Ирина Шрейдер

Пишу стихи, сколько себя помню, а вот читать их на публику стала с 2016 года. Наиболее значительное достижение за два года фестивалей, семинаров, конкурсов – лауреат премии И. Рождественского в номинации «Я себя не мыслю без Сибири» – 2017.


Лирика «В сиреневых колготках»

отрывок

В сиреневых колготках

А кто сказал: «Осенняя пора –

унылая»?

Вы знаете, сезонная хандра

постыла мне!

Вы знаете, а жизнь самой легко

раскрашивать,

Грустить, смеяться — никого

не спрашивать.

Сегодня солнце светит — оттого

я счастлива,

И столько видится вокруг всего

прекрасного,

И ни одной для грусти вовсе нет

причины.

Мне каждый первый встречный смотрит вслед

мужчина.

Подхватывает ветер на лету:

«Красотка!»

В сиреневых, вся из себя иду

колготках!

Принцесска

Готовый завтрак полезный

Запив стаканом компота,

По лужам бежит принцесска,

Торопится на работу.

Не ждет под окном карета,

И принц на коне не ждет,

Ведь это не та планета.

И век не тот.

Так, в сумочке – бутерброды,

В подъезде – в пыли перила.

Принцесска ругает погоду,

Свой зонтик сегодня забыла.

Привычно промозглое лето,

Как было из года в год,

Вот только не та планета.

И век не тот.

Домой возвращаясь поздно

Автобусом номер восемь,

Принцесска считает звезды,

Под ноги не смотрит вовсе.

Под музыку менуэта

Мечтает, ведя свой блог:

Проснёшься – не та планета.

И век не тот.

А утром – недоуменно

Глаза протирает в кровати:

В злом мире несовершенном

Принцесска пришлась некстати.

Невыдуманного сюжета

Как нравится вам поворот?

Родишься – не та планета.

И век не тот.

Та, что не любила синий

Та, что не любила синий цвет

За его холодную унылость,

Полюбила. Ей сегодня снилось

Как искрится море в темноте.

Да, ей синева казалась милой.

 

Месяц в дымке тёмно-голубой.

И прошла вселенская усталость,

И от красок ярких укрывалась,

Не боялась, что настал покой.

Да, уже покоя не боялась.

 

В синей рамке собственный портрет,

Ультра синий гардероб заводит,

И не потому, что нынче в моде,

Просто полюбила синий цвет.

Та, что улыбается во сне.

Июль. Серёдка лета

Июль. Серёдка лета. Самый сок.

Разлил рассвет арбузный по бокалам,

По алому записывает алым

И как-то слишком уж… наискосок.

 

Не как обычно, чёрным и на белом,

И не о том, что пишется весной.

Озёрной гладью слизывает зной

И заодно всё то, что наболело.

Эх, взять бы, снять верхушки облаков,

Закат клубничный и рассвет арбузный,

Взбить, закатать полученное впрок,

И доставать зимой из закромов.

И принимать по капельке. От грусти.

***

Я рисовала буквы – по экрану,

По памяти, бумаге, по строке:

Вот жизнь моя, где всё идёт по плану,

Вот дом, вот сын, вот свет в моём мирке.

Врывался в окна ветер временами,

Мешая жить, страницы и слова,

Я лучшее ножом врезала в память,

Твердила: «Мам, я счастлива, жива».

По-прежнему, когда пишу о грусти,

То выбираю мёрзлое стекло,

Ты знаешь, мам, растает – и отпустит.

Ты помнишь, мам, не сразу, но прошло.

А люди говорят, что в тёплых странах

Для этого используют песок.

Волна лизнёт – и… представляешь, мама,

Какой короткий там у горя срок?

Как просто жить, когда несёшь на берег

Слова, стихи не к месту и не те.

Решилась, мама. Покидаю терем,

Что выстроила в вечной мерзлоте.

***

Я где-то подхватила вирус ямба,

Лекарство – яд и ёмкие стихи.

Как щепку, прорываешь в мысли дамбу,

Моя микстура с привкусом тоски.

Нет, я в порядке (фраза для театра),

Моноспектакль для себя же дан.

Тону сегодня, завтра будет завтра,

Волна тебя уйдёт на задний план.

Земля уже не повернёт на зиму,

На карте настроений будет май,

Я буду ждать. Тебя и рецидивов.

Потщательней маршруты выбирай.

***

От ожиданий больно априори,

Я научилась ничего не ждать,

Не рушить стен, не строить территорий

И не смотреть (в теории) в глаза.

Не приезжай в мой город торопливо,

Чужую щёку не целуй мою,

Не для тебя не поддалась порыву

И в зале ожидания стою.

Чертям на радость

Мы, наверное, разные просто. Хоть были близки

Лет пятнадцать назад, ты не стал мне по-взрослому близким.

Ты нащупывал грудь в темноте, и грубели соски,

Но не видел глаза. Не вели романтик-переписки.

Связи старые разум тревожить не часто велит.

И совсем не велит посещать одноклассников встречи.

Почему-то обычно вся пропасть к чертям погорит

В эти встречи. И заново рухнет за вечер на плечи.

Тихий омут наш бьётся о лодку, где грязный песок,

Наше солнце июльское ласково спину мне лижет,

И всё грезится (черти ликуют): ты был так далёк,

А никто и не стал… Никого ведь и не было ближе.

Сентябрю

Ну что ж, привет, входи, располагайся.

Ты без предупрежденья, как всегда.

Я в долгий ящик убираю пяльцы,

И вру себе — на дни, а не года.

С тобой, я знаю, не до рукоделий…

Закрутимся… Хоть чаю заварю?

Я не боюсь, ну что ты, в самом деле.

И не ворчу, а просто… сентябрю.

Вот чай твой, пей. Лимонный, в новой чашке.

А вот моя, щербинки по бокам.

Не по феншую, знаю, это важно…

Расстанусь, да. Как память берегла.

Да не спеши, плесну добавки малость,

И начинаем твой переполох.

Ах, будущее, что тебе за радость

Вот так вот заставать меня врасплох?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (14 оценок, среднее: 2,21 из 5)
Загрузка...