Кирилл Стаселько

Кирилл Стаселька родился в Борисове. В 2013 окончил факультет философии и социальных наук БГУ по специальности «Социология», в 2014 — магистратуру Института подготовки научных кадров при НАН РБ. Является выпускником Белорусского коллегиума, Летучего университета, Школы молодого писателя при ОО «Союз белорусских писателей» и Школы молодых менеджеров публичного администрирования (Беларусь, Швеция).

На данный момент учится в аспирантуре Академии наук, является директором «Агентство информационных технологий» Буцефалом «, руководителем интернет-журнала infographer.by и координатором проекта» Народный журналист «.


Философский роман «Marginalis»

синопсис

Роман охватывает период с 1633 года до наших дней, в нём встречается более 130 персонажей, из них 7 являются главными героями. Действия происходят на четырёх континентах и охватывают такие страны, как: Италии, Испании, СССР, США, Турции, Гайана, Франция, Британия, Германия, Алжир, Конго, Беларусь и др. Роман повествует истории владельцев древней книги, которая попадала к ним случайным образом.

Древняя книга в романе является связующим элементом, вокруг которого разворачиваются истории главных героев. Книга написана на множестве языков, в том числе, мёртвых. Никто не может её прочитать, но согласно предположениям, она зашифрована и содержит в себе все знания человечества.

Первая часть истории повествует о Симоне – ученике известного библиотекаря Антонио Мальябеки, который помнил на память все прочитанные им книги, о создании Симоне и его учителем ордена книжников и попытке собрать все знания мира воедино. Именно с этим орденом связана история создания книги.

Вторая часть повествует о секретном советском эксперименте над сиротами, целью которого была проверка теории о возможности коммунизма в отдельно взятом обществе. Организатором эксперимента выступил один из владельцев книги.

Третья часть истории повествует о Джейке – исследователи мёртвых и вымирающих языков, который пытался расшифровать и прочитать книгу. В поисках последнего носителя одного из вымирающих языков, Джейк попадает в тоталитарную секту Джима Джонса «Храм народов»

Четвёртая часть повествует о следующем владельце книги – Карлосе – американском журналисте кубинского происхождения, который познакомился с Джейком в «Храме народов».

Пятая часть повествует о французском искусствоведе Мари, которая является дочерью эмигранта из СССР – бывшего участника советского эксперимента (из второй части). Мари имеет врождённый дар (она является тетрахроматом), который позволил ей добиться поразительных результатов в своей работе. Её муж – Гийом – работал дегустатором воды в крупной международной компании.

Шестая часть повествует о жизни советского преподавателя, который работает в Алжире, и который услышал эту историю (о создании книги и её владельцах) от одного из своих учеников, когда работал в Конго.

Согласно предположению автора – племянника этого героя – именно он был последним владельцем древней книги.

отрывок

Бедные районы Флоренции никогда не отличались особой тишиной, а в этот день к общему гулу голосов, криков и визгов присоединился еще один. В семье Марко Мальябеки и Гиневры Бальдориетта появился сын, которого назвали Антонио.

Произошло это знаменательное событие, знаменательное не только для семьи Мальябеки, в XVII столетии за год до 1634 года и на следующий день после 19 октября.

Будет справедливым сказать, что именно с Антонио Мальябеки начинается история книги, о которой в дальнейшем пойдет речь, но сейчас – 20 октября 1633 года – и до ее появления еще далеко.

Беззаботные годы мальчика длились не долго. Как это не редко бывало в бедных семьях, Антонио уже с детства пристроили работать. Пожалуй, именно с лавки бакалейщика началось знакомство мальчика с книгой. Его ежедневные обязанности не отличались разнообразием, любому другому они могли показаться скучнейшим занятием на свете, но только не ему. Каждый день, работая в лавке, он бережно запаковывал товар для очередного клиента. Для этой цели Антонио обычно брал письмо, страницу из книги или даже остатки старых бухгалтерских записей, которые лежали стопкой недалеко от прилавка. Тщательно разгладив страницу, мальчик брал пучок укропа и укладывал его по центру. Затем плавно совершал несколько нехитрых движений, и товар был готов отправиться в руки очередного покупателя или посыльного. Для мальчика это было чем-то вроде ритуала, сакральность которого заключалась не в самих движениях, и даже не в том, что следовало упаковать.

