Нина Мацевило

Нина Мацевило (творческий псевдоним), детская писательница. Окончила Минский государственный педагогический институт иностранных языков (ныне МГЛУ), работала переводчиком. Рассказы Нины Мацевило публиковались в белорусском литературно-художественном журнале «Неман», а также в детских журналах. В 2014-м году «Белорусский государственный литературный фонд» выпустил ее книгу для семейного чтения «Последняя гроза: невыдуманные рассказы о природе и животных». Готовится к печати книга рассказов для детей «Жили-были два кота». Живет в Минске.
«Книга, которую читателю посчастливится открыть, наверняка изменит его к лучшему. С первой же страницы его обнимет, как мать, природа, имеющая голос, слух, глаза, и расскажет ему, громко и шепотом, плача и радуясь, что она чувствует, слышит и видит в себе и вокруг, под солнцем жизни. И узнав это, с пеленок вроде известное, человек как бы посмотрит на себя со стороны и поймет то, о чем раньше даже не задумывался. Не случайно, конечно, своим доверенным и поверенным, глашатаем и кристалликом зрения избрала природа автора этой книги, Нину Мацевило».
Юрий Сапожков
(поэт, литературный критик)

 

Отрывок из произведения «Жили-были два кота»

Из предисловия автора:

«Каждый год ранней весной мы отправляемся в деревню, на дачу, и живем там до глубокой осени. С нами приезжают два кота: Бублик и Пуф. Привозят с собой домашних любимцев и другие. Здесь  четвероногие дачники большую часть времени проводят на улице – это не то, что сидеть взаперти в городских «клетках». Наблюдая их взаимоотношения с людьми и другими животными, могу сказать, что они не так просты. У каждого свои истории, свои драмы.  А какие интересные характеры, повадки, какие сложные переживания! …»

 

(два рассказа из середины книжки)

Поход за еловыми лапками

Пуф легок на подъем – всегда готов отправиться на любую прогулку. Как-то поздней осенью мы с дедушкой собрались в лес на заготовку еловых лапок. Этими колючими лапками мы обвязываем стволы молодых яблонь, чтобы зимой кору не погрызли зайцы. Пуф последовал за нами, и прогнать его домой было невозможно. Он живо трусил по бездорожью с высоко поднятым хвостом – в хорошем расположении духа. Глядя издали, можно было подумать, что это маленькая черная собачка сопровождает хозяев. Он то и дело норовил обогнать нас. А в лесу весело запрыгивал на стволы деревьев, хвастая, какой он ловкий.

Мы направлялись к тому месту, где недавно заготавливали лес. Там остались целые горы еловых и сосновых лапок. Но идти понадобилось гораздо дальше, чем я предполагала. Постепенно энтузиазм Пуфа стал убывать. Он уже не забегал вперед, а тащился позади, опустив хвост. Теперь он старался держаться поближе к нам, оглядывался по сторонам и робко мяукал. Я взяла его и некоторое время несла на руках. Пуф не переставал мяукать – заглядывал мне в глаза, явно спрашивая: «Почему мы так далеко идем?» Затем спрыгнул на землю и повернул назад к дому, голосом горячо убеждая нас последовать за ним. Но мы продолжали идти вперед. Пуф бежал вдогонку, снова поворачивал назад и звал. Тогда дедушка велел нам оставаться на месте и подождать. А он пойдет один, поищет место порубки. Сначала Пуф молча, с недоумением, смотрел на удаляющуюся фигуру. Потом засуетился, забегал туда-сюда. Он не знал, оставаться ли ему со мной или следовать за дедушкой. А когда тот скрылся из виду, не отрывал взгляда от места его исчезновения. Через некоторое время я окликнула дедушку. Он отозвался. Услыхав знакомый голос где-то вдали, Пуф еще больше забеспокоился, залез на пенек, напряженно вытянулся вперед и вдруг закричал громко-громко. Трудно поверить, но он, как человек, аукал хозяина!

Наконец, на тропинке появилась движущаяся зелёная гора. Дедушка тащил на спине огромную связку лапника. Ветки, свисая, закрывали его голову. Пуф со страхом и любопытством смотрел на эту живую гору и, на всякий случай, прижался к моим ногам. Успокоился он только тогда, когда дедушка заговорил. Часть веток досталась мне, и мы двинулись в обратный путь. Скоро Пуф сообразил, что мы идем домой, оживился, и радостно устремился вперед. Он обогнал нас, безошибочно показывая дорогу, будто много раз ходил по ней. Время от времени он оборачивался, чтобы убедиться, идем ли мы следом. На развилках из нескольких тропинок он безошибочно выбирал самую короткую. И вот лес закончился – перед нами лежало скошенное ржаное поле. Можно было пойти в обход, по дороге. Но Пуф и тут выбрал более короткий путь – через колючий ржевник.

