Иван Щитов

Возраст-27 лет, пишу около 10 лет.Как поэзию,так и прозу.Тематика творчества-патриотическая, философская,любовная лирика.Очень много пишу о своей малой родине-Западной Сибири.Сейчас живу в Петербурге.

 

 Рассказ-легенда «Легенда о большом корабле»

синопсис

В одном далеком безымянном порту, неприметном и ничем не отличавшемся от тысяч других маленьких портов, однажды был построен гигантских размеров корабль. Построили его обычные судостроители и небольшая кучка энтузиастов, искавших границы возможности инженерной мысли. Корабль поражал размерами, был красив и величественен, а свежая краска на его бортах переливалась, играя с солнечными лучами, и рассеивала их на сотни различных оттенков, один красивее другого. Все жители в округе любовались новым кораблем, словно невиданным ранее природным явлением, а моряки обсуждали скоростной и прочие потенциалы построенного судна. «Большому кораблю – большое плаванье!»– говорили они, а море с любопытством взирало на корабль своими бездонными голубыми глазами, желая испытать новичка штормами и бурями, и проверить на прочность его корму уже заготовленными для этого самой природой коралловыми рифами.

Окончание строительства грандиозного судна долго отмечали в почтовых трактирах, говорили много тостов, инженеры-проектировщики сравнивали свое детище с другими прославленными кораблями, известными во всех уголках земного шара. Решено было пустить корабль в пробное плавание, была назначена дата отправления, разработан маршрут, рассчитанный на несколько дней, набран небольшой экипаж. Все было готово к отплытию. Большой корабль наконец-то начинал свою настоящую жизнь…

Но накануне отправления на море разыгрался грандиозный шторм, опрокинувший и утащивший на дно несколько рыболовецких баркасов, и покорение морских просторов было отложено на неделю. Однако и через неделю корабль не вышел в море. Несколько моряков вместе с боцманом порядочно «набрались» перед выходом, и быстрой замены им не нашлось. Выход в море отложили еще на полмесяца, решив за этот срок окончательно решить все организационные вопросы. Величественный корабль стоял на рейде среди сотен разномастных утлых суденышек и потрясал всех своим могущественным видом. Спущенные паруса развевались на ветру, словно громадные знамена великой армии, готовящейся к бою.

За два дня до запланированного отплытия владельцу корабля пришла в голову мысль о том, что такому судну лучше сразу замахнуться на далекое путешествие, а не ходить возле берега как старой и негодной лодке. На собравшемся совете решено было отправиться в трехнедельное путешествие, выйти из моря в открытый океан и достигнуть берегов какого-нибудь далекого материка. На том и постановили.

На подготовку был отведен еще месяц. Кораблю было присвоено достойное его имя – «МОГУЧИЙ», была набрана новая квалифицированная команда, и ровно через месяц под аплодисменты и овации многочисленной толпы «МОГУЧИЙ» поднял якорь и паруса и отчалил от берега навстречу своим корабельным мечтам. Провожавшие долго махали вслед великому кораблю, пока он не стал превращаться в исчезающую на горизонте точку. «МОГУЧИЙ» рвался вперед. Попутный ветер свистел и, разделяя энтузиазм корабля, во всю силу надувал паруса. Корабль любовался собой в безбрежном зеркале моря, играл на ветру мачтами будто мускулами, а морские волны ретиво врезались в его борта, как шпоры устремленного к победе ездока врезаются в бока молодого арабского скакуна.

Но вскоре выяснилась одна очень интересная вещь…Устроители и организаторы путешествия учли и рассчитали практически все, кроме одного – конечной цели путешествия. И встал острый вопрос: куда же плыть великому кораблю? На борту разразился спор. Один из основных инвесторов проекта пожелал плыть в Южную Америку, к берегам солнечной Аргентины. Владелец корабля назвал конечным пунктом их путешествия свои родные края – далекий туманный Альбион, другие участники путешествия предложили плыть в Африку, а матросы были не прочь посетить злачные места побережья Адриатики. Спорили усердно и бескомпромиссно, прибегая даже к взаимным оскорблениям, а исчерпав все прочие доводы, и к откровенному кулачному бою. Началось выяснение разного рода обстоятельств: кто сколько вложил в проект, кто чем пожертвовал, кто имеет на него больше прав. Великий замысел и гордость инженерной мысли в споре разложили на органические составляющие, и, совсем забыв о корабле и его великом предназначении, все участники спора начали выказывать собственное честолюбие и отстаивать сугубо свои интересы. К следующему утру после начала путешествия, в результате продолжительных дискуссий, после нескольких выпитых ящиков спиртного и доброй пары хорошо разбитых лиц, было принято коллегиальное решение о возвращении «МОГУЧЕГО» в порт, и дальнейшего выяснения отношений уже на суше. Судно развернули, и по прошествии непродолжительного промежутка времени наш великий корабль под общее изумление провожавшей его накануне толпы вошел в родной порт и встал обратно на рейд.

