Дарья Светлова

Этнический психолог, путешественник. Три года непрерывно путешествовала по маршруту Австралия — Восточный Тимор — Индонезия — Малайзия — Непал. Автор книги «Путешествия без турагентств. Как посмотреть мир, сэкономить деньги и вернуться невредимым». Автор статей о культурных традициях в странах Юго-Восточной Азии.


повесть «Остров, где восходит солнце»

Аннотация

Интернет-знакомство с Демидычем, странствующим фотографом, свободолюбивым и постоянно поучающим, как надо жить, привело Дашку сначала в Австралию, а потом в Восточный Тимор, страну не третьего, а четвертого мира. Хочу ли я? Могу ли я?
Городская девочка среди раздолбанных дорог, назойливых местных жителей, мусорных куч и больших белых машин с надписью UN, контролирующих порядок в молодом независимом государстве.
Да еще и Демидыч, что называется, до кучи. Категорию псевдомужа перерос, до «долго-и-счастливо» как до той звезды. Хочу ли я… Так, это уже было. На повестке дня остаются два вопроса: как добраться до другого конца острова и что делать, чтобы на острове невезения вернуть себе любовь.

Отрывок

Четыре будки паспортного контроля столицы Восточного Тимора делили поровну два дежурных пограничника. Одну из будок справа ответственно занимал пограничник постарше, в хорошем настроении и добром здравии, в отглаженной рубашечке, застегнутой на все пуговички, с погончиками, нашивочками и еще какими, понятными только пограничникам, знаками отличия. В будке слева, как двоечник на галерке, прятался пограничник помоложе, сонный, лохматый и ленивый. Он периодически косил в сторону своего коллеги, пытаясь скопировать важную позу царя на троне, но быстро сдавался, облокачивался на предплечья и, если бы не необходимость смотреть в паспорта прибывших рейсом Дарвин-Дили пассажиров, он бы лег на широкий пограничный стол и уснул. Дашка бы тоже уснула, т.к. рейс, хотя и значился как дневной, требовал прибытия в аэропорт за два ненужных часа, с упакованными тщательно рюкзаками и иной кладью, накопившейся за пять месяцев путешествия. Пришлось вставать по будильнику, совсем как в кошмарные времена принудительного посещения средней школы города-героя Малые Мневники.
В качестве группы моральной поддержки или поддержания своих дежурных коллег в работоспособном состоянии шесть веселых и юрких пограничников-помощников стояли по трое в каждой из будок. Помощники возбужденно размахивали руками, делали серьезный взгляд, приглаживали волосы не очень чистыми руками, тыкали пальцами в пустые страницы паспорта, менялись местами в хаотической последовательности и, не переставая, хихикали.
— Здрасьте, — сказала Дашка в левую будку. – Вот мой паспорт.
— Ага, — проснулся пограничник и спросил со всей строгостью. – А где вы, мисс, жить собираетесь, извините?
В ответ на Дашкин вопрос, что писать в графе «место жительства», Демидыч еще в самолете заржал и выдал:
— Да расслабься же ты, наконец, как это там, silly chicken. Это же Тимор. Это я туда еду. А ты вроде как со мной. Вопросы будут задавать, смотри в мою сторону, женщина, я отвечу.
Все, мы в Юго-Восточной Азии.
— Вот он тут главный, а я с ним, — Дашка повернулась к Демидычу, сделав страшные глаза, что означало типично женское «я же тебе говорила».
— А? чего? Даша, это он с тобой поболтать хочет, – Демидыч был в Восточном Тиморе проездом год назад, что автоматом предоставляло ему статус опытного местного жителя.
Он недовольно повернулся и широко улыбнулся Дашкиному пограничнику. Согласно местному коду улыбка означала «начинаете доставать белого мистера, уроды». Вслух Демидыч произнес:
– Жить будем у Риты в бэкпекерс. Рядом с Tiger Fuel. Ферштеен?
«Ферштеен» произнесено не было, но по контексту предполагалось и служило дополнением выше упомянутой улыбке.