В сад он вошел с высоко поднятым хвостом. Правда, едва дойдя до середины, в буквальном смысле свалился с ног –  плюхнулся на траву и вытянулся лежа на боку. И тут со стороны дома показался Бублик. Он направлялся к нам. Увидев Бублика, вконец измотанный Пуф вдруг вскочил и так стремительно понесся навстречу закадычному другу, что сбил того с ног. Затем обнял его шею передними лапами и начал радостную потасовку, которую они устраивали каждый день.

 

 

Бориска

Жил-был в деревне рыжий кот Бориска. Нелегкая судьба ему досталась. Из его дома семья переехала в город. Некоторое время он жил со старенькой бабушкой, а потом и вовсе один остался. Никто не захотел забрать его с собой на новое место. Приходилось котику самому добывать себе пропитание. Он забредал в чужие дворы и высматривал, где что плохо лежит. Летом в домах двери часто нараспашку. Он выследит, когда хозяева отлучатся в огород или за водой, тут же заскочит в дом и хватает, что ни попадя. Иногда попадались даже вкусные вещи. Как-то раз за ним по улице гнался мужчина – когда Бориска украл целое кольцо домашней колбасы и тащил к себе. В другой раз ему удалось стянуть печенку. Да мало ли чего бывало. Где люди сами что-то давали, а где доедал за другими животными. Само собой, вылизывал тарелки котов, которых привозили на лето из города.

Труднее всего было зимой. Дом Бориски был заперт, в его распоряжении оставался только сарай. В эту пору мы наведывались в деревню лишь изредка – проверить свою дачу, все ли там в порядке. Иногда жили здесь по нескольку дней. К поездке специально копили разные продукты, чтобы подкармливать птиц и деревенских котов. Лично для Бориски привозили мешок всякой всячины. Жаль только, что не умел он разумно, по-человечьи, распределять и хранить продукты, чтобы их хватило надолго. Когда мы приезжали с ночевкой, то топили печку, готовили еду, и Бориска блаженствовал, гостя в нашем теплом доме. Он ел теплый суп, и все внимание было ему одному. И не было здесь никаких других котов! Поэтому весной он никак не мог примириться с тем, что понаехали тут толстые городские коты, заняли весь дом и двор. А Бориска по праву уже считал себя в этом дворе за главного. И это право он отстаивал «кулаками», то есть, когтями и зубами. Весь дачный сезон наши коты ходили в ранах. Однажды после драки с Бориской Бублик две недели ковылял на трех лапах. Пришлось носить еду для Бориски в его собственный двор, чтобы избежать лишних конфликтов.

За нашим забором, в низине, после сильного ливня образовалась огромная лужа, похожая на озерцо. Лужа эта простояла довольно долго, потом постепенно стала высыхать, оставляя по краям ореол жидкой грязи. Когда Бублик и Бориска в очередной раз выясняли отношения, то не заметили, как очутились прямо в этой луже. Вода не охладила их пыл. Они продолжали яростно сражаться, крепко сцепившись в кольцо, а затем перекатились в жидкую грязь. Я не могла разнять их даже палкой. Тогда я вошла в лужу, схватила своего кота и отбросила на траву. Но озверевший Бублик вместо благодарности бросился на меня и вцепился мне в ногу. Затем отскочил в сторону, ошалело огляделся, соображая, что происходит, и, наконец, понял, что делает что-то не то – что перед ним хозяйка, а не его обидчик. Он тут же ринулся к забору его искать. За это время Бориска успел перебежать в свой двор, и Бублик не посмел заступить на чужую территорию. Воинственный дух соперников, вымазанных толстым слоем грязи, просто поражал. В то же время, невозможно было удержаться от смеха, настолько комичен был их вид.

Хорошо, что у нас в саду стояла бочка с нагретой на солнце водой. Дети поймали Бублика, и стали его отмывать. А я смывала кровь с оцарапанной ноги. До самого вечера на солнечном пригреве Бублик вылизывал свою мокрую шубку. А Бориска забился в сарай и два дня мы его не видели. Наконец, он появился. Я представляла его в засохшей грязевой корке, думала, что еще и сейчас его не поздно помыть. Ничего подобного!  Вид у этого забияки хотя и был грязноватый, но почти такой же, как всегда.  А попытка искупать чужого кота, который никогда в жизни не принимал банные процедуры, могла плохо кончиться. Видно немало пришлось Бориске поработать язычком, чтобы показаться в прежнем виде. Но недаром он дворовый кот, он умеет сам о себе позаботиться.

Несколько дней я боялась взять на руки своего собственного кота. А Бублик успокоился и стал прежним. Когда я с опаской протянула к нему руки, он тут же прижался ко мне, замурлыкал, и стал лизать мне щеку и ухо. Больше он никогда не причинял мне боли. После тех событий наши рыжие коты перестали драться. Хотя, нельзя сказать, что они стали друзьями. Когда встречались, то сходились нос к носу и долго гудели, запугивая друг друга.  Но этим все и заканчивалось. Выдержав длительную паузу, они расходились подобру-поздорову.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (56 оценок, среднее: 2,68 из 5)

Загрузка...