Михаил Стародуб

Выпускник Школы Студии (ВУЗ) при МХАТ СССР, Литературного Института им. А.М. Горького.
Актер театров: Центральный академический театр Российской Армии; Частный театр «Мел», г. Москва; «Камерный молодежный театр Ирины Хуциевой» г. Москва.
Член Российского (Московского) Союза Профессиональных Литераторов с 1996г.
Член международного творческого объединения детских авторов (МТО ДА).
Знак «Серебряное перо Руси 2014» (№ 96).
Лауреат конкурсов «Золотое перо Руси 2011, 12, 15 г.г.», Лауреат 1-й степени конкурса «Русский STIL-2016», прочих конкурсов.
Лауреат Всероссийского конкурса «Новые песни детства» музыкального проекта «Дорогами добра» 2012г.
Автор пьес. Дипломант Всероссийского конкурса пьесы «ДРАМАТУРГИЯ ДОБРА» (2006г., Правительство Московской области, Министерство культуры Московской области).
Книги: «Записки супермена» (1991, «Прометей», М.); «Детские стихи» (1995, «Совер», М.); «Вам же хуже быть не в луже» (2001, Издательский Дом «Грааль», М.).
Участник сборников: «Классики» (2002, «Детская литература», М.), «Классики-2» (2003, «Детская литература», М.), двухтомник «Классики» признан лучшей книгой РФ 2003 года в номинации «ВМЕСТЕ С КНИГОЙ МЫ РАСТЁМ»; «В лесу родилась елочка» (2014, «ОНИКС-ЛИТ», М.), Хрестоматия «Созвездие детства» (2016, «АРКТИ», М.)
Альманахи: «Литературный перекресток». (МСЛ,№№ 1–9); Литературный Зеленоград» (№№1-4); «Мел-О-Драма».
Печатаюсь в газетах и журналах. Автор и исполнитель песен.
Художественный фильм по мотивам рассказа «Корешок» (2012г., студия «ИНТОСПЕКТИВА», полнометражный).


Сказка «Клеймо сиятельной птицы»

отрывок

Жили-были два волшебника – мрачный Злюка и легкомысленный Добряк.

Однажды аист с длинным, крючковатым, загнутым вверх клювом принес в дом Злюки колыбель с малышом. Разумеется, Злюка пришел в бешенство! Начал читать заклинания, чтобы разорвать аиста на мелкие клочья. Только ничего не получилось: на аистов с загнутым вверх клювом никакое волшебство не действует – ни доброе, ни злое.

А через день тот же аист принес младенца-девочку Добряку.

– Спасибо! – сказал аисту Добряк. – Как я рад. Теперь у меня есть дочка.

Злюка звал сына Тарарамом. Мальчик подрастал на удивление сообразительным, смешливым и совершенно неспособным обижаться на многочисленные козни и выходки. Когда Злюка пытался стращать и даже злить Тарарашу, малыш так заразительно хохотал, что Злюка впервые за многие годы, кривил в ответ узенькие губы.

– Бедный папочка! – говорил Тарараша, научившись произносить слова. – Опять придумал вредоносную гадость! Позволь обнять тебя!

– Зачем это? – вне себя от возмущения интересовался Злюка.

– Чтобы прижать к любящему сердцу. Поверь, тебе сразу полегчает!

Между прочим, девочка Ластюша, доставшаяся Добряку, наоборот, была существом капризным и обидчивым. Раздражалась из-за пустяков и просто так, без всякой причины.

Дерзила, спорила.

– С добрым утром! – говорил Добряк. – Пора вставать.

– Спокойной ночи! – отвечала Ластюша и, повернувшись на другой бок, продолжала лежать в колыбели.

– Спи… – соглашался Добряк.

– Не желаю! – кривила губы Ластюша. – Надоело валяться!

– Поступай, как захочется, – предлагал Добряк.

Безобидные слова эти возмущали Ластюшу чрезвычайно.

– А как мне захочется?! – кричала она, сжимая кулачки. – Угадай-ка?!

Добряк был искренне удивлен и растерян. Что он сделал не так? Чем провинился?

– Ни за что не угадаешь! – усмехалась Ластюша. – С такой, как у тебя неповоротливой «соображалкой»…

И вот наступило время, когда все мальчишки и девчонки отправляются в первый класс школы.