Выяснение отношений затянулось на несколько месяцев. В итоге несколько участников предприятия решили выйти из него и потребовали полной компенсации вложенных средств. Команду «МОГУЧЕГО» распустили, а основной владелец, не найдя наличных средств на отдачу долгов, продал «МОГУЧИЙ» в рассрочку в три раза дешевле его номинальной стоимости небольшой рыболовецкой компании, которая принадлежала старому зажиточному рыбаку. Все мечты о далеких путешествиях, покоренных морях и безбрежных океанах в одночасье рухнули. На «МОГУЧЕМ» днем стали выходить в море на рыбалку, обычно на несколько миль от береговой линии. Одну из мачт демонтировали, так как рыболовецкому судну ни к чему скоростные характеристики. Также претерпели некоторые изменения и прочие такелажные компоненты конструкции корабля. «МОГУЧЕГО» приспособили под рыболовецкий корабль.

Так он и жил, этот большой и грандиозный корабль, которому пророчили большое плавание и великий жизненный путь. С рассветом он выходил в море, печально оставляя за собой кильватер из бурлящей воды будто свои прошлые теплые воспоминания, а к закату возвращался обратно в порт с сотнями килограмм морской рыбы. Вся его корма пропахла рыбой и была завалена рыболовецкими снастями. А по ночам он мирно дремал на рейде, даже не помышляя о другой жизни – не о жизни рабочей лошадки, а о жизни великого путешественника, искателя и первооткрывателя. Но «МОГУЧИЙ» об этом не думал. Ведь не он сам, а его создатель закладывал в него потенциал путешественника и покорителя морей, и не он сам, а люди, которые им управляют, сделали его рабочим рыболовным судном.

Так шло время. Корабль работал на благо рыболовецкой компании. «МОГУЧИЙ» потерял былой лоск и значение. Уже никто из прохожих не смотрел на него с удивлением или восхищением. Люди его уже не замечали. От гордой именной надписи на корме отвалились две последние буквы и наш «МОГУЧИЙ» стал попросту «МОГУЧ», что уже преуменьшало и сокращало его значимость в глазах незыблемого и вечного моря, которое видело много таких как он – несостоявшихся и растраченных. Пока корабль приносил прибыль и тонны свежей рыбы из моря, он был нужен, но как только он дал слабину, стал изнашиваться, потребовал ремонта и должного обслуживания, рыболовецкая компания решила, что содержать «МОГУЧ» невыгодно и бесперспективно. Дальше расходы на него будут только увеличиваться. Лучше его продать и купить несколько хороших средних размеров суденышек, которые будут приносить хорошую выгоду.

Корабль продали торговцу, владельцу нескольких трактиров на побережье. Судно покрасили в вычурный цвет, не свойственный кораблям, надежно закрепили его к пирсу и сделали из него ресторан на воде. «МОГУЧ» навсегда распрощался с мечтами о море и открытом океане. До конца своей жизни ему суждено было принимать на своем борту людей, выслушивать их и смотреть на чужую жизнь, больше не замечая своей. Большой корабль давно уже ни казался таким большим. За время его существования в том же порту было построено несколько подобных ему кораблей и два, превосходивших его по размерам. Все они ушли в открытое море и нашли себя и свое предназначение в далеких странствиях в неведомой стороне. А он так и остался прозябать в своем порту, ничего не увидев и не сделав в своей жизни.

Вскоре от имени корабля отвалилась еще одна буква, и их осталось только четыре, составляющие интересное слово «МОГУ». Это случилось в ту пору, когда ресторан пользовался хорошим спросом и люди любили отдыхать в нем, проводить вечера, любоваться на закат. В конце концов корабли бывают разные. А может, предназначение нашего корабля было именно в том, чтобы радовать людей. Чтобы быть рестораном на воде. Предназначение низменное, но нужное в повседневности. Может поэтому наш корабль перестал быть «МОГУЧИМ», а стал тем, кем он смог стать – «МОГУ»…Вот это я могу и вот это я умею. В таком отношении к жизни тоже есть свой смысл.

Прошло несколько десятков лет, и ресторан закрыли. Наступили трудные времена, как для хозяина ресторана, так и для той страны, в которой он жил. Корабль остался стоять на рейде среди привычных шхун и мелких суденышек. Его ветхость была предопределена, ведь никто и никогда его не чинил и не относился к кораблю с должным вниманием. Сначала он пустовал, закрытый на несколько амбарных замков, затем он стал пристанищем для разного рода бездомных бродяг, которые селились в нем. Последнюю мачту «могучего» сломали порывы ветра, и незваные гости корабля распилили ее на дрова. В одну прекрасную ночь на корабле случился пожар и палуба «могучего» выгорела дотла.

От великого и грандиозного замысла остался один черный остов и обгоревший элемент кормы, на три четверти погруженный в воду. Еще несколько лет проходящие мимо матросы и праздные зеваки могли наблюдать большой обугленный скелет корабля, развалившийся у берега, и выглядывающее из морской воды многозначительное слово «МОГ», в коем заключены сущность растраченного потенциала многих живших когда то людей, осознание и вся горечь крушения многих человеческих надежд…

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 1,67 из 5)

Загрузка...