Ирина Маулер

Маулер Ирина Марксовна. Место жительства: Израиль. Приехала в Израиль в 1990 году из Москвы. Член Союза писателей России (Московское отделение) и Союза писателей Израиля. Автор многих журнальных публикаций и пяти сборников стихов, в том числе – сборника «Ближневосточное время» (Москва, изд-во «Время»).Готовится к печати в изд.Время, Москва новая поэтическая книга «Маргарита». С 2005 по 2012 гг. в московском музыкальном издательстве «Артсервис» вышло 8 музыкальных альбомов. Член Союза художников Израиля. Лауреат Национальной поэтической премии им. Давида Самойлова и многочисленных международных фестивалей поэзии и авторской песни. Редактор поэтического раздела журнала «Артикль.Cоорганизатор и ведущая музыкально- поэтического фестиваля «Бардовские чтения» и Международного поэтического фестиваля «Дорога к Храму».В 2013 году вошла в шорт лист международной «Русской премии»- «За вклад в развитие и сбережение традиций русской культуры за пределами Российской Федерации».

Irina Mauler – a poet, an author and the performer of her own songs, an artist. Having lived in Moscow, she lives in Israel since 1990. She is a member of the Writers Union in Russia and Israel, a member of Israeli Painters Union. She participated in many art exhibitions in Israel and abroad. She won prizes of five international bards festivals. She published three books of poems, a novel named «The Love of the Immigrant», six record albums of her own songs. «A composer, a poet, a painter, a prose writer – isn’t it too much? No, just a perfect fit. The attractiveness of Ira Mauler creative work is precisely in its polyphonic nature that allows those who open a new page in it not to be doomed to console themselves with the joy of «reviewing the old material» – these are the words of a well known writer in Moscow, Evgeny Vitkovsky, describing Ira.
Ira Mauler’s work as a painter is closely related to her poetic work. It is not uncommon that poetry hints for the sources of figurative thinking that are reflected on canvas with oil.
«She won the love of her admirers who come to hear her and see her work. Her eyes have attracted the attention of the audience way back in the past, her melody and poetry have remained in the memory of the grateful listeners for a long time…» says Evgeny Vitkovsky.
«Ira Mauler picturesque confessions are visual-decorative-figurative experiments read from a canvas as enchanted fairy tales. Everything is moving towards a special spiritual essence that exists in her creative thinking and transforms the world… Her works are a circle of cultural aesthetic emotions, related to the sensual associative world. Ira Mauler’s paintings are consciously fantastic, which endows them with a special aesthetic attractiveness … «, says Galina Podolskaya, art critic.
…»Music, poems and paints are blissfully merging in Irina. Her creative work might be called a poetic painting and colourmusic», says Michael Yudson, a writer from The Independent Newspaper, Moscow.

Акварель

АКВАРЕЛЬ

Дождь, тоже ждешь?

Зонтик звонко бьется в руке

Птицей,

Ему не сидится.

Невдалеке   дворник в плаще

И на босу ногу

А голова вверх..

Дорога, по линии жизни

На джипе и лошадях

Любовь, боль, радость, страх

Не изменяют с другими

Гаммы играют в четыре руки

Руками твоими.

Имя- пропуск и часовой

В час, день.

Над головой цветут облака

Белыми астрами

Над всеми принцами, нищими,

Маргаритами, Мастерами.

А здесь , внизу, к тебе

Твои  солнце, дождь.

Спешат, знают -ждешь.

 

СЛОВО

Внимание всем-

Всем полям и равнинам,

Внимание морю, реке и лесам,

Внимание кленам, березам, рябинам,

Синицам в руке, журавлям в небесах.

 

Внимание  задумчивым,

нервным, горячим,

читающим   книги, висящим в сети,

прозорливым и равнодушно незрячим,

плывущим по жизни, застрявшим в  пути.

 

Внимание, жизнь  так прекрасно летуча,

Как нежный цветок ,как узор лепестка,

Как черная стая волшебных созвучий

Счастливо взлетающих с поля листа.

 

И манят, и нежат волшебные строки,

И бьются о день, и сияют в ночи,

И соколом смотрит вчерашний невротик

Случайно зажав это счастье в горсти.

 

Внимание стрелочник дней, композитор,

Поэт- переводчик, инструктор  чудес

Скажи, отчего пахнет розой и миртом,

Когда опускается слово с небес?

 

И нет ничего ни важней, ни бессонней,

Бессовестней нет ничего на земле,

Чем слово парящее листиком клена,

Дрожащее каплей дождя на руке.

 

Скажи, для чего этот яд, эта мука,

Невидящим взором отыскивать суть?

Но если поймал- приложи его к уху

Себе, и любимых своих не забудь.

 

Ностальгия

ххх

Какая красивая осень на землю ложится

И листья кружатся лошадками на карусели

А мне довелось  в этой  роскоши просто родиться

И даже понять, что такое бывает- успела.