– Наконец-то! – обрадовался Злюка. – С завтрашнего дня будешь учиться в частной школе профессора Приду-Думского, – объявил он Тарараше. – Жить, между прочим, будешь у него в доме. Так положено.

– Я буду скучать по тебе, папочка! – вздохнул Тарараша.

«А я – нет!» – усмехнувшись, подумал Злюка. Но вслух говорить об этом не стал. Почему-то сдержался.

– Жаль расставаться! – огорчался Добряк. – Но учиться должны все, даже дети волшебника. Утром отправишься к профессору Приду-Думскому, в его частную школу… – сообщил он Ластюше.

– Скучно с тобой… – ответила Ластюша. – А профессор очень пожалеет, что согласился чему-то обучать меня в этой жизни…

Начал профессор Приду-Думский учить уму-разуму Тарарашу с Ластюшей и скоро убедился, оба они – самые обыкновенные дети, каких вокруг – без счету. Не обладают магическим чутьем, колдовским талантом, способностями к целительству, ворожбе и предсказаниям. Впрочем, Тарараша с удовольствием гонял в футбол, а у Ластюши оказался безупречный почерк.

– Талантливо пинать кожаный мяч?! – возмущался Злюка. – И это – сын могущественного волшебника… Кому же я передам в наследство бесценный опыт коварного мага и безжалостного колдуна?

Зато Добряк искренне радовался.

– Хороший почерк – редкое качество! Ластюша будет писать приятные для глаза поздравительные записочки и праздничные открытки. Между тем, Ластюша, в свободное от уроков время, развлекалась самым неподобающим образом! Она научила любимого попугая профессора Приду-Думского, время от времени, кричать истошным птичьим голосом:

– Дважды два – пять!

А еще – подменила обложки Тарарашиных учебников. В букваре разместились примеры на умножение и деление. И ответы – с ошибками. В задачнике – пересказы бродячих ночных кошмаров и жуткие истории с необъяснимыми событиями. В словаре – ноты песен для дискотек и вечеринок, а в школьном дневнике – модные картинки и прикольные фотки для девушек.

Наконец, однажды ночью, Ластюша зашила рукава пальто профессора и прибила гвоздями к полу новые башмаки Тарараши.

– Трудолюбивое дитя! – восхищался Добряк (а профессор Приду-Думский был в недоумении). – Со временем станет первоклассной портнихой. Или дрессировщицей попугаев!

Прошло несколько лет, дети волшебников подрастали. Тарараша мужал, Ластюша хорошела.

Однажды весной профессор отменил урок математики из-за внезапной простуды.

Молодые люди вышли из классной комнаты в парк, который начинался за порогом профессорского дома. Теплый весенний воздух можно было, кажется, раздвинуть руками.

– Вот странно…– сказал Тарараша, – утро пахнет разрезанным арбузом.

– Пахнет землей и свежестью! – строго поправила Ластюша. – Если быть точным, конечно.

Солнечные зайцы прыгнули на Ластюшины лоб, шею.

– Кажется, сейчас у нас на глазах начнут распускаться цветы, – заметил Тарараша, пытаясь не смотреть на Ластюшину шею и зайцев, которые слепили.

– Разве вокруг мало цветов? – жмурилась она от солнца.

– Одуванчики не в счет! – вздохнул он. – Птицы щебечут…

– Какие? То есть, какие виды, и подвиды птиц ты можешь определить?

– Затрудняюсь, – честно признался Тарараша. – Спрошу у профессора.

Налетел легкий ветер. У самой земли было еще прохладно, хотя весеннее солнце припекало, ого как!

– Зябко… – поежилась Ластюша.

– Зато нету мух, – произнес Тарараша, снимая куртку, чтобы накрыть ее плечи.

– Нету-мух! Мух-нету! – насмешливо кричала Ластюша, убегая, прячась среди деревьев.

– В самом деле! – хохотал Тарараша, пытаясь догнать ее. – Нету! Мух-нету!

Было на удивление беззаботно и радостно.

– Этого еще не хватало! Сын могущественного волшебника, кажется, готов влюбиться… – соображал Злюка. – Дружба, сочувствие чужому горю, жалость и любовь – старинные предрассудки, отказавшись от которых, рассудительный молодой человек может получить множество ценных преимуществ в реальной жизни!

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (12 оценок, среднее: 2,42 из 5)
Загрузка...