Михаил Пегов

Родился и живу в Нижнем Новгороде. С детства я мечтал быть историком и писателем, поэтому после школы поступил на историко-филологический факультет университета. Автор восьми книг для детей, публиковался в журналах «Дружба народов», «Урал», «Волга» и др. Лауреат и финалист различных литературных конкурсов/премий, в том числе «Новая детская книга», «Корнейчуковская премия», «Живая литеатрура».

Michael Pegov (1968). Was born and live in Nizhniy Novgorod. Graduated from Nizhniy Novgorod State University. Author of 8 books for children. Winner of international literature awards and competitions.

Рассказ «Принципы Томаса Джефферсона»

отрывок

Нет, меня не били. Так не бьют, я в нашей школе насмотрелся, как бьют. Нет, нет, надо мной просто издевались. Больше остальных Дубов и Калинин. Там еще другие были, только я их плохо видел – слезы в глазах стояли.

Сначала Дубов с Калининым пинали мою шапку.

-Дуб, принимай! – кричал Калинин раз за разом «посылая пас низом». После его ударов шапка то скользила над сырой, усыпанной прошлогодним мусором землей, то катилась по ней, собирая на себя липкую серую грязь.

-Месси! В левую девятку! – Дубов, напротив, старался пнуть «мяч» как можно выше.

А я, сжав зубы, метался между ними, подпрыгивал, даже падал на колени, в попытках перехватить свой несчастный головной убор. Дубов с Калининым выдавали это за игру, но когда шапка, наконец, случайно угодила мне в лицо, и я ее схватил, Дубов толкнул меня в спину. Кулаком между лопаток. Не сильно, и все же я упал, потому что запнулся.

-Чо, америкос, ноги не держат? – засмеялся Дубов. — Калина, подтверди, я до него пальцем не дотронулся!

-Пальцем? Не! – заржал Калинин. – Он сам. Это его земля русская не держит. Чо разлегся?  Русскую землю решил понюхать, америкос?

«Америкос». Еще час назад меня так никто не называл…

Час назад, перед последним уроком наша классная объявила:

-После школы никуда не расходимся. Поедем в центр города, будем участвовать в антитеррористическом митинге.

-Уууу!.. – заныли все.

-Никаких «У»! – прикрикнула классная. – Никого не отпущу.

Но возмущение все равно не прекратилось, а нытье усилилось:

-Алёна Дмитриевна, я не могу…

-Алена Дмитриевна, у меня собака…

-Алёна Дмитриевна, мне в секцию…

-Все могут! – классная выбросила вперед правую руку и прочертила в воздухе длинную горизонтальную линию. Слева направо, очень категорично.

-Алёна Дмитриевна! – перекричал толпу мой лучший друг Василек. – У меня же нога!..

Классная скривилась: действительно, на большой перемене Василек упал и покалечил ногу. Думали перелом, чуть скорую не вызвали, но когда разобрались, оказалось — растяжение. Обошлось. Хотя растяжение тоже штука малоприятная, и Василек героически не пошел домой, решил дождаться меня, чтобы я его проводил на всякий случай. В общем, ничего страшного, но классная жутко перепугалась, даже валерьянку пила.

-…Алена Дмитриевна! Нога же!

-Ладно, ты можешь не ехать, — проскрипела классная. – А все остальные — как штык.

-Супер я отмазался? – кинулся ко мне Василек. – Но пасаран!

Нда… А что было делать мне?

С недавних пор мы с Васильком стали считать себя оппозиционерами. На днях мой папа рассказал нам о митингах против коррупции, про то, какие замечательные и смелые, а главное — молодые люди в них участвовали, и о том, что назревает новая революция: «Настало время бороться! – восклицал папа. — Свобода! Равенство!.. Естественное право!..  Верность принципам Томаса Джефферсона!..»

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 2,00 из 5)

Загрузка...