 

Я пела, летала, плыла

вольной рыбой и птицей

дышала слепыми дождями и ветром кленовым,

а после узнала, что все это будет  мне снится

в далекой, восточной стране,

называемой     домом.

 

Там длинные пальмы

Привычно раскинулись клином,

И крики павлинов

На линии первой прибоя,

И душно –призывно

Весною цветут апельсины,

И птицы сюда прилетают привычно зимою.

А я привыкаю к гортанному звуку недели,

А я забываю к мелькающим дням приглядеться.

Но я знаю точно, куда журавли улетели

Мои, и что ждут непременно меня

У дверей дома детства.

 

ххх

Я живу себе на востоке,

В ноябре загораю, только

Жду как манну осенний ветер-

Он шумит, но не здесь, а где-то.

 

Я живу себе на востоке,

Говорю на иврите, только

Звук знакомой российской речи

Возвращает, как рыбу в речку.

 

Я живу себе, поживаю,

Понемногу добра наживаю,

Забываю сирень, березы,

Ем инжир, подрезаю розы.

 

Сколько лет? Да уж скоро тридцать,

Ну а мне продолжает снится

Белый снег на пороге дома

Навсегда для меня родного.

 

Календарь пишет слово- осень,

Только верится в это не очень.

Что за очень под жар хамсина-

Длинный  день, облака жасмина…

 

Ностальгия сродни ангине-

Есть лекарственный список длинный.

Я лечусь, пью малину с чаем-

Облегчения не замечая.

 

Значит, видно  моей судьбою

Город, где я сдаюсь без боя

Где встречают меня рябины,

Где леса машут челкой длинной…

 

Я живу себе, поживаю,

Эту грусть день за днем изживаю.

 

СЧАСТЬЕ

Запятая, запятая, точка-

Вот и выросли и сын и дочка,

Вот и выросли лимон и слива

Только все  не стану я счастливой.

 

Вот опять прошли зима и лето,

Вот и осень –разлетелись листья

Мое счастье обитает где-то

Далеко, а может быть и близко.

 

Я его кормлю с ладони хлебом,

Я его пою цветочным чаем,

А оно себе то тучкой в небе,

То кораблик на волнах качает.

 

Отзовись, кричу ему я смело,

Возвращайся, говорю печально,

Без тебя мне синий день, как серый

Приходи скорее, поболтаем.

Приходи, накрою стол по царски,

Обещаю , будет очень мило,

Разложу перед тобой все маски
я свои, что без тебя носила.

 

Я зову тебя, а ты- не слышишь,

На каком же  звать, скажи мне только

Я смогу, я овладею идиш,

И французким и английским с польским.

 

Даже если ты живешь на Марсе

Шлю сигнал тебе- тире и точки,

Не нужны мне никакие маски

Без тебя. Я это знаю точно.

 

Запятая, запятая, точка

Вот и выросли лимон и слива

Вот и выросли и сын и дочка

Вот и я мечтаю стать счастливой.

 

Волшебный город

Какая странная строка ведет по жизни-

Опять наплывом облака вдали отчизны.

Чужая там была а здесь- неужто ближе?

Все та же месть, все та же лесть

И небо – ниже.

 

Семитских черт не перечесть- лицом не схожа,

В каких же книжках мне прочесть-

Где дом положен?

В какой дали, в каких краях,

в каких пустынях

Живут такие же, как я

И как их имя?

 

Согласна на радушный дом ,на честность речи,

На сад цветущий под окном вблизи от речки,

На шепот кленов и берез ,на страсть рябины,

На лето мокрое от слез ,крик журавлиный.

 

Живу на улице пустынь- вдали от моря,

Из моего окна пустырь- а дальше поле,

И речь нерусская слышна- скажи на милость-

Я сплю?, мне кажется со сна, что заблудилась?

 

И что мне зависть или злость, что чужеродность,

И что с того, что мне пришлось- знать-инородка.

Я не причастна к чудесам, я крепостная,

Меня причислили к местам созданья рая.

И здесь, где я своя до пят, с ключом от рая

Мне постоянно норовят сказать- чужая..

 

Семитских черт не перечесть-и честь и гордость,

Наверно все таки он есть- Волшебный город.

 

Там люди радуются дню, и рады встрече

И слов других, кроме люблю

Не слышно в речи.

И речки меда с молоком, войдешь- и молод,

И лето нежное волчком- у входа в город.

 

А там, где я живу война терзает нервы,

Все приросли к ней и она- есть в каждом первом.

И город близкий к чудесам плывет в пустыне

На новый год- из уст в уста-в Иерусалиме.

 

Надежда на родимый дом несет по свету,

Ка листик сорванный дождем, гонимый ветром.

Надежда на родимый дом- кто в зной, кто в холод.

А он, возможно, за углом- но за которым?

 

 

ЖИЗНЬ

 

Какие обещанья и нарыв

на безымянном пальце нервном,

Из — за того, что главное забыв

Вдруг понимаешь, что в ряду -не первом.

