Марина Царёва

Я живу и работаю в большом сибирском городе — Новосибирске. Пишу сказки и в прозе, и в стихах для детей совершенного разного возраста: от малышей до подростков. Долгое время работала учителем русского языка и литературы, а потом и детским психологом. Почти двадцать лет учила детей понимать, что такое «хорошо», а что такое «плохо». А сейчас этому, надеюсь, учат мои книжки. Но они совсем не нравоучительные, а, наоборот, весёлые, наполненные юмором. Ещё у меня есть авторский сайт аудиосказок, где я начитываю свои (и не только свои) произведения, он называется «Время сказки».

I live and work in a large Siberian city Novosibirsk. I write fairy tales in prose and in verse for children of different ages: from kids to teenagers. For a long time I worked as a teacher of Russian language and literature, and later as a child psychologist. For almost twenty years I taught children to understand what is «good» and what is «bad.» And now these things, I hope, they learn from my books. But my tales are not at all moralizing, but, conversely, funny, filled with humor. I also have an author’s site for audio books, where I read my (and not only my own) texts, it’s called vremya-skazki.ru «Time of a Tale.»

Отрывок из сказки «Про бобрёнка Симочку и всю его семью»

Не так далеко от хатки бобров было поселение ондатр. Ондатры жили на берегу в домиках-норах, вход в которые был расположен под водой. Симочка видел эти норы и их обитателей издали. И издали эти ондатры были даже очень похожи на бобров, только поменьше размером. И, конечно, они не имели такого уникального хвостика лопаткой, каким гордятся бобры. Хвост у ондатр был голым и длинным, как прутик. Мама иногда сетовала, что за такими соседями трудно поспеть: шесть многочисленных семей бодро обгрызали самую вкусную подводную и надводную растительность берега. «Впрочем, ― всегда добродушно добавляла мама, ― еды хватит на всех». С этими близкими соседями и решил бобрёнок свести знакомство в первую очередь.

― Давай, подружимся с ондатрами, ― предложил он Манюне.

― А вдруг они не захотят с нами дружить? ― усомнилась та.

― Мы ― бобры! Любой ондатр будет счастлив подружиться с бобром! ― заверил робкую сестрёнку Сим, и они поплыли к ондатрам.

Первого, кого они увидели, подплывая, был молодой ондатр. Правда, он был почти взрослым, зато совершенно свободным: он полёживал на воде, держась за стебель камыша и меланхолично смотрел в закатное небо. Бобрята подумали, почему бы скучающему ондатру не познакомиться и не поиграть с бобрятами, которые, конечно, гораздо младше, зато почти не уступают ростом, особенно Симочка.

― Здравствуйте! ― доброжелательно поздоровался бобрёнок.

Ондатр кинул на него незаинтересованный взгляд и ничего не ответил.

― Может, познакомимся? ― продолжил Симочка не так уверенно.

― Нет. ― Коротко и даже грубовато отрезал ондатр, продолжая глядеть в небо.

― Ну, почему? ― удивился Сим, а Манюня от неловкости ситуации быстро спряталась за брата.

― Вы мне мешаете, ― был ответ.

― Но вы же ничего не делаете, ― возразил бобрёнок.

― Уходите! ― ничего не объясняя, сказал ондатр и отвернулся от них.

― Между прочим, вы пользуетесь нашей плотиной! Если бы мы её не построили, тут была бы суша! ― возмутился Симочка, задетый за живое.

― Плевать! ― ответил грубый ондатр, и малышам не оставалось ничего, как убираться восвояси.

Оказавшись на своей территории, бобрята какое-то время предавались обиде и почём зря ругали невежливого соседа. Но вскоре Симушка подумал, что задумку со знакомством нужно довести до конца. Ещё не хватало менять свои решения из-за одного грубияна. Но так как он не знал больше подходящих речных соседей, то предложил Манюне поискать новых друзей на суше.

― Нет! ― испугалась та. ― Мама ни в коем случае не разрешала ходить без неё на берег! Это опасно!

И обычно послушная Манюня стояла на своём, сколько Симочка её ни уговаривал.

― Ну и ладно, тогда пойду один, ― решительно заявил бобрёнок. ― Только маме не говори!

По бобровому каналу он доплыл до суши. Вылезая на твёрдую землю, поросшую травой, Симочка почувствовал тревогу, но тут же эту тревогу прогнал, сказав самому себе: «Мама явно преувеличивает опасности!»

Вокруг было чудесно и тихо, только невдалеке раздавалось негромкое и незлое ворчанье. Симочка пошёл на этот звук и, пробравшись сквозь кусты, на небольшой полянке увидел того, с кем явно можно было попробовать подружиться. Потому что этот кто-то был такой же, как Симушка, ребёнок. Правда, это был какой-то очень уж большой ребёнок ― больше годовалой сестрицы Сони, но зато меньше мамы. «Ничего», ― решил Сим и вылез из кустов.

Незнакомый зверь легко согласился знакомиться. Некоторое время они с интересом рассматривали друг друга, и бобрёнок с удивлением отметил, что у незнакомца нет хвоста. «Наверно, очень неудобно жить без хвоста», ― подумал он, но вслух не стал этого говорить.

