Мария Берестова

Мария Берестова, родилась и живу в небольшом городе Мыски. Два года назад я закончила музыкальную школу по классу скрипки, довольно часто мне говорят, что это отражается на моих стихотворениях.
Я полюбила поэзию задолго до того, как сама стала писать. Иногда в литературных кругах слышу размышления о том, что поэту необходимо постоянно влюбляться то в одного, то в другого автора. И я думаю, что это верно.


«Подборка стихотворений»

«Верни мне нить»

 

Верни мне нить, я жизни не боюсь,
она знакома мне, я помню имя.
Верни мне нить, пока еще борюсь,
пока я не растоптана другими,
пока я не зажглась огнем в ночи,
неведомым мне ранее началом.
Верни мне нить, которая звучит,
которая ни разу не молчала.
Верни мне нить, она найдет слова,
забытые моменты и мотивы,
они во мне, внутри, и я одна,
и это означает, я едина.
Покрытые веками и огнем,
они зовут, и мне порою больно —
я собрана из тысячи имен,
но если я их встречу, я не вспомню.

Верни мне нить, я жизни не боюсь,
она знакома мне, я помню имя.

Верни мне нить — пока еще борюсь.
Пока я не растоптана другими.

 

«Воедино»

 

И все воедино сойдется, быть может.
Однажды свобода меня растревожит.
Я птицей мелькну над кроватью супруга,
подумав — «ведь мы не любили друг друга».
Волнуясь, стремительно, милю за милей,
покой нарушая движением крыльев,
я буду лететь над ночными огнями.

Твой город сегодня проснется не с нами.
Твой город сегодня проснется и вздрогнет:
он будет смотреть на пустые дороги,
он будет метаться потерянным ветром,
нестись вдоль домов по забытым проспектам.
Он тихо заплачет. Тревожно, неслышно.
И дождь застучит по испуганным крышам.

Но люди, проснувшись, не станут слезами.
О н и _ н и к о г д а _ н и _ о _ ч е м _ н е _ у з н а ю т.
Мой муж соберется, пойдет на работу.
Он нервно закурит, подумав о чем-то.

Взволнованный ветер промчится, напуган.
«Ты знаешь, ведь мы не любили друг друга».

 

«Ты изменилась»

 

Ты изменилась, и я не знаю,

к какой теперь ты примкнула стае,
в кого влюбилась, кому досталась.

На пальцах — кольца, в глазах — усталость.
Ты хочешь глубже и хочешь ближе,

опять сбежать от проблем на крышу,
стать утром, кистью, холстом и краской.

 

И, может, хочешь сказать мне «здравствуй».

Но ты не скажешь мне это, впрочем.

 

Ты изменилась и стала тоньше.
Ты стала старше, и это странно.

И ты опять мне не по карману.
Точнее, снова не по печали —

пока я думал, твой дом отчалил,
и ты опять улетела птицей.

| И ты мне будешь ночами сниться — прошу ль я этого, запрещаю. |

Ты изменилась, и не случайно.
Ты так болела во мне всю зиму,

что я решил, наконец, покинуть
и этот город, и это горе,

забыть, простить, утонуть в покое.

И как ты думаешь, получилось?

Ты так болела и столько длилась,
что я свой почерк забыл и имя.
Курил, смеялся и спал с другими.
А ты опять обнимаешь город.
И даже, может, ты ищешь повод.

Но ты его не находишь, впрочем.

| Когда тебя доведу до точки, то сразу прочь от домов и станций —

уехать к морю и там остаться.
Смотреть на волны, чужие плечи, искать какой-то забытой вещи. |

Ты изменилась и стала прочной,
ты стала камнем, дробящим строчки.
Ты редко плачешь, но часто тонешь,
ты хочешь ближе, но ты не помнишь,
как нежность души ведет к единству.
Ты стала чуждой, чужой, неблизкой,
и ты в меня не врастаешь болью.

| А если честно, то мы с тобою нашли бы повод, чтоб все сложилось.
И мы опять бы с тобой случились — мы все связали бы этой ночью. |

 

Но мы не сделали это, впрочем.
Ты стала старше. Ты изменилась.

 

«Я не жертва»

 

Ты живешь по законам «убей — или будь убит»,
и слова ты бросаешь ребром, ибо так больнее.

Я не жертва, мой мальчик. Я осмий, титан, гранит,
я запомнила голос и чувствую, где болит.
Не смотри мне в глаза, ты не знаешь, как я умею.

Сколько в море своем ты прячешь убитых тел?
Что скрывает нутро? (надеюсь, еще живое?)
Ты не помнишь, как голос рвался, и взгляд твердел,
но я вижу твое начало и твой предел.

И, поверь, я уже не оставлю тебя в покое.

Мой безжалостный мальчик, ты мог быть огнем и льдом,
но сжигаешь слова и живешь по иным законам.
Ты забыл навсегда дорогу свою и дом,
променял на шкатулку с двойным и надежным дном,
а потом стал чужим, потерянным, незнакомым.

Я читаю тебя насквозь, поперек — до боли.
Ты молчишь, скрыв тревогу и суть за зрачками зверя.
Ты мне первый желал, подумай, такой же доли.

Я не жертва, мой мальчик. Дно, океан и море.
Не смотри мне в глаза, ты не знаешь, как я умею.

 

«Ты мне давно уже не нужен»

 

Ты мне давно уже не нужен!
Но в непроглядной этой тьме,
Устав от холода и стужи,
Бросаюсь под ноги тебе!

Ты мне совсем не нужен рядом…
Но вновь поднявши якоря,
Чтобы к чужим приплыть закатам,
Хватаю за руку тебя!

И ты не снишься мне ночами
И в мысли не приходишь днем,
Но утонув в своей печали,
Вдруг представляю – мы вдвоем!

И если боль меня разрушит,
То в непроглядной этой тьме,
Забыв про холод и про стужу,
Я брошусь под ноги тебе!

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 3,00 из 5)

Загрузка...