Левенко Александр Сергеевич

Инженер, занимаюсь перспективными научно-техническими исследования в космической сфере деятельности. Изучаю историю развития общества. Альпинист СССР. Член Союза журналистов Украины. Писатель, издано 30 книг разных жанров. Публиковался в различных газетах и журналах с 80-х годов ХХ века. Издавал в Украине литературный журнал «Молодежь и фантастика» (1991-1994), журнал экстремальных видов спорта «Мир экстрима» (2003-2004), экологический журнал «Экополис» (1994-2012).


Отрывок из произведения «Герань нашей жизни»

…Целую неделю Дэвид, преступив все правила, в пивных Кейптауна поддавался уговорам Сесиля Джона Родса. Дэвид говорил с энергичным и таким же хватким, хоть и безродным гоем (правда, его наследником в будущем станет чистокровный Эрнст Оппенгеймер). Он видел его совсем еще юным пацаном из Англии, прыщавым и жадным, приехавшим в Кимберли с братом Гербертом с хлопковой фермы в Натале, чтобы в грязи алмазных копей найти способ разбогатеть. Родсу повезло, и он вовремя сообразил, что следующий алмаз будет найден им через год или вообще никогда. Поэтому разумно вложил добычу в скупку других копей с наемными работниками и удачно увеличивал состояние.

Сейчас, к моменту их встречи с Дэвидом, буры уже выбрали Родса в парламент Капской колонии, он стал уважаемым, и продолжал скупать алмазные прииски. Скупая участки, он не брезговал интригами с оказанием финансовой поддержки «друзьям» (как это случилось с фермерами братьями Де Бирс) и созданием условий, когда деньги прогорали. Тогда на «помощь» приходил друг Родс и «выручал» прогоревших фермеров, приобретая земли за бесценок. Он оказался настоящим капиталистом, даже империалистом, олигархом, сообразившим, что у него нет будущего, есть не прибрать к рукам все алмазные копи Африки. Если этого не сделать, то любой другой, даже самый мелкий конкурент, при чье-то помощи – а она будет оказана «доброжелателями»! — разрушит его бизнес. Или все, или ничего! Опыт у Родса был огромный: он сам присутствовал при тех моментах, когда вчерашние богачи с алмазами в карманах, владельцы гигантских по размерам ферм становились нищими бродягами. Но для достижения цели нужны деньги банкиров.

…Потомок менял, ростовщиков и банкиров, пожалуй, самого Мейера Амшеля, барон Дэвид Ротшильд давно был наравне с королями. Еще бы! С таким богатством…

Родс оправдал доверие: рынок алмазов и их стоимость стали управляемыми. Ротшильдами. Сесиль превзошел все ожидания. Он добился наивысшей производительности труда, которую вообще можно было достичь на планете. Дэвид часто вспоминал историю о том, как старший брат Сесиля Герберт пришел и спросил:

— Сесиль, что происходит? У нас рабочие не получают заработную плату. Но их же перестали и кормить!

У Родса была своя армия. Он сгонял военнопленных негров в собственные концлагеря, их всех отправляли по маршруту в один конец: работа от рассвета до смерти. Расходов минимум, только на охрану и управленцев (армию финансировало правительство). После разговора брат приказал старшего брата больше не подпускать к алмазным копям на пушечный выстрел. Сын священника.

Бесследно исчез в водах Атлантики компаньон Родса Барнато, бывший цирковой борец и равноправный совладелец компании De Beers Mining Company Ltd.

Бизнес. С наивысшей производительностью труда. Хотя, настоящий бизнес – это делать деньги из денег. Ничего более выгодного нет. Это успешное семейное дело.

Однако, с возрастом приходит понимание, что выгоднее всего – жить вечно. Вот во что не жалко вкладывать средства. И при этом не высовываться. Ротшильды владели искусством не выпячивать себя. И Дэвида на самом деле в нашем повествовании звали вовсе не Дэвидом: им мог быть кто угодно. Это к сведению.

Жить вечно. Достижение результата стоило многого. Но каков результат? Сидеть безымянным в тряпье на ступеньках подъезда у двери в вонючий подвал?

Хорошо быть начальником, хотя бы начальником Жилищно-Эксплуатационного Управления — ЖЭУ. Лучше быть большим начальником: президентом. Или очень большим. Каким когда-то был Дэвид Ротшильд.

Ротшильдом может почувствовать себя любой нищий, если случайно найдет утерянный бумажник с десятью гривнами.

Но нет — это был Рокфеллер! Марк Нельсонович.

И причина тому есть: наконец, в начале XXI века, Ротшильды вновь возглавили список самых богатых землян. Рокфеллерам, которые вырвались вперед во время Второй мировой войны, досталось жалкое позорное второе место.