 

Там плохо видно, сцена далека,

Актеры что-то говорят противно

И жизнь твоя с начального листа

Перед тобой несется кинофильмом..

 

Там много света, моря и тепла

Там жизни поцелуи и объятья

И в этом промежутке жизни та,

Которую ты знаешь- в белом платье.

 

Там обещаний завязь и курок

Там яблоко раздора и желаний

Там слезы  выпадавшие не в срок

И засуха надежд и расставаний.

 

Когда нет слез — тогда тверда рука

Когда нет нужных  слов-в любви нет смысла

И жизни полноводная река

В ручей перетекает каменистый.

 

Бывают дни, слепые, как кроты,

Ненужные ,затертые, скупые

Как будто их достать из темноты

По случаю небрежности забыли.

 

Бывает, только утро назовешь

По имени- и сразу нет печали

А за окном идет осенний дождь,

А ты его совсем не замечаешь.

 

Из дней и дней- сплетаются года

Ты вырастаешь из сандалий детства

На поездах уносит города,

К которым успеваешь приглядеться.

 

А жизнь танцует вальс и краковяк,

То в одиночку, то с тобой в обнимку-

Что хочет, то и делает, и так

Проходит.. словно в шапке невидимке.

 

Нью-Йорк

 

Мы с тобой не встречались

Тебе ни к чему мой профиль,

В чем я профи-

Тебе расскажу не сразу,

По дороге усну и разбудит меня на кофе

Чернокожий стюарт

Не взглянувший в глаза ни разу.

 

Интересно, когда молодая, живая кожа

И глаза зажигают удачу, надежду встречи,

А когда лишний раз улыбнуться уже не можешь

И на веру никак  не берутся любые речи…

 

Что случилось, спроси-

Я не знаю, наверно ветер

Много лет бил в лицо ,слишком солнце сушило губы,

За окном то ли день, то ли сумерки, то ли вечер.

Может встретимся и я обо все забуду?

 

Мы с тобой не встречались,

У тебя без меня заботы-

Заблудилась весна  и стучится в дома несмело.

Знаю свидимся ,Б-г даст, в канун субботы

И возьмемся с тобой наконец  за святое   дело.

 

Будем вместе стирать,

будем пыль вытирать со шкафа,

И в душе наведем порядок легко и мило.

И тогда прилетит к нам Надежда в красивом платье

И расскажет о том, где ее до сих пор носило.

 

Ххх

На бегу, на этом берегу

Берегу то, что могу.

Дней многоточия, встреч червоточины,

Рифмы неточные, мысли порочные,реки молочные.

Берега кисельные, платья кисейные, сны карусельные.

Живую и мертвую воду,

Хорошую и плохую погоду, всего понемногу….

В дальнюю дорогу.

 

 

Ххх

Какие разные- цвет глаз, взгляд, кожа-

Нет , не похожа.

Музыка- ритм резкий, гортанный-

Не вальс и не танго.

Вместо спасибо, вместо простите-

Дама, иль леди-

Дикие танцы, темные мысли, кольца из меди.

 

Слово, как слово, справа налево-

В южной панаме,

Поздно ложится, рано встает,

Ест в ресторанах.

 

Стая другая, южные птицы-

Когти из стали.

Я к вам летела, думала тоже-

Южною стану.

Думала пахнет медом и хлебом

Лаской и домом,

А оказалось, столько лет вместе..

Нет, не знакомы.

 

Ххх

Осторожно, выбил почву из под ноги Город-

Град, стужа.

Интересно, а вы бы смогли

Стать моим мужем?

 

Город-  поворот головы,

Город-да разве в нем дело,

Интересно, а Вы бы смогли

Меня на руках носить так,

Чтоб сердце яблоком спело?

 

Городу больше возможных лет,

Выглядит радостен, благополучен.

Ну а мне и пятидесяти еще нет,

Так кто из нас должен выглядеть лучше?

 

Ну а Вы, сколько вам – 145?

Прыгаете через лужи, глаз ваш горит счастьем.

Знаете, я согласна- буду цвести опять

И рассыпаться бисером счастья на части.

 

Честное слово, вы мне дороже барж,

Голых деревьев и островов на Крите,

А я для вас что- непонятный пассаж?

Лишняя буква в чуждом для вас иврите?

 

Пишите письма, пойте, идите в лес,

Резких движений не надо- себя любите.

Город, как город, без бытовых чудес,

Ровный и гладкий

Город- параллелепипед.

 

Я передумала, вас не хочу в мужья,

Пусто и ветрено с вами, зябко и страшно.

Выйду замуж за город в котором я

Значу то же, что самая главная его башня.

 

А если домиком серым и рядовым,

Тусклым забором, плохо раскроенной клумбой-

Лучше одна буду шагать по переулкам кривым,

Воображая себя Колумбом.

 

Ладно, не сговорились ,буду искать другой,

Чтоб непременно запах листвы пропитал ладони.

А вы, город-немой, не мой, не дорогой.

Отныне и навсегда от меня свободны.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 2,00 из 5)

Загрузка...