— Ах, конечно, — быстро сообразил пограничник и тоже улыбнулся, на американский манер, соблюдая формальности, ибо большой белый мистер мог оказаться кем угодно. – Конечно, мистер, я знаю. Тайгер фьюел. Сорри. Вот ваш паспорт, мисс, сорри еще раз и велкам вери мач.
— Кстати, – спросил Демидыч, отыскав визу в своем паспорте. Паспорт представлял собой гербарий из виз, штампов и отметок о пересечении границы, поскольку Демидыч проехал на мотоцикле из Москвы до Австралии, сейчас, не торопясь, возвращался обратно. – Виза до какого числа действительна?
Помощники произвели сложный рокировочно-ритуальный маневр из одной будки в другую.
— До одиннадцатого, — уверенно сказал один из них.
— А почему здесь до десятого? – спросил Демидыч, улыбаясь еще шире.
Помощники забегали и закудахтали. Как до десятого, куда до десятого, вот ведь написано на тридцать дней, да ладно, мистер, сейчас исправим, не волнуйся только, ах, ручка не пишет, дайте другую, ах, она мажет немножко, зато видно хорошо. Мистер, смотри сюда, исправили десять на одиннадцать. Все ок, мистер, не ругайся, мистер, велкам вери мач, мистер, ведь погода хорошая, обеденный перерыв скоро и вообще все зашибись.
— Так, ты здесь посиди пока, я сейчас вернусь. – Демидыч при приезде в любую страну, даже если и в сто двадцать первый раз, в аэропорту садился за столик с хорошим обзором и наблюдал.
— Хорошо помогает понять, кто ты и где ты, — сказал он Дашке до того, как он встретились в Австралии. – Сядь, возьми себе кофе или сок какой и оглядись вокруг. Не надо никуда бежать, искать такси, думать о гостинице или о еще каких бытовых мелочах.
Успеется. Если сразу побежишь, так всю проездку бестолково и пробегаешь.
Дашка поставила оба рюкзака поближе и осмотрелась. Кафе, люди, туалет, еще люди, выход с летного поля, опять люди, люди, люди. И дети. Очень много детей. И все на тебя смотрят. В упор, не отрываясь.
Дашка вытащила распечатку по Восточному Тимору с сайта одного из «бывалых» путешественников. В распечатке полезной информации было мало. Жарко, дорого, нестабильно. Жарко, потому что тропики. Дорого, поскольку в магазинах пусто, а официальная валюта доллар – прямо как в России в начале девяностых. Нестабильно благодаря борьбе тиморского народа за независимость с очередными угнетателями. В вопросах независимости Восточному Тимору не везло с 16 века. Или даже раньше.
— Что там спросил австралийский начальник? Чего в Демократической республике Тимор-Лесте делать нормальному человеку? – подумала Дашка. – А тут еще Демидыч со своим «кто я, где я». Понять бы, кто я, для начала. Жила-была городская девочка. Танцевала, рисовала, работала и была радушной хозяйкой в собственной квартире. А потом бросила все и уехала. И скитается уже год. Не одна, конечно, в прямом смысле слова. Но ответственность за себя, любимую, совсем другая.
Дашка вздохнула. Демидыч в ответ на экзистенциальный вопросы раскатисто смеялся и снисходительно предлагал всякой ерундой себе мозг не забивать. Живи как живется. Что происходит сегодня, то и происходит. Как ты реагируешь, такая ты и есть. А хорошо это или плохо – гони подобные мысли, т.к. в реальном мире, настоящем, никем не регулируемом, таких понятий не существует.
— Чего грустная такая? Надо бы ехать.
Демидыч глотнул воды из маленькой бутылки стоимостью один американский доллар и рявкнул:
— Такси, мужики!
Мужики ростом в 160 см, одетые в штанишки цвета хаки и застиранные футболки, деловито встрепенулись и важно запросили:
— Десять долларов, мистер.
Такси за десять долларов предназначалось для неопытных туристов-бэкпекеров и для рядовых сотрудников ООН, которых почему-то не встретили в аэропорту.
— Ошибочка, мужики, — заржал Демидыч. – Мы и за пