Жанна Германович

Писать стихи начала в юности, но сознательное творчество отношу к двадцати трём годам. Публиковалась в альманахах и коллективных сборниках Издательского дома «Серебро слов» (г. Коломна), издательства «Союз писателей» (г. Новокузнецк), в литературно-художественном сборнике «Камчатка. Литература. Краеведение», в этнополитическом и литературно-художественном журнале «Мир Севера» (№1/2017, Москва), на страницах газет «Новая книга», «Усть-Камчатский вестник» и др. Составитель поэтического сборника «Шепот чернильных волн» о поэтах поселка Ключи. Участница I Камчатского регионального литературного семинара (август 2014 г.). Награждена дипломом от Издательского дома «Серебро слов» (г. Коломна): «За успехи, достигнутые в творчестве». В 2016 году издательством «Серебро слов» издан сборник «Серебряный квартет» по программе поддержки талантливых авторов «Восхождения» куда вошла большая подборка моих стихотворений. Лауреат краевого поэтического конкурса «Вольные берега» (г. Петропавловск-Камчатский). Победитель в номинации «Поэзия» (возрастная категория 26-30 лет) Международного молодежного литературного конкурса имени братьев Шнитке (03.2017).

Poet, the conscious work belongs to the twenty-three years. My poems published in anthologies and collective works of the Publishing house «Silver words» (Kolomna), publisher «Union of writers» (Novokuznetsk), in literary and art collection «Kamchatka. Literature. Local history», in ethno-political and literary-art magazine «World of the North» (No. 1/2017, Moscow), on the pages of Newspapers «New book», «Ust-Kamchatsk Herald» and others. the Originator of the poetic collection «Whisper ink waves» about the poets of the village of Keys. Participant I Kamchatka regional literary seminar (August 2014). Awarded a diploma of the Publishing house «Silver words» (Kolomna): «For achievements in creativity.»


Отрывок из произведения «Всего лишь снег»

Я не раскаиваюсь, нет…

И не молю о снисхожденье.

Снежинки – это просто снег,

Еловый снег и хвои жженье.

 

Взъерошен лес, взъерошен смех.

Лавины сход. Созвездий зелья.

С небес сорвавшееся «Эх…»

В сугробы сна и запустенья.

 

Лишь на пожарище светил

(Венерой Марс обезоружен)

Глядит с иконы девясил

Кошачьим взглядом равнодушным…

 

18.11.2015

 

ОТГОЛОСОК

 

Зыркает обыватель, очи вгрызлись в «пластик»,

И всякий – искусник разглагольствовать, глазить.

Но мне не-до-суг! У подножия вулкана

Я всего лишь мираж, именуемый Жанна.

 

Там, где изгородь выстроил колкий шиповник,

Дом бревенчатый жив, он один меня помнит.

Лес прозрачен, глубок. С малых лет и доселе

Я молюсь по ночам обезглавленной ели.

 

Отзвук рухнувших звезд, колыхание хвои,

Я вошла в эту жизнь одиноким героем…

В час, когда подлецы ель на казнь волочили,

Вознеслись в небеса изумрудные шпили.

 

24.08.2016

 

БЕЛАЯ ЖУТЬ

 

Шарит, вьюжит

Оголодавший циклон:

«Кто на ужин?!»

Заглядывает в окно…

 

Ломти снега.

Мороз сыграл в поддавки,

В дверь с разбега:

«Дави их! Снегами дави!»

 

Наст приманкой.

Хрустнув суставами, хлоп…

Наизнанку

Гостеприимный сугроб.

 

Перемёты.

Селений невпроворот!

Чавкал, чьё-то

Впихивал тело в рот…

 

Лих губастый!

Выстуживает.

Верть-круть!

Из-за угла

белая жуть…

 

01.03.2017

 

ОГНЁВКА

 

Снегами утеплился дом:

Тулупчик, валенки, ушанка.

Зима старалась: на потом!

Зимуют впроголодь каштанки…

 

Зверьё подалось вглубь – в леса,

Но вдоль избы следов цепочки.

Оголодавшая лиса:

«Впусти, впусти…» – скребясь, лопочет.

 

Огнёвка! Словно со страниц

Любимых в детстве русских сказок.

Ей-богу… прожитые дни

Сверкнули в умных лисьих глазках…

 

12.03.2017

 

ГНИЛУШКА

 

Хозяин недотёпа

Гнилушкой обзывал,

Но по привычке в топку

 

Подбрасывал дрова.

«К зиме облагорожу…»

(пылится инвентарь)

 

Опомнился: порошит,

Состарился, ослаб.

А дом перекорежен,

 

И с потолка – кап-кап.

«Даст Бог, перезимую!

Соседям напоказ!»

 

Весна с зимой воюет!

Попятились снега,

А бревна – врассыпную.

 

И поплелась стремглав

(поди теперь… окликни)

Воспоминаний явь

 

К покойной бабе Нине.

«Затих и рухнул дом…» –

Согнувшись в три погибели,

 

Старухой замер стон.

 

25.03.2017

 

ОБОРВАННЫЕ ЖИЗНИ

 

Клочья стихов недописанной жизни

Кружат, смешавшись с листвою берёз.

Что это было? И где же тот нищий

В грёзы влюбленный? Ни пьян, ни тверёз…

 

Скрежет дождя поминальною тризной,

Дней уходящих плывет караван.

Где-то на шпили костёлов нанижут

Души заблудшие с надписью «Рвань!»

 

Судьбы извечно непонятых нами,

Жизнью проклятых, попавших в капкан.

Свечи, «Adagio»*, доверху налит

Мною привычно граненый стакан…

 

Нити сединок остывшего неба,

Боль успокоит грядущий Покров.

Знаю, не время… Полотнища снега

Стелятся в хатах забытых дворов.

 

Лишь одиночество спутником верным –

Скорбный свидетель побед и потерь.

Ангел-хранитель в заплаканном сквере

Шепчет с надеждою: «В лучшее верь…»

 

Вера в иное привычно осталась –

Манит дрожащей мечты огонёк.

Только внезапно опять показались

Души покойных и звёзд образок…

 

29.09.2014

 

* Remo Giazotto — Adagio Tomaso Albinoni (Адажио соль-минор для струнных инструментов и органа)

 

ЧАС ВОЛКА

 

Час Волка – Яви сон, явь сна.

 

Eugene

 

Eugene, я онемела… Отчего?

Нелепость болтовни похлеще хмеля

Коробит. Стеклотарою отчёт

Прими! Шучу… остроты охамели.

 

Стихами подвожу итог черты –

Лишь «волчий голос в поле»*… Темь. Початый

Выплакан давно. Осточертело «ты».

Пространство странствий давит, тень – отчасти.

 

На пепельном следов не отыскать…

Манит южан сияньем север – Lupus

Свершает роковой прыжок. Ты как?

Наивен и растерян. Не лучше б

 

Нам шагнуть в позавчера? Самоубийств

Волна – есть обострение депрессий.

Поэзию вливаю в вены. Убыть?

Куда?! Полярная недвижна… Пресня

 

В коллектор варварски заточена

В восьмом… и белый дом над ней хохочет.

Суть точки многоточием точна…

Взываю к сущему: «Помилуй, Отче!»

 

Отрубленная голова строки

«Палач» – мной недописанной – бормочет

И катится отверженная в скит…

Час Волка выпроваживает кочет.

 

16.03.2015

 

* Цитата из стихотворения А. К. Толстого «Край ты мой, родимый край!..»

 

В ПОИСКЕ ДРУГ ДРУГА

 

Когда Горелая* в печали,

И сотрясается округа,

Мы в вечном поиске друг друга

Произрастаем молочаем.

 

Перекрести меня молчаньем…

Когда выносят гроб за скобки,

А память заперта в подсобке,

Забвенье угощает чаем

 

Не тех… не с теми… Докучаем

Стихами, письмами, мольбами.

Друг друга расшибаем лбами

В неумолкающем рычанье

 

Судьбы глагольных окончаний

За не явление ночами.

Во снах друг друга обнаружим,

Увы… не ставший моим мужем…

 

06.02.2016

 

*вулкан Ключевская сопка

 

СЕВЕРНОЕ

 

<Анне Яковавне>

 

I.

– Поведай Север, Яковавна!

– Гнездится шторм в глазницах лавы.

Не дремлют дебри: «Прочь, незваный!

С вершин спускаются обвалы!»

 

Крадется Кутх тропой медвежьей.

Лучи вложило солнце в ножны.

– Напой душе заиндевевшей

Легенд быльё и невозможность.

 

Поведай землю бубном предков,

Наполни плёс хандрой залива.

– Луна укутывает пледом

Табун оленей боязливых.

 

– Поведай Север, Яковавна…

– Шатун встревожил побережье.

Почуй: насупились вулканы,

Собаки лают, люди брешут.

 

– В твоих краях я чужестранка,

Я и своей страны не знала:

Мне Польша видится в распадках…

Напой мне Польшу, Яковавна.

 

II.

– Напой снега мне, Яковавна.

Клыками стынь впилась в ладони.

– Плывут созвездий караваны,

Взывают волки, тени молвят.

 

– Напой ветра мне, Яковавна.

Всколышь отчаявшийся Север!

– Охотник чужестранцу Фавну

Вверяет лап еловых веер.

 

Чертог Луны обвит обрядом,

Упряжки мчат на шабаш нечисть.

– Звезда, взошедшая тридцатой,

Помножит чёт на сирый нечет.

 

Поведай Север, Яковавна!

Душа во тьме блуждать устала…

– Душа – объятие вулкана,

А слёзы… слёзы – пламень лавы.

 

– Восхода хлыст стегает Запад,

Я по себе истосковалась.

– Волк норовит медведя сцапать,

В берлоге фыркает лукавый.

 

– Не сокрушайся, Яковавна…

Я Польши… Польши отголосок.

Всмотрись: у пропасти коварной

Возник фантом в моих обносках.

 

III.

– Сроднись с Камчаткой, Яковавна,

Не предавай своих корней.

Мне тундра видится саванной

Под кровом дюжих кедрачей.

 

– Взгляни: старик Хемингуэя

Моря с коряком бороздит.

И вторят чайки бубну: «Эй-е!

К Сантьяго с Ойе мчится кит!»

 

– Угаснет день венком кипрея,

Вспорхнёт жемчужинкой луна.

– На северах не каменеют,

Сердца огнём упеленав!

 

– Напой Камчатку, Яковавна,

Аккордом Вывенки-реки.

– К норе ручей ведет кровавый –

Волков стреляют чужаки.

 

– Не убивайся, Яковавна!

Отмстим клыками гордых стай!

Сбери в ладонь запретных ягод,*

Я стих прочту, ты – угощай…

 

IV.

– Расстаться с чуждою Камчаткой,

Сцепиться с властью в ярой схватке!

– Ты из волков, сильны повадки!

Вступись за нас, укрой Камчатку.

 

– Свобода в вас! Казнён глашатай,

Стихи кладбищенской оградкой.

– С верхами враждовать чревато…

Меха, лосось – «богам» уплатой.

 

– Дрожит земля, но что ей стоит

Встряхнуть безропотное племя?!

– В легендах заперты герои…

Валежник сыр, дымит и тлеет.

 

– Сражает Север зоркой глушью!

С лихвой расставлены капканы,

Зверь обойдет, а рвач – послушно.

– Грядут осадки окаянны.

 

– Расстаться мыслями с Камчаткой,

Прорваться волком сквозь облаву,

И жизни хлёсткою цитатой

Судьбу поведать, Яковавна…

 

29.11.2015-15.11.2016

 

*Волчьи ягоды – кустарник с ядовитыми красными ягодами

 

КРИЗИС ВЕРЫ

 

Мысль куёт слова в кузне подсознанья.

Вечная борьба с разумом. Осанну

петь не стану лжи. Сердцу стихотворца

Правдою болеть. Молвят: «Цыц, оторва!

 

Истина грешна! Памятуй, негоже

Байки дна травить! Рвань в местах отхожих

Треба утопить!» Бьёт челом угода,

теребит Псалтырь. Вздёрнулся с чегой-то

 

Праведник-немтырь. Всенощная, толпы –

Взвинчено село. Освещает торбы

Спьяну дурачьё. Дева мироточит,

Кровоточит крест. Кризис веры мощью

 

похулил Завет. Поцелован Богом

В лоб грешной народ. Жизнь не вкривь, а боком…

Да и правды нет. Правда, что покойник,

Отжила своё. Нехристи, отпойте

 

Подлое нутро. Передёрнул карту

Пресловутый фарс… а быть может, карма

Целится в анфас. В русскую рулетку

Вздумал фаталист, поплатился лет так в…

 

Всё одно и то ж. В шею летописцев!

Мировая ложь вынуждает спиться.

…Вкрадчивая речь к душам горемычным

Из словес куёт ржавые отмычки.

 

12.04.2015

 

ОТ ВЫДОХА ДО ВДОХА

 

Взъерепенилась протока

Чешуей бурливых вод.

Жизнь от выдоха до вдоха

Жжёт пунктиром. В мыслях: «Вот…»

 

Удила изъели волны –

Всплеск свободы! Погляди:

Судороги небо сводят

Щупальцами вязких тин.

 

Утопилась бренность прока,

Облачившись в серебро.

Медной проволокой – роком,

Солнце всмятку на зеро…

 

17.06.2015

 

ПЕПЕЛЬНАЯ ГЛУШЬ

 

…средь пепла и лавы

Затерялась деревня моя…

 

Погляди: село в веснушках!

Пурпур желтизной мохнат.

Рыжина в кошачьих ушках…

То не манна… с неба хна.

 

Иль небесная плавильня

Расплескала ситом лом?

Дождь разнузданною львицей

Асфальтирует бетон.

 

Чуб Шивелуча струится,

Лава входит в берега.

Ключевская – серолица,

Выдыхает стоном гарь.

 

Глянь: небес копна золою

Выкрасилась в седину

(то ль себе, а то ль назло им).

Свищет в небе молний кнут.

 

Хаты вздуты, пасти рытвин.

Век недолог «засыпух»!

Телефонный кабель вырыт,

Нищий печенью распух.

 

Груды дней сгребает дворник –

Землянист и конопат.

Рак, тела сельчан освоив,

Распустил сосуды патл.

 

Хнычет лес, погост вздыхает,

Гренадёр* – сто тысяч луж.

Каждый третий – веришь? – хает

Сердцем пепельную глушь…

 

19.06.2015

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 2,00 из 5)

Загрузка...