Марал Хыдырова

Марал Хыдырова. Родилась и живу в Ашхабаде, Туркменистан. По образованию филолог, учитель русского языка. Увлекаюсь историей родного края, а также очень люблю жанр биографических исследований и жизнеописаний. Литературным творчеством занимаюсь с детства, как любитель. Мои стихи, сказки и рассказы публиковались в местной прессе. В прошлом году я приняла участие в конкурсе OЕCABF и получила первое место за свою повесть «Один день большого года или когда вернулся папа», чему очень рада. Совсем недавно написала свой новый рассказ, который предлагаю вашему вниманию.

My name is Maral Hydyrova. I was born and live in Ashgabat, Turkmenistan. I am a qualified philologist and Russian language teacher. I am keen on the history of my native land also I love studying biography and biographical genre very much. I have been fond of creative writing since I was a child. My poems, fairy-tales and stories have been published in local newspapers.
Last year I have participated in OЕCABF and for my happiness received a 1st place award for my story “One day of the big year or when the father came back”. Recently I have written new story that I propose you.

Рассказ «Воробушек на ветке»

отрывок

Выглянув в окно кухни, она не увидела для себя ничего радостного, только груды песка, насколько хватало глаз, потому что по соседству заканчивали строительство другого многоэтажного дома. Плотно закрыв оконную створку, она села на табурет, одиноко белевший посредине кухни. Как она здесь будет жить!?

«Не раскисай, Аджап, — сказала она себе, — тебе обязательно надо найти здесь то, к чему ты привяжешься всей душой. Иначе, тебе – конец».

Она вспомнила, что возле подъезда строители оставили небольшой участочек для того, чтобы жители могли там что-нибудь посадить. Аджап- дайза сразу приободрилась: перспектива разбить перед многоэтажным домом небольшую клумбу широко ей улыбнулась. Она там посадит розочки и любимые пионы, и заодно познакомиться с живущими здесь людьми, а то, как – то неуютно ей думать, что вот идешь к дому из магазина и знаешь, что, возможно, из десятков окон на тебя смотрят глаза совсем чужих тебе людей.

Настроение у Аджап — дайзы заметно приподнялось. Она стала обходить свою новую жилплощадь, внимательно осматривая всё, стараясь найти оправдания всем тем, казалось бы,  неприемлемым для нее условиям быта. Вот зал, он же спальня в однокомнатной квартире – если повесить свои любимые шторы, то будет очень даже неплохо. Правда, шторы придется распарывать и подгонять под высокие окна, но зато, сколько свободного места. А уж ее Тоты — джану тут очень понравится – есть, как говориться, где крылья расправить. Аджап — дайза с некоторых пор стала отпускать своего питомца полетать, а потом и вовсе в клетку перестала закрывать – на окнах в ее старом доме были сетки, поэтому вылететь попугайчик не мог. Зато они теперь вместе обедали: Аджап за столом, а Тоты-джан на столе. Он садился на краешек ее тарелки и забавно пробовал все, что там лежит. Что и говорить, птичка стала для нее не просто отвлечением от тяжких дум об одиночестве, но и другом, и прекрасным собеседником. Аджап — дайза спросит его: «Как дела?», а попугайчик тут же ей: «Привет!».

Весь день она занималась распаковкой своей нехитрой утвари, расстановкой посуды, книг, дорогих сердцу сувениров, подаренных ей мужем и сыном. С переездом ей очень помогли родственники: и машину нашли, и сами всю мебель перетаскали, расставили и развесили ее, как надо: кровать – диван, два шкафа и книжные полки в гостиную, кухонный гарнитур, обеденный столик с табуретками  на кухню, кованый сундук ее мамы в прихожую. Вот и вся мебель. От ненужных ей предметов она постаралась избавиться еще в старом доме: раздала соседям, родственникам, кому что нужно.

4.

Утром Аджап — дайза проснулась в хорошем настроении. Наспех попив утреннего чаю, она решила осмотреть участок под свою будущую клумбу. На дворе стоял апрель – самое время сажать. Не зря она забрала из своего сада маленькие кустики роз и рассаду пионов.

Наверняка, еще и другие соседи захотят там что-нибудь посадить, поэтому она решила не занимать всю территорию, а взять от нее несколько квадратных метров. На всякий случай Аджап дайза взяла с собой весь свой нехитрый садовый инвентарь: легкую лопатку и грабельки, и спустилась вниз.

Каково же было ее разочарование, когда она увидела, что боскет перед ее подъездом уже весь перелопачен, и по его периметру понатыканы сухожильные побеги живой изгороди. Не обработанным оставался самый дальний угол участка, но женщина в розовом спортивном костюме активно его «дорабатывала»: она энергично взмахивала лопатой и, втыкая ее в самую глубь, с силой выворачивая комья почвы. Поодаль на солнышке грелась черная кошка, которая умиленно поглядывала на новоявленную садовницу.

Аджап – дайза подошла ближе и кашлянула. Женщина с лопатой не обратила на нее ни малейшего внимания. Тогда Аджап решилась заговорить с незнакомкой.

— Это хорошо, что вы живую изгородь вокруг участка посадили: через год здесь все зелено будет. Только зря всю землю вскопали, здесь можно было небольшие грядки разбить. У меня вот и рассада есть!

Женщина в розовом костюме перестала махать лопатой. Она выпрямилась, опершись на черенок лопаты, и уперлась своими черными и, вдобавок, густо накрашенными глазами в скромную фигуру Аджап, как бы спрашивая: а эта старушенция, что здесь делает?

— Еще чего! Я здесь вишню и яблони посажу, а изгородь насадила, чтобы всякий на моем участке не лазил! —  грубовато ответила она.

— Как это на вашем участке?! – опешила Аджап, — я думаю, что земля общая и все жильцы имеют право здесь что-то сажать.

— Вы, милочка, можете думать что угодно, — зло ответила незнакомка. – А у меня окна выходят на этот участок, следовательно, он мой. Я не допущу, чтобы под моими окнами до полуночи кто-то ходил и шумел! Я спокойно жить хочу, понимаете?!

Женщина в розовом продолжила свою работу, не обращая на Аджап – дайзу уже никакого внимания.

Аджап постояла еще минуту, раздумывая над тем, как связан участок земли со спокойной жизнью ее соседки по нижнему этажу. Не найдя логической связи, она решила не продолжать прений, поскольку воинственный вид соседки ее немного пугал. Навскидку, Аджап дала ей лет шестьдесят пять. Видно, что женщина вела светский образ жизни, а под старость отчаянно молодилась. Об этом говорили и кричащий цвет ее костюма, и сам костюм, плотно облегающий уже расплывшуюся фигуру, и модно стриженые волосы, покрашенные в цвет красного дерева. Аджап оценила также ее макияж – румяна на уже дрябловатых щеках были не совсем уместны. В целом же образ соседки говорил о том, что перед Аджап та еще скандалистка; такие особенно вольготно чувствуют себя на базарах или в очередях: ругаются по любому поводу и при этом ощущают прилив энергии с каждым новым криком.

«Лучше с такой не связываться», — решила про себя Аджап — дайза. Она захотела прогуляться и двинулась к соседнему подъезду, в надежде встретить по пути кого-нибудь более доброжелательного.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (103 оценок, среднее: 2,68 из 5)
Загрузка...