большие. Часто вся семья на них живет. Ну там безработные, алкаши, да просто привыкают. Пока дед жив – деньги идут. Да и льгот очень много.

– Так вот их и держат на аппаратах по нескольку месяцев, – быстро закивала физичка, упиваясь достигнутым эффектом всеобщего потрясения.

– Ужас! Умереть человеку нормально не дают…

Теперь Лева прокручивал в памяти тот разговор, едва поспевая за прадедом по серой слякоти. А дед дул прочь от больницы так, как, пожалуй, никогда по молодости не удирал от немцев.

Дед у него был что надо, с понятием. Не ныл никогда, как другие старики, хотя жил, как все. С военной поры в жизни деда, да и всей страны сменилось несколько эпох.

С дедом можно было спорить, и, хоть уроки Лева давно делал сам, они временами беседовали. Старшее поколение весьма интересовалось, чему нынче детей учат. Реферат по экономике, приготовленный правнуком для олимпиады, вызвал уважительное цоканье:

– Вон сколько способов сохранить накопления придумали! Акции, золото, картины. Главное – чтоб подделку не подсунули.

– Ценность всего относительна, – пробубнил подкованный Лева. – Я читал, в блокадном Ленинграде слиток золота меняли на две буханки хлеба. В тяжелые года все накопленное мало ценится, и плюс на минус все равно даст минус.

– Ну а трудовой вклад? – спросил дед. – Со сберкнижки-то все пропало, зато пенсия у меня теперь… повезло, что я в нашей стране ветеран-пенсионер, а не где-нибудь. Война – это минус, конечно, да и старость – не радость, а в итоге плюс!

***

Дед гордился тем, что Родина оценила его заслуги повышенной пенсией и прочими льготами. До поры радовался. Пока вот Сергей Петрович, друг его, не попал в больницу.

– Хорошо, хоть позвонили, сказали, – оценил внимание дед. И скорее поехал проведать фронтового товарища. Хотел сам, но мать попросила Леву сопроводить; как знала.

Сама больница – не рай. Но к увиденному и Лев, несмотря на подслушанное в учительской, оказался не готов. Родственники, перепуганные утерей кормильца, смахивали на персонажей из фильма ужасов, только со стороны самих ужасов. Недвижимый Петрович на койке. Дед выдержал это десять минут и молча ушел.

Лев не догнал его – он сам уселся на скамью у пустой остановки. Дождался, пока парень подойдет.

– Пенсия хорошая, и семье нужен, и медицина вперед шагнула – одни плюсы, куда ни кинь. И все ж Петрович предпочел бы немецкую пулю в окопе. Вот и дали три плюса жирный минус, – дед поглядел на него кисло, и Лева заставил себя не опускать глаз. Ну куда отвернешься от трагедии. – Я тут подумал. Пообещай, что со мной такого не случится.

Первым побуждением парня было горячо поддержать просьбу. Лева знал, что именно его дед такой подляны со стороны семьи мог не опасаться. Дети и внуки, включая Левину маму, все работали и никогда денег у деда не просили. Он сам отчислял половину на депозиты для правнуков, «на образование», как он говорил.

– Насколько смогу, – честно ответил Лев, прежде чем подумал, что мог бы и соврать в этот раз. – Ты же не предлагаешь мне тебя убить в случае чего?

Долгий обмен взглядами – и дед смиренно кивнул, вздыхая. Он, конечно, знал, что такое «эвтаназия», и что закон ее запрещает.

– Ясно, не вздумай. Ни к чему тебе в тюрьму садиться, – согласился он. – Буду надеяться, обойдется само. Я тут подумал, – в его тон вкрался сарказм, – а ведь скажут, тоже государство виновато. Что у людей денег нет, и держатся за стариков. А кто виноват, что Петровича внучка, Ленка, не выучилась, мужей меняла и с ребенком одна осталась? Или что Генка у них гениальный, для него, такого, подходящей работы еще не придумали? Страна и правительство в ответе, не иначе.

– Как сказать, – возразил Лев. – Вот если безработица в маленьком городе, что людям делать? – и вдруг улыбнулся: – Ты всегда страну защищаешь, да?

Дед поднялся, распрямился и приосанился.

– А кто ж еще ее будет защищать? – рассудил он.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (33 оценок, среднее: 2,30 из 5)

Загрузка...