― Ты кто? ― спросил он зверя.

― Я ― медвежонок, ― отвечал тот.

Что-то такое мама рассказывала про медведей, но Симочка, как назло, забыл, что именно.

― А я ― бобр! ― с гордостью произнёс он. ― Давай играть?

― Давай, ― согласился медвежонок. ― Давай играть в догонялки. Ты будешь убегать, а я ― догонять.

― Давай, только пусть это будут догонялки в воде, ― сказал бобрёнок, потому что по суше он передвигался очень медленно, а медвежонок быстро. Такие догонялки не стоило и затевать.

― Нет, ― огорчился новый приятель, ― мама не разрешает мне лезть без неё в воду.

― А где твоя мама?

― Где-то тут, совсем рядом, ― ответил медвежонок и позвал маму.

Тут затрещали кусты и появилась мама медвежонка, при виде которой Симочке захотелось тут же удрать, потому что он и предположить не мог, что какой-нибудь зверь может быть такой горой!

Мама-гора села поодаль и нежно посмотрела на своего детёныша.

― Мама, я подружился с бобром! ― похвастался сынок.

― Ты не можешь дружить с бобром, ― снисходительно улыбнулась та. ― Бобрёнок ― это вполне подходящая еда для медведей. Вот придержи-ка его, сейчас я тебе это покажу.

Слова мамы озадачили медвежонка, он в недоумении застыл, пытаясь осмыслить, что новый приятель ― еда. Симочку же эти слова просто ошеломили, но произвели на него обратное действие: он рванулся с места и что есть сил побежал к ближайшим зарослям. Он летел так быстро, как только позволяли ему неприспособленные к бегу лапки с перепонками, и, наконец, с размаху врезался в кусты, не замечая, как острые веточки царапают нежную шкурку. От кустов до спасительной воды оставалось совсем недалеко и, слава богу, вот она ― вода! Симочка нырнул и поплыл к дому. Он и не подозревал, что умеет плавать так быстро. И только вынырнув возле хатки, малыш перевёл дух и огляделся: всё было спокойно, страшные звери остались далеко на берегу. Возле хатки мирно играли в догонялки Манюня и штук шесть ондатр-малышей, которые смотрели на неё с полным восхищением.

― Сим, пойдём играть! ― позвала весёлая Манюня.

Оказалось, что пока Симочка искал приключений на берегу, Манюня пожаловалась маме на то, какие ужасные соседи ― эти ондатры.

― Не нужно судить обо всех по одному случаю, ― возразила мама. ― Наверное, у этого типа было очень плохое настроение. И потом, лучше знакомиться со своими сверстниками.

И мама тут же организовала знакомство малышки-бобрихи с соседскими ребятишками. И теперь Манюня, которая всегда была меньше всех, вдруг в компании с новыми приятелями оказалась большой. Ей было очень весело, и она не заметила, что с братом что-то не так. Зато Соня, которая поодаль лениво наблюдала за игрой малышей, сразу увидела, что Симочка трясётся мелкой дрожью, а в глазах его застыл ужас. Узнав о случившемся, старшая сестра, прервав игру Манюни с ондатрами, строго велела двойняшкам следовать за ней. Малыши никогда не видели обычно спокойную Соню такой возбуждённой.

Остановившись недалеко от места, где деревья особенно плотной стеной подходили к их речушке, Соня кивнула в сторону берега:

― Вон там погибли двое бобрят, родившихся вместе с Пушей. Их утащили в чащу леса хищные звери. Я не знаю точно, что это были за звери, и не спрашиваю, потому что родителям тяжело вспоминать об этом. Когда глупые маленькие бобрята выходят на берег, они могут стать едой для хищников, которых много в нашем лесу. Вам понятно?

Услышав, про «еду» Симочка опять затрясся от страха, вслед за ним затряслась и перепуганная страшной новой правдой Манюня. Увидев, что нужный эффект достигнут, Соня поплыла обратно.

― А что если страшные хищные звери приплывут к нашему дому? ― чуть позже спросила Соню Манюня, которая всё это время продолжала думать о страшных чудовищах. Даже Симушка, переживший гораздо больше, уже обо всём забыл, а она всё думала и думала.

― Не бойся, ― успокоила старшая сестра. ― Эти звери практически не умеют плавать, пока наш дом в воде ― никто нам не страшен.

― А разве может дом оказаться на суше?

― Только, если разрушится плотина, но мы следим за этим очень внимательно. Не бойся, у нас очень прочная плотина. Это наша безопасность.

С этого момента Манюня и начала следить за сохранностью плотины. Конечно, это делали и родители, постоянно, каждодневно они проверяли целостность и сохранность своего огромного сооружения. Но Манюня даже им не доверяла. Каждый день, проснувшись, она тут же устремлялась на проверку плотины, повторяя про себя, как заклинание: «Плотина ― это наша безопасность!»

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (8 оценок, среднее: 1,50 из 5)
Загрузка...