Дарья Славина

Уже более десяти лет я работаю журналистом, редактором в издательстве. Очень интересуюсь историей отечественной мультипликации и написала об этом книгу. Честно говоря, иногда пишется легко и радостно, порой — с трудом. Но поэзия всегда казалась мне чем-то непостижимым. Раньше у меня не получалось писать стихи, хотя я честно пыталась, и не один раз. Нельзя сказать, что меня это расстраивало. Просто мне пришлось признать, что поэтом мне уж точно не быть. Но однажды, совершенно неожиданно строчки начали рождаться сами и сформировались в итоге в несколько отдельных стихотворений. Я мало кому их читаю — только самым близким людям. Им нравится, но они говорят, что все мои стихи очень грустные. Хотя вообще-то я вовсе не мрачный человек, скорее, наоборот. Получилось ли у меня написать что-то более или менее стоящее, наверное, не мне судить. Впервые представляю одно из стихотворений на суд широкой публики.

I have been working as a journalist and an editor for more than ten years. I am especially interested in the history and development of Russian cartoon animation — so interested, that I wrote a book about it. As to the poetry, I have always considered it as something outstanding, something that I was not capable for. I tried to write some poems, but all my attemps ended in abject failure. Actually it didn’t upset me much. I just had to admit that I would never be a poet. But one day, out of the blue, some lines of poetry began to appear in my mind. I was greatly surprised, because I didn’t expect them to appear after all my previous attempts. At the time being I have several poems. But I still doubt if I am really capable of writing a good poem. And this is for the first time when I show one of them to the public.


«Падение»

Падение

 

Обычный день – пороги, лужи,

Стук каблуков возле метро.

«Кому-то этот хаос нужен», — думаешь ты.

В висках тепло.

В ушах, подобно космодрому,

Гудит, пульсирует тот страх,

Что нарастал тревожным комом.

Теперь ты четко видишь крах

Всего, из чего мир твой соткан:

Из суеты, поездок, кофе,

Раздумий, планов, слов и грёз,

Коротких встреч и фото в профиль,

И чепухи, загадок, слёз,

Хмурых коллег, бумаг, проспектов,

Душного офиса, часов,

Нераспечатанных конвертов…

Измерить б всё, да нет весов.

А что она? Почти забыла. Наверняка.

И ты забыл. Но пальцы помнят

Минувших  цифр заветный код.

«Алло? Это ты? Откуда? Как…»

Ты перебил. Сказал всё в лоб.

«Мне очень жаль», — ответ дежурный.

Молчание. Дыханье. Боль.

Гудки. Ты чертыхнулся вздорно.

Какая пакостная роль!

Оглянешься – дороги, лужи…

Стук каблуков возле метро.

«Мужчина, стойте! Обронили!»

Но ты не слышишь ничего.

«Мужчина, подождите! Да, вы!

Что с вами? Господи! Врача!», –

Столпились люди суетливо.

Пытаются помочь, крича.

Остался сиротливо-грозно

Лежать, забытый на земле,

Тот черно-белый ржавый, грузный,

Как приговор на жизнь тебе

Снимок рентгеновский проклятый.

Безжалостный и виноватый.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 1,00 из 5)

Загрузка...