Сакральность заключалась в самой обёртке. Маленький помощник бакалейщика не умел ни читать, ни писать, и вряд ли ему – сыну небогатых родителей – посчастливилось бы этому когда-нибудь научиться. Но незнание письма не мешало мальчику получать удовольствие от чернильных завитков. А может, даже наоборот, загадочность непонятных символов ещё больше притягивала внимание любопытного паренька. Каждую новую страничку он будто вкушал всем своим нутром, на мгновение, сливаясь с ней в одно целое. Глаза жадно бежали по строкам, нос вдыхал блаженный аромат бумаги и чернил, а маленькие ручки трепетно ощупывали листок, чувствуя каждый изгиб или шероховатость. Что-то, одновременно милое и интимное, было в этом ритуале. Будто юноша впервые вкушает чудо первой встречи с женским телом. Но чувство восторга и удовольствия мешалось с некой горечью. Мальчику так не хотелось расставаться с клочком бумаги, так не хотелось отдавать его в чужие руки. Страх, что объект его таинства может быть кем-либо осквернён, приводил в отчаяние. Для Антонио он казался живым, и грустно было даже представить, что его могут выбросить или, что ещё хуже, кинуть в камин, дабы развести огонь. Будь его воля, Антонио забирал бы каждую страничку себе и бережно оберегал от любой угрозы: будь то вода, огонь или грубые руки, способные осквернить хрупкую реликвию.

Возможно, его могла ожидать судьба старого торговца, безграмотного безумца, нюхающего и щупающего старые бумажки с непонятными каракулями, если бы однажды мальчика не заметил книготорговец, работавший неподалеку. Тот был столь поражен трепетным отношением юного помощника бакалейщика к разного рода бумажкам, которые теперь использовались в качестве упаковочного материала, что вскоре взял мальчика к себе в ученики. Рыжебородый торговец давно почувствовал в безграмотном Антонио нечто удивительное, некую способность, некую тайну, роднившею его с книгами. И подтверждение этого чувства не заставило себя долго ждать.

Мальчик впитывал как губка всё, чему учил его торговец и уже совсем скоро научился читать, понимать символы, которые ещё недавно казались чем-то загадочным. Однажды торговец взялся показывать Антонио буквы и объяснять их значение, и тот сразу же сумел всё повторить, как будто учился грамоте уже давно. Удивленный и возбужденный, он бросился к одной из полок и достал Библию. Большую увесистую книгу он положил перед мальчиком и тот принялся бегло читать тест, перескакивая от строки к строке. С каждым днем удивление и восхищение мальчиком росло. Скоро выяснилось, что он помнит всё, что прочитал. Антонио мог моментально вспомнить точное расположение любой из тысяч книг с точностью до позиции на конкретной полке. Почти за месяц он выучил не только все названия книг, но и названия глав каждой из них. Для книготорговца этот юный помощник бакалейщика оказался не только ценным «приобретением» для книжной лавки, но, в первую очередь, личной отрадой.

Торговца заинтересовало как долго, и как много из прочитанного может храниться в этой маленькой голове, и через некоторое время он решил проверить мальчика, спросив его про первый прочитанный отрывок из Библии, и тот в точности всё воспроизвёл. Учитель мальчика не мог сдержать восхищение, и каждому рассказывал о необычайных способностях своего ученика. Многие начали приходить в лавку лишь для того, чтобы лично удостовериться в том, что казалось таким необычайным, даже, чудесным. Приходили как обычные профаны, так и учёные мужи города. Не было человека, которого бы мальчик оставил равнодушным. Особенно поразительно выглядела игра, когда мальчику задавали тот или иной вопрос, а он мгновенно давал на него ответ и даже называл книгу, номер страницы и абзац, где находился отрывок. С увеличением потока посетителей увеличивалась и клиентура самой лавки. Дела шли всё лучше и лучше. Торговец не мог и ожидать такого эффекта, когда делал предложение этому юному дарованию.

