Кирилл Драницын

Музыкант оркестра штаба Центрального военного округа.


«Моему прадеду и всем, пропавшим без вести, посвящается…»

Я родился на рассвете

В рождество календаря,

И с багряным солнца светом

Приняла  меня земля!

Пели все и пили много!

Хоть родился в день поста!

Живы все, и Слава Богу!

Вымолили у Христа!

Время шло. По половицам

Ползать стал не так давно

Я за старшею  сестрицей,

Ей пока что всё равно.

Мамочка с косой в полях

Далеко, уже с неделю.

Тятя с нами. Им на днях

Отпуск дали всей артели.

На руку меня берёт он лихо,

Когда по воду идём,

Напевает что-то тихо,

Ну и мы с сестрой поём.

И дрова мы вместе колем,

Кашу варим  да супы,

В огороде травку полем,

Обираем все кусты.

Не могу сказать об этом:

«Устаю я больше всех»!

Всё «угу-ага» «фальцетом»,

Вызывая дружный  смех…

Пролетают быстро годы,

Мчатся стрелки на часах,

Скоро кончится свобода.

Детство кончится на днях.

Мама сшила мне штанишки,

В пору мне, и так идут.

В рюкзаке тетрадки, книжки,

В школу всей семьёй ведут.

Ох, дурно же это место!

Да гори оно огнём!

Дома изложил протесты,

Отклонили все ремнём!

Тяжко мне бывало, помню,

Только б мама не в слезах.

Перестал ходить на ловлю

И забыл о пацанах.

Не сказать, что лучше стало,

Тройки сплошняком, горой.

Тут мне счастье перепало,

И «сплотились»  мы с сестрой:

Видел я, как Федька старший,

Живший прямо за мостом,

Целовал и тискал нашу

Красну девицу тайком.

Заниматься со мной стала.

Так весь год по вечерам,

Даже уж  четвёрок  мало,

Весь в пятёрках тут и там.

На покров брат народился!

Что-то хочет всё, орёт!

Ну, от куда появился?

Почему он не уснёт?

Я хожу вокруг кроватки,

Суну хлеба, молока.

Отходили меня тряпкой:

«Он же мал ещё  пока».

Всё, не лезу больше, знайте!

И не вмешиваюсь я!

Сами там себе решайте,

Как воспитывать «Царя».

Стали старше мы немножко.

Жарко! Брат в одних трусах

Рвёт крапиву на лепёшки,

Воет песни весь в слезах.

А с сестрой чуть не дерёмся

Мы за ягоды, грибы,

Не желаю для потомства.

Я позорной той судьбы.

Всю скотину отобрали,

Наверху им там видней.

Кушай! Пей! Товарищ, Сталин!

«Самый добрый из людей!»

Как-то пополам мы, с горем

Пережили голод тот.

Слышали, никто не спорит,

Что страшнее люд живёт.

Годы вновь поплыли скоро

Облаками над рекой,

Вышла замуж за другого

Наша девица весной.

Федька горевал отчасти,

Что им с ней не по пути,

Пожелал на свадьбе счастья

И ушёл, как не уйти?

Не того она хотела,

Но решили за неё.

Там старательское дело,

Этим объяснилось всё.

Золото нашли недавно,

Намывала та семья

Хоть немного, но исправно,

Лишнего не говоря.

Тут глазёнки заблестели,

Тело охватила дрожь.

Ревностью нутро вскипело:

«Ты сестру мою не трожь»!

Злоба мною обуяла!

Жениху в глаза глядя,

Гадостей наплёл немало.

Все не вслух, а про себя.

Только мелкому всё в радость,

Но сгубило опосля

С голодухи, его жадность

Всё подряд, в себя метя.

Плакал долго после свадьбы,

Так скучал я по сестре.

Отпустили с  той усадьбы

Её только в сентябре.

На побывку, как солдата.

Что ж за извергов семья?

Чем там думают? Что надо?

Почему ей всё нельзя?

Не понятны разговоры

Промеж мамочки с отцом,

Что, мол, сбагрив, в те просторы

Стало меньше одним ртом.

Ведь на ней лица не видно.

Да и чёрт бы с той едой!

Одному хлебать мне стыдно,

Поделился б я с сестрой.

Дело дрянь, и в школе тоже.

Вызывали на ковёр.

Как учиться? Кто поможет?

Больше нет таких сестёр…

Всё прошло, как всё проходит

Там детей у них, аж два.

Мелкий в школу уже ходит,

Я любви пишу слова.

Сорванным цветком черешни

Ей по шейке провожу,

Нежностью в прохладе вешней

На любимую гляжу.

Мы с уроков пропадаем,

Влюблены мы без конца

Вечность мы друг друга знаем,

Поженились без кольца.

Все экзамены тем летом

Я блестяще с нею сдал!

В выпускной я до рассвета

Только с милой танцевал.

А на утро дело худо,

Все молились, что есть сил.

Хоть малейшее бы чудо!

Хоть бы Сталин победил!

И на запад побежали

Караваны поездов.

Все равны, все без регалий,

Все на фронт без лишних слов.

Так и мы все за Отчизну

Встали классом в этот день

Воевать против фашизма,

И брать каждую мишень…

Время снова уходило,

Но для нас уж не бежит…

Ни одной у нас могилы.

Где теперь и кто лежит?

Вы найдите нас, ребята!

Уж измаялись мы ждать…

Сколько Русскому солдату

На чужой земле лежать?

Радость будет той любимой,

Что черешней гладил я.

Пусть с другим живёт отныне…

В мире пусть живёт семья!..

О потерях с номерами

Пожелтевшие листы

До сих пор колдую нами

С Минска, Бреста, Элисты.

Кто и как пропал, воюя

В небе, в море и в лесах,

Защищая Русь Святую!

С криком «мама» на устах…

Страха пацаны не знали,

И свой малый путь мирской

В восемнадцать прекращали,

Добровольцами порой.

И теперь с ошибкой пишут

В тех архивах пару строк,

Но солдат и ныне ищут.

Помоги тем людям Бог!

Не стрелявший с автомата,

На довольствие не встав,

Был он пареньком, ЧТО НАДО!

Как и ВЕСЬ ЛИЧНЫЙ СОСТАВ!

Но когда-нибудь все списки

Затерявшихся бойцов,

Превратятся в обелиски

Дедов, прадедов, отцов!

Помянуть тогда мы сможем!

Как умеем, как должны!

Мира все цветы возложим!

Лишь бы не было войны!..

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 2,67 из 5)

Загрузка...