Нугзар Башелейшвили

По профессии—архитектор.
Мои рассказы публиковались в грузинской периодике и были изданы два сборника издательством «Саари» в 2002 г. в Тбилиси на грузинском языке под сокращённой фамилией—Башели.


Рассказ «Из тьмы, или «Мадонна с младенцем»

отрывок

С нетерпением ждала наступления шести часов вечера, именно тогда возвращался он с работы… Не касаясь ступенок взлетала на второй этаж и не снимала палец с кнопки звонка до тех пор, пока не слышала щелчок замка (ключей не осталось, дважды теряла, а изготовить дубликат ленялась почему-то). Не давала нормально открыть дверь, врывалась и как ребёнок вешалась на шее…
Мужеством и могуществом пахли его широкие плечи… Так обнимала она отца в детстве…
Мгновенно срывала с себя одежду. Его потные мускулы раздувались как мячи. Заточённая под тяжёлым, громадным телом, себя ощущала на седьмом небе. Эта тяжесть вовсе не давила, наоборот, всеми силами ухватывалась за его спину и так тянула к себе, будто хотела своим телом проглотить его или самой раствориться в нём…
— — —
— В командировку отправляют… Через две недели вернусь…
Какими бесконечными показались эти две недели!..
Весь вечер сидела мрачная, а он насмехался:
— Когда умру, красиво станешь оплакивать!
Никак не смогла развеселиться, потом сказала, что голова разболелась, в последний раз вздохнула запах его груди и вышла.
На лекциях с трудом сидела. Чаще через пару лекций домой возвращалась, брала книгу, ложилась и смотрела в потолок. Не могла читать, её мысли только его искали, только его лицо стояло перед глазами, а на теле ещё чувствовала скольжение его пальцев, прикосновение его горячих губ… Как дура то улыбалась бессмысленно, то плакала без причин…

Обеспокоенная бабушка не знала, чем помочь: приготовила разную вкуснятину—не дотронулась, предложила пойти к врачу—отказалась. Бедная не могла понять, что стряслось и со своей заботой больше раздражала её. А она не хотела ничего, ничего кроме как думать о нём…
Со стены глядели лица родителей, глядели с доброй, но слишком уж тоскливой улыбкой…
Хорошо помнит, как вынесли два гроба из дома: тела были накрыты, сильно были они изувечены!..
С тех пор не любила легковые автомобили, особенно такие, у них что был—узкий, с длинным носом, горбатый… В городе почти не остались такие, разве что у соседа. Сколько раз выглядывала в окно, сосед всегда лежал под ним и чинил… Зачем?!.. Для чего?!..
— — —
На третий день не стерпела и направилась к его дому. Хотела ещё раз почувствовать трепет сердца при приближении к желанной двери…

В окне заметила свет…
От восторга чуть не задохнулась, вмиг пролетели ступени под ногами и всей силой нажала на кнопку звонка.
Внутри тишина…
Как пьяная обернулась и присела на ступень.
«Забыл выключить?! А, может, воры?!»
Вскочила и выбежала на улицу. Свет опять горел. Не раздумываясь бросилась к водосточной трубе и стала подниматься. Ноги скользали, пальцы царапались, но она медленно и упорно ползла вверх… Вот доползла до карниза… И до окна рукой подать..
Заглянула…
На столе стояли бутылки, за столом стояла женщина с обнажённой, большой грудью, опираясь руками на стол и опустив голову, а позади неё прикрыв глаза и прикусив губу медленно качался он!..
Внутри всё обледенело, всё тело онемело…
Услышала глухой звук… Боли не почувствовала… Сидела на тротуаре и
пустыми глазами смотрела на стену…
— Девушка, вам плохо?—чья-то рука помогла подняться.
Резким движением избавилась от этой руки…
При первом же шаге страшная боль пронеслась по всему телу, но всё-таки шла, упрямо двигалась вперёд стиснув зубы и дрожа как лихорадочная.
Долго шла так бессмысленно, потом встала, оглянулась, какая-то мысль осенила вдруг, глаза дико засверкали, злая улыбка нарисовалась на окаменевшее лицо, резко повернулась и зашла в подъезд: подруга жила там.
Позвонила. Не открыли. Кулаками набросилась на дверь.
Дверь открылась.
— Что с тобой, чё дверь ломаешь?! Случилось что?!Ничего не ответила, прошла мимо и зашла на кухню. Оттуда вернулась с ножом в руке. Подруга, разинув рот и широко раскрыв глаза, попыталась остановить, но сильный толчок отбросил её к стене.
…Уже не хромала, смотрела волчьим взглядом и так крепко держала нож, что кровь перестала течь в пальцах.

