ИВАН НИФОНТОВ

 

Тренер по спорту, на пенсии. Писать начал в 2013 году, в том же году написал книгу: ИЗ ЖИЗНИ ХОЛОСТЯКА, в 2016 году появилась повесть: ВСЁ ЕЩЁ ВПЕРЕДИ.

Отрывок из повести «Все ещё впереди»

Игра в догонялки

Мне семь лет. Наша семья живёт на окраине небольшого уральского городка. Мама и папа на работе. За мной заходит подружка, и мы направляемся на ближайший пустырь рядом с нашим домом. Здесь собираются дети с ближних домов, чтобы побегать и поиграть. Подружка Катя сказала, что нас позвала играть Нина, живущая недалеко от нашего дома. Собралось человек восемь. Ещё минут через пять вместе со своими подружками появилась Нина. Она старше всех года на два – три. Нина главная в играх и её все слушаются. Сегодня Нина предложила поиграть в игру догонялки. В этой игре выбирается водящий, который должен догнать любого участника игры и дотронуться до него рукой. Как только до кого – то водящий дотронется, тот становится водящим вместо него. Первой водящей становится сама Нина. Нина худенькая девочка с длинными ногами и бегает она очень быстро. Нина была водящей не долго, быстро догнав кого – то из участников игры. Водящему приходится бегать дольше, чем всем остальным. Поэтому каждый, став водящим, старается сразу передать это звание другому игроку. Мне понравилось, как бегает Нина, от неё никто из девочек убежать не может. Все остальные примерно равны по силам. Иногда Нина специально поддавалась, чтобы стать водящей и немного побегать, после чего моментально догоняла кого – либо из нас. Моя подружка Катя бегала не очень быстро, была маленького роста, заявила:

— Конечно, у неё руки длинные!

Но я понимала, что если и длинные руки Нины имели какое – то значение в том, чтобы достать убегающего, всё – таки большее значение имела быстрота бега Нины. В этой игре я поняла, что хочу бегать также быстро, как Нина.

 

                                              Московская школа

Через несколько лет мы с мамой вернулись в Москву. Мамины родители жили в Москве, в ней и я родилась. Затем папа вместе со всей нашей семьёй уехал на работу по контракту в уральский городок, где мы и прожили несколько лет. Вернулись мы в тот же район города, где жили вместе с родителями мамы до отъезда. Район стал для меня неузнаваемым. Повсюду были новые дома, это было удивительно. Они росли, как грибы в лесу на Урале. Недалеко от нашего дома построили новую школу. В ней я и стала учиться.

Первого сентября выдалась хорошая, солнечная погода. Мама разбудила меня пораньше. За завтраком мама сказала:

— Идёшь учиться в класс, где ты будешь новенькая. Подруг там у тебя пока нет. Могут найтись такие девчонки, которым ты не понравишься. В обиду себя не давай.

Перед занятиями состоялась линейка, перед школой было много учеников и их родителей. Мне надо найти свою классную руководительницу. Я подошла к ребятам, подходящим для моего возраста. Около них стояла учительница. У неё я и спросила, где найти Веру Алексеевну. Мама сказала мне, что надо найти учительницу Веру Алексеевну.

— Вера Алексеевна – это я. А ты новенькая, Света Николаева – спросила она меня и улыбнулась.

— Да, я Света.

— Света, вот твой класс, подойди к нему. А мне надо отойти на несколько минут.

Девчонки с класса, в котором мне предстояло учиться, стали рассматривать меня.

— Ты в наш класс идёшь? – спросила одна из девчонок. Не дождавшись моего ответа, сразу добавила:

— Ты откуда такая приехала?

— Какая такая? — ответила я, ожидая какого – то подвоха с её стороны.

— У тебя юбка ниже колен. Такие юбки носят бабушки, да учительницы.

Её вопрос застал меня врасплох, он был неприятен, я не была готова к критике моей одежды. За лето я выросла, а денег при переезде на новую одежду не было. Папа остался работать на Урале, с мамой у него почему – то разладились отношения, поэтому мы с мамой вернулись в Москву без папы. Денег у мамы было не много, и купить хорошую одежду было не на что. Поэтому мама дала мне свою юбку, немного великоватую для меня.

Имя девочки, критиковавшей мой вид, было Эвелина. Она продолжала приставать ко мне.

— А где ты взяла старую сумку, в бачке для мусора?

Мне не хотелось в первый же день учёбы в школе с кем – то ссориться, и на насмешку Эвелины ответа не последовало.

Тут пришла учительница, и Эвелина прекратила свои придирчивые расспросы в мой адрес. После линейки мы пошли получать учебники. На следующий день начались занятия в сверкающей новизной только недавно построенной школе. Первое время мне было трудновато. Ведь новой для меня была не только школа. Все учителя были незнакомыми, да и ученики тоже. Близких подружек в классе не было.