Не малую роль в развитии Антонио сыграло знакомство с выдающимся библиотекарем Мучио Эрмини. Тот бесплатно обучал его языкам: латыни, греческому, древнееврейскому. Кроме того, Мучио щедро делился с Мальябекки особенностями и тайнами своего ремесла, давая множество советов по работе с книгами. А тот, как и прежде, всё также тщательно и трепетно вбирал в себя новые знания и навыки. И уже через несколько лет, благодаря необычайным способностям в купе с благоприятными условиями их развития, Антонио Мальябекки можно было смело назвать одним из самых образованных людей Флоренции.

Слава об Антонио распространялась так быстро и так далеко, что вскоре дошла до Козимо ІІІ – герцога Тосканского из рода Медичи – который назначил его своим библиотекарем, а со временем и хранителем Лауренцианы, богатейшей флорентийской библиотеки. Его жалование составляло восемьсот ливров в год, но Антонио был готов работать и бесплатно, ведь для него открылась самая настоящая сокровищница, в которой он проводил всё время и не мог насытиться, читая с утра до вечера. Не выезжая за пределы города, Антонио раздобыл каталоги крупнейших библиотек мира, систематизируя их согласно разработанной им системе. Через некоторое время для него уже не осталось неизвестных книг или авторов. Он мог даже на память назвать владельца той или иной редкой книги.

Но для Антонио Мальябекки и этого становилось мало. В своем доме он собирал личную библиотеку из книг и рукописей. Книг было так много, что занимали все пространство, в котором, вскоре, стало достаточно сложно передвигаться даже худому человеку. Казалось, дом мог существовать без стен, ведь стопки книг полностью повторяли все его контуры и простирались до самого потолка. Они находились на первом и втором этаже, на полу и на кровати, они были повсюду. Через некоторое время их набралось так много, что даже хозяину дома приходилось делить ложе с книгами. Фигура необычного библиотекаря не могла остаться незамеченной, слава о нём быстро распространялась далеко за пределы Флоренции. К Антонио приезжали со всех частей Европы: кто пообщаться с великим библиотекарем, а кто просто поглазеть на дивного книжника. Многих обстановка дома и уклад жизни его хозяина приводили в ужас. Здесь было тесно и душно, казалось хозяин здесь не человек, а книги. Не в меньшей степени посетителей поражал неопрятный, в запачканных одеждах, владелец библиотеки.

Это и не удивительно, ведь чтение было главным занятием Мальябекки.

Подолгу он не мылся, не переодевался, не стригся, очень скромно и, почти мимоходом, перекусывал что-нибудь вроде хлеба с яйцом и совсем не спал. Рукава рубашек, которые он занашивал до лохмотьев, были запачканы табаком. Волосы хаотично разбредались в разные стороны. Будь возможность, он никогда бы не ел, не пил, не мылся, не опорожнялся и никуда бы не выходил, дабы ничто не отвлекало его от любимого занятия. Антонио удручала необходимость отложить книгу, как это бывает, когда на некоторое время приходиться расстаться с родным ребенком. Поэтому, даже кушать и умываться он привык с книгой в руках. Живи он хоть двести лет, распорядок Антонио совсем не изменился бы.

Пожалуй, дело было не во времени – книги он не читал, но буквально проглатывал – чем больше он отдавал им времени, тем больше они его поглощали. Он был похож на азартного игрока, постоянно проигрывающего и берущего в долг. Книги стали его порочной страстью, а время – деньгами. Как это бывает в подобных случаях, трудно уже было разобрать, являлись ли объектом этой страсти сами книги или все же знания, которые они содержали. Скорее всего – последнее, иначе сложно объяснить дальнейшие события, приведшие к созданию таинственной книги. Однажды поздно ночью в дверь его сакрального хранилища постучали.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (27 оценок, среднее: 2,48 из 5)
Загрузка...