Елена Мельникова

Елена Мельникова — главный редактор журналов «Домашний Очаг Kazakhstan» и «Robb Report Kazakhstan». Автор рассказов и стихов. Пишу очерки и эссе о походах в горы и творчестве. Увлекаюсь фотографией.


Отрывок из произведения «Набор высоты»

Муруджинские озера

На удивление утром следующего дня вышло солнце. Горы тонули в бесконечно глубокой и насыщенной синеве небосвода. Инструкторы приготовили для нас серьезный поход на два высокогорных озера: Черное и Голубое.

– Такой красоты вы не видели, и вряд ли увидите! – обещал Аслан.

– А дорога будет такой же, как вчера или сложнее? – тоненьким голоском спросила Майя.

– Немного сложнее. Вчера я посмотрел, как вы ходите, – мы невольно хихикнули от этих слов, а Аслан продолжил: – Сегодня проверим вашу выносливость.

После завтрака мы вышли из лагеря. Напуганная вчерашней непогодой, я решила одеться потеплее. Натянула зимние штаны, майку, кофту, куртку… в итоге всю дорогу меня морила жара. Переодеться было не во что, запасные вещи мы не взяли – шли налегке. Все, что могло пригодиться, несли инструкторы и двое наших парней.

Сначала путь пролегал по той же тропе, которой мы ходили накануне. Я уже обрадовалась, что напрягаться снова не придется. Такой поход был по мне. Однако совсем скоро мы повернули в другую сторону и стали подниматься круто вверх. Тропа петляла между больших камней скрашенная цветущими зарослями рододендрона. Они были повсюду и выглядели при свете солнца еще более прекрасными. Мощный и широкий ручей, стекающий по склону горы, сопровождал тропу неумолчным шумом воды. Мы приближались к снегу и ледникам.

Не смотря на красоту, подъем выматывал. Было трудно дышать и приходилось часто останавливаться. Что-то начало меня злить. Я мало фотографировала, а это всегда верный признак того, что я расстроена или раздражена. К тому же, горы и походы были чуждой для меня средой. Я попала сюда не по собственной воле. И отчасти поэтому легкий треккинг казался мне непосильным маршрутом, отнимающим все силы. Следуя за остальными, я продолжала движение вверх, а в голове крутились мысли о бесполезности такой формы тренировки командного духа. Образовательная программа была нацелена на объединение участников. Мы готовили международный проект с привлечением людей из нескольких стран, а для этого требовалось стать единым целым, почувствовать плечо товарища, выработать взаимовыручку и ответственность друг за друга. По задумке автора программы горы и рафтинг должны были спаять нашу команду и затереть неровные стыки и швы. Но к чему такие трудности?

– Что, устали? – вмешался в мои недовольные мысли бодрый голос Аслана. – Делаем привал, отдых 15 минут. Можно прилечь.

Мы были счастливы этой возможности и тут же стали располагаться на прогретых камнях.

– Отдохните, как следует. Идти еще долго, вам понадобятся силы, – устраиваясь среди валунов, отчеканил Аслан.

– Неужели первое озеро так далеко? – я расстроено поморщилась.

– Еще половина пути, – ответил Аслан и надвинул на глаза бандану.

Я тоже, не желая тратить понапрасну драгоценных минут отдыха, прилегла на чей-то рюкзак. Солнце то светило, то скрывалось за облаками. В эти моменты приходилось укутываться в кофту – ветер доносил холод с ледников. Через четверть часа Аслан объявил о продолжении похода. Мы нехотя встали с камней, подвязали теплую одежду на поясе и снова пошли по тропе. Впереди все более увеличивались в размерах серые скалы, покрытые снегом. Растительности тут не было, деревья остались в долине реки. На этой высоте весь ландшафт составляли камни. Так себе пейзаж. Брелось по нему не особенно радостно, тем более пришлось пересекать снежную морену – не лучший вариант для туриста в кроссовках. И вдруг, минут через пять, перед нами открылось озеро! Мы не поверили своим глазам:

– Аслан, ты же сказал, нам еще долго идти, что это значит?

– А то, что любоваться озером нужно отдохнувшими и полными сил, – его глаза светились от удовольствия.

Вот так сюрприз! Мы, словно очнувшись от анабиоза, помчались к кромке озера. Оно было подо льдом и лишь у места, откуда начинался ручей, виднелась открытая вода. Недалеко от берега плавали льдины. Цвет озера воспринимался темно-синим, а вода была нереалистично прозрачной – просматривался каждый камушек на дне. В ней, как в зеркале, отражались заснеженные скалистые пики, теснившие озеро с трех сторон.

Не знаю, кто подал идею искупаться, но окунулись в ледяную воду все. Озеро едва прогрелось до +4 С, а близкое расположение льдин только раззадоривало группу. Входить в воду было неудобно – о скользкие камни на дне немудрено поранить стопу или пальцы, поэтому ноги от долгого захода сводило судорогой. Странно, но после воды на берегу не чувствовался холод.