 

Сотрясение мозга

Осень прошла быстро, наступила зима с часто чередовавшимися холодами и оттепелями. Ни с кем из девчонок класса я не подружилась. Сижу за последней партой, иногда приходится напрягать зрение, чтобы рассмотреть то, что пишет учительница по математике. Но это не мешает мне хорошо учиться. Некоторые девчонки, не выполнив домашние задания, начинают просить у меня списать их. Я не даю. Там, где я училась раньше, не принято списывать, все сами старательно учились.

Дома я сказала маме, что девчонки в классе плохо учатся, списывают домашние задания у тех, кто учится хорошо, просят и даже требуют, чтобы и я давала им списывать.

— Списывать не давай ни в коем случае, а то, что начинают требовать, это нехорошо.  Наверное, не все же списывают? – спросила меня мама.

— Не все, только Эвелина и две её подружки. Они учатся слабо, отвечают на уроках хуже всех. В основном, они и пристают ко мне, обзывают всячески. Остальные только смеются, и никто против Эвелины никогда не выступает.

— Может, сказать классной руководительнице? – спросила меня мама.

— Нет, жаловаться я не хочу.

Дружеских отношений ни с кем из класса у меня не было. Не все, но некоторые из девчонок, часто старались, чем ни — будь, разными придирками, задеть меня. Если бы я грубо реагировала на их придирки, могли возникнуть ссоры.  А это могло мешать сосредоточиться на занятиях, слушая объяснения учителей. Я делала вид, что все придирки девчонок ко мне меня не касаются. Это их злило ещё больше, да и списывать я не давала.

На одной из перемен ко мне подошла подруга Эвелины, Катя.

— Вот что, ты нам с Эвелиной не нравишься. Списывать не даёшь, не помогаешь нам.

— Я не картинка, чтобы нравиться или не нравиться, и давать списывать вам не собираюсь. Такой обязанности у меня нет. Дальше разговаривать с ней я не захотела и ушла в класс.

В последующие дни девчонки стали поддевать меня ещё больше, обзывали, кому, как вздумается, ставили подножки, когда надо было пройти мимо них. Однажды я упала от поставленной подножки, книги вылетели из сумки, и все радостно засмеялись.

Когда появились сугробы от выпавшего снега, Эвелина с подружками толкали меня, и я падала в глубокий снег. Хорошо, что когда было холодно, я просто отряхивалась от снега и шла домой. В оттепель было хуже, снег не отряхивался, а прилипал, и я с трудом от него избавлялась, одежда и руки становилась мокрыми. Это было очень неприятно. Я их отношение ко мне понимала как проявление зависти. Тройки по всем предметам у меня появлялись редко. За четверть троек у меня не было вообще. У них же даже отметки четыре были редкостью.

В один из дней Эвелина с подругами, все трое, получили двойки за выполнение домашнего задания. Перед тем уроком они в очередной раз просили меня, чтобы я дала списать задание. Я ничего не ответила, зная, что они начнут опять меня обзывать.

Когда занятия закончились, я пошла домой. За территорией школы меня уже поджидала Эвелина с подружками. Они перегородили мне дорогу, не давая пройти.

— Ты не хочешь нам помогать! – Закричала Эвелина. Сейчас мы тебя проучим!

После этих слов она толкнула меня. Было скользко, и я упала. Все трое подскочили ко мне и начали ударять ногами, попадая по туловищу, рукам, ногам и в голову. Рядом не было никаких прохожих, помочь мне было некому. Я пыталась встать, но так как было скользко, они не давали мне подняться.

— Проси прощения, тварь! – кричала Эвелина.

Прощения просить мне было не за что, я даже плакать перед ними не собиралась.

Удары продолжались, они добивались, чтобы я взмолилась о пощаде.

Последний удар был по голове с такой силой, что я потеряла сознание.

Пришла в себя я уже в больнице. Кто – то из прохожих увидел меня лежащую в снегу и вызвал скорую помощь. В больнице сказали, что в тот момент рядом со мной никого не было. Как только я потеряла сознание, девчонки убежали, не оказав мне помощь.

Целый месяц мне пришлось пролежать в больнице, врачи признали сотрясение мозга.

Классная руководительница навещала меня каждую неделю. Она рассказала, что Эвелину и её подружек поставили на учёт в полиции. Эвелина изменилась, перестала командовать в классе, по многим предметам у неё были двойки.

На второй месяц меня выписали из больницы. Чему я была очень рада, так как жизнь в положении лёжа изрядно надоела. Да и в учёбе я отстала, хотя пыталась самостоятельно изучать пропущенный материал по всем предметам.

Когда после больницы я пришла в школу, первой ко мне подошла Эвелина, заплакала и попросила прощения. Она сказала, что обижала меня из зависти, о чём я уже давно догадалась. Её подружки тоже попросили прощения. У них был такой жалкий вид, что я простила их. Нам предстояло вместе учиться ещё четыре года. В дальнейшем я помогала девчонкам в учёбе, но списывать домашние задания так никому и не давала.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (33 оценок, среднее: 2,21 из 5)
Загрузка...