Свет в окне уже не горел. Поднялась по лестнице. Дрожащей рукой позвонила.
Послышались шаги…
Кровь хлынула в лицо, в висках почувствовала своё сердцебиение. Жуткая и непонятная боль так сильно охватила все внутренности, что застонала скрежеща зубами.
Дверь отворилась.
— Малыш! Это ты! Звоню, дома тебя нет… Сегодня вернулся, планы изменились… По дороге чуть выпили… Чертовски устал, спать собирался. За три дня, три часа не спал,—обнял и нежно поцеловал в лоб,—как ты без меня, не соскучилась? Почему такая бледная? Пошли, чаем напою.
Стояла не дыша… Глаза неживые и лицо как у мертвеца…
— Что с тобой?! Это что?! Нож?! Убить, что ли, собираешься?—так добродушно улыбнулся, отец что улыбался ей.
Сверкнул нож…

Его изумлённый взгляд и улыбка примёрзшая к губам…
Нож торчал в бедре. Кровь текла по рукоятке и капала на пол…
В ушах зазвенело, ужасный страх охватил вдруг, стены зашатались, потолок закружился… Руками прикрыла уши, чтобы невыносимый звон не вскрыл череп.
Как бешеная бросилась вниз. Бежала неоглядываясь и всё прикрывала руками уши, а перед глазами всё стояли его изумлённый взгляд и кровь капающая на пол…
Войдя в квартиру чуть отдышалась, закрыла дверь на все замки, свалилась на кровать и спрятала голову под подушкой…
— — —
Было холодно… Холодно внутри…
И вокруг холодная тишина…

Нет, тишина орала… Оглушало биение собственного сердца…
А в голове—его взгляд и кровь капающая на пол…
Встала. Открыла аптечку. Достала всё, что попало под руку, наполнила стакан водой, присела на кровать и стала безрассудно сыпать лекарства в стакан… Сердце перестало пытаться вырваться внаружу, напротив, оно почти совсем прекратило биться… Сидела и смотрела на стакан, но будто и не замечала его. Может и забыла про своё решение… Сидела не шевелясь и в глазах у неё стояла безграничная пустота: ничего она не замечала и ни о чём не думала…
Телефонный звонок раздался вдруг. Вздрогнула, стакан выскользнул из руки и мокрые осколки рассыпались по полу.
Машинально поднесла трубку к уху.
— Здравствуйте!..—трубка тяжело дышала,—вы меня не знаете… Мне необходимо с кем-то поговорить… Прошу, не бросайте трубку…
Слова, вышедшие из телефона, улетели впустую, не задев её разума.
— Алло!..—заволновалась трубка.
— Слушаю…—ответила рассеянно, а разум опять отказывался принимать что-нибудь.
— Думал, ушли…—голос чуть успокоился,—хотел что-то сказать… Не знаю с чего начать…—медленно, отрывисто разговаривал,—вокруг такая темнота!

Всё воняет плесенью… Холодно…
Это последнее слово как волшебный ключик подошёл к замочку его разума. Опомнилась. И у самой окоченели ноги.
— А откуда вы звоните?!
— Из тьмы… Не бросайте, пожалуйста! Я не сумасшедший! По крайней мере, пока… Знаете, по чём скучаю больше всего? По солнцу… Как сон вспоминается то время, будто кто-то другой прожил той жизнью… А, может, действительно другой… Или, может, сейчас я во сне?.. Знаете, как красиво солнце, когда восходит?! Столько раз всматривался в это чудо!.. Заката не люблю—на смерть похож!.. Вы теряли кого-нибудь?
— Родителей… В детстве… В автокатастрофе…
— В автокатастрофе?!—на секунду голос будто помер, потом опять тяжело задышал.
Молчание затянулось.
— Алло… Вам плохо?
— Нет… Я себя потерял… Мёртвому не бывает плохо… Тяжело ощущать собственную смерть… Если можно, позвоню ещё… Когда-нибудь… Может быть… Если дадите номер.
— Звоните…—сказала номер.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (20 оценок, среднее: 2,80 из 5)

Загрузка...