…Начальник пришел к подъезду дома № 16 ровно в восемь пятнадцать. Для этого ему пришлось вылезти из поскрипывающей новизной иномарки, восстановленной после инвалидности в далеком Кельне на станции технического обслуживания — СТО № 100, по блату (то есть дороже, чем в любом другом месте). Это был не самый большой начальник, поэтому его лицо скрывалось за огромными темными очками. Очки мешали: в утренней полудреме через них ни черта не было видно.

Агентурные данные спившегося ветерана всех спецслужб привели серьезного государственного служащего к будущему повышению в должности. Потенциальное повышение находилось за дверью с домофоном. Оно было таинственным и непонятным. Скудные подслушанные сведения сообщали только о невнятном ругательстве на одном из европейских языков. Что, кажется, соответствовало недавно полученной ориентировке. Сведения скрывались за неприступным металлом входной двери. И манили к себе, как мечта мичуринца.

Человек без особых внешних примет (кроме хромоты, нервного подергивания головой, блестящей плеши, оттопыренных ушей и покатого низкого лба), пошевелил очками и мозгом, после чего нажал на первую попавшуюся кнопку.

— Откройте, пожалуйста. Это слесари, — вежливо сообщил он домофону.

Страдающая ранним пробуждением женщина бальзаковского возраста хмыкнула про себя (слесарь — на иномарке?) и тоже нажала кнопку. Дверь отворилась под реактивный свист электронного сигнала. В узкую щель просочились два подчиненных начальника средней величины. Они вежливо выволокли тяжеленную кучу тряпья на утреннее солнышко.

— Простите за беспокойство… — начал один из них (теперь бить морду и хамить запрещалось – демократия, соблюдение прав личности!).

Куча тряпья, подняв голову, приятным баритоном произнесла:

— Николай Янович, ты что ли? Мне тут Африка приснилась. К чему бы это?

Служивые с побелевшими полиэтиленовыми лицами узнали знакомый президентский голос. Каждый их них уже представлял себя сторожем на свалке. Но там не было вакантных мест для засранцев.

Женщина бальзаковского возраста наполовину высунулась  из окна, удерживая равновесие с помощью цветочного горшка. Такого она еще не видела: вереница автомобилей черного цвета с мигалками заполнила весь двор. Между чахлыми клумбами и песочницами с серым веществом кошачьего запаха нервно и бестолково суетились крепкие люди с военной выправкой. Где-то на улице грохотал гусеницами танк.

Снизу доносилось:

— Так. Вы мне скажите, кто это сделал? Что? Зайдите ко мне, я вам объясню. И где Николай Янович?

Герань не выдержала нагрузку, и ее нежный стебель сочно треснул.

«Все». Подумала женщина бальзаковского возраста о конечной ценности жизни. «Нет же на них управы! Беспредел какой-то! Цветок-то чем виноват?!!».

Оба эти взаимосвязанных события предвещали перемены в стране. Причем никто не чувствовал своей вины — поиск крайнего любимая игра нашего населения. Она даже в очереди перекочевала, там спрашивают: «кто крайний»?

Однако, этот Кто-то хотел вечной жизни, вечной власти, другой Кто-то оплакивал герань. А Кому-то просто отчаянно хотелось найти на улице утерянный кошелок в десятью гривнами.

Такой вот, тривиальный «загул» под вечер окончился неприятными ощущениями в желудке, провалами в памяти, грязным подвалом и головной болью. И этому нет никакого объяснения!

«Пара завязывать с «хождениями в народ». А тут еще фрау Меркель со своей евроассоциацией. Опа, опа, трам-там-там Европа».

Вчера ему открылось видение: будто он на вертолете летит в Ростов-на-Дону, а к вертолету привязана гирлянда из тридцати КАМазов с пачками долларов. Ветер рвет купюры и разбрасывает их по утренней зорьке, но остановиться нельзя. Вот тут-то он и проснулся. Шутка ли, такие «бабки»!

«Но где Николай Янович»?

Николай Янович в это время чувствовал себя очень хорошо. Он еще не проснулся. Ему снилась Австрия.

Перед тем, как уснуть, он читал Виктору Федоровичу вслух тоненькую книжечку о Ротшильдах и Африке, недавно переведенную на украинский язык. Они тогда пили «Столичную» и ругали Горбачева: не надо было водку трогать, какой Советский Союз развалили!

И никто, кроме женщины бальзаковского возраста, в тот день не думал о хрупком цветке герани – только нечаянно коснись, сломаешь.

 

 1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 1,00 из 5)

Загрузка...