Выждав когда все нарезвятся, Аслан сообщил о необходимости двигаться дальше. Впереди вторая цель похода – Голубое озеро. Оно скрывалось за перемычкой, куда следовало подняться. И тут возникла непредвиденная трудность. Тропа, что огибала Черное озеро и плавно выводила на подъем, была безнадежно погребена под фирновым слоем. Инструкторы посовещались и решили штурмовать перемычку в другом месте – по снежному карнизу, который спускался по склону к вытекавшему из озера ручью. Они проверили плотность снега, вбили крючья, провесили веревочные перила и скомандовали идти по одному и быстро.

Для начала предстояло перебраться по снежному мосту на другую сторону ручья, а после взбираться по крутой траектории вверх. Мне эта затея не понравилась. Зачем продираться ко второму озеру, если путь закрыт? Это выглядело опасным. И оттого веселый настрой остальных участников вызывал у меня недоумение. Дрожа от страха я пошла за всеми. Переходить ручей по плотному насту оказалось несложно и почти не страшно. Чуть выше переправы нас ждал Аслан. Он держал конец веревки и обводил поднимавшихся за свою спину, где велел размещаться в камнях. Когда все оказались на склоне, Аслан с веревкой пошел выше. Второй инструктор остался с нами. Как только Аслан закрепил веревку наверху, мы по одному стали подниматься по отвесному склону.

Страх высоты делал свое дело – мои ноги стали дрожать и скользили на жестком снегу, руки судорожно перебирали веревку. К горлу подобралась паника. Мне казалось один неверный шаг и я полечу вниз, прямо в речку. Поэтому там, где заканчивался фирн, я изо всех сил цеплялась еще и за кустарники рододендронов. В голове неотступно пульсировала мысль: «Это плохо кончится, не надо было ехать!»

Перед выходом на перемычку, там, где Аслан закрепил веревку, поднявшиеся собирались в тесном и длинном прижиме между скалой и краем снежного карниза. Я предпочла не смотреть вниз с этого природного «балкона» — все-таки мы пролезли немалую высоту. Я надеялась, что худший участок подъема окончен, и через пару шагов мы увидим озеро. Но Аслан снова отправился перевязывать веревку. Третий этап совершенно лишил меня самообладания. Нам предстояло карабкаться по отвесной стене из фирна и зарослей рододендрона, которые я уже начала ненавидеть. Они кололи руки и в них путались ноги. Когда закончилась веревка, выбираться на пологий участок пришлось крепко хватаясь за их ветки. Вползая наверх, я боялась отвести взгляд от земли, чтобы случайно не увидеть резко уходящий вниз склон. Иначе мне было не совладать со страхом. Другие ребята успевали позировать для фото, вставали на отвесной горе в полный рост не чувствуя ни малейшей опасности. Я же не могла разжать нервные пальцы.

Наконец мы на более пологом участке. Инструкторы сворачивают веревку и дальше мы идем по снежному фирну без страховки. Он не так крут в этом месте и до перемычки осталось немного. Последние шаги вверх и перед нами Голубое озеро. Оно еще не свободно ото льда, но даже сквозь намерзший панцирь явственно виден его лазоревый цвет. Чтобы подойти к воде, нужно преодолеть крупно-каменную морену. Это кажется сущей ерундой по сравнению с испытаниями подъема. После той морены я уверенно хожу по любым камням в горах.

Устроившись у воды, Аслан раздал нам по дольке лимона. Удивительно, но на такой высоте он казался сладким. Аслан объяснил, что на трех тысячах метрах меняется восприятие вкуса цитрусовых.

В этом озере купаться никто не решился. Кожу обжигала непосредственная близость ледников. Довольно быстро мы собрались в обратную дорогу. Но возвращаться выбрали другим маршрутом. Я облегченно вздохнула, потому что одна только мысль спускаться по пути подъема, наводила дикий ужас. Мы пошли вокруг озера по каменной морене. Инструкторы хотели вывести нас на место выше перемычки, откуда открывался бесподобный вид сразу на два озера. Глядя сверху становилось понятно, почему нижнее называют Черным. Глубокий синий цвет с высоты казался непроницаемым. Видимо, подступавшие скалы наделяли его темными отражениями, превращая поверхность воды в отголосок ночи.

Отсюда по верху нам предстояло обогнуть Черное озеро и спуститься вниз к тропе. Склон снова оказался скользким и в некоторых местах, чтобы удержаться, я цеплялась за траву и землю. Если бы не перчатки, содрала бы кожу до крови. От усталости страх стал немного притупляться и я могла с ним договариваться. Просила его ослабить свою хватку, потому что видела, что другие ребята не испытывают трудностей, как я. Их не пугает необходимость вплотную прижиматься к склону, чтобы не съехать вниз с обрыва. Они не паникуют перелезая через большие камни. Я же постоянно ощущала угрозу. Вдобавок, мои кроссовки промокли от целого дня скитания по снегу. Нога скользила не только на склоне, но и внутри никудышной обувки. Мне хотелось плакать. От усталости, бессилия, холода и страха. Я почувствовала себя очень слабой. Но надо было идти. А впереди ждала не горячая ванная с мягкой кроватью, а костер и непрогретый спальник в палатке. К тому же по возвращению предстояло сворачивать лагерь и переезжать на новое место – к реке Большой Зеленчук. Там нас ждало посвящение в рафтеры и три дня на воде.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (73 оценок, среднее: 2,59 из 5)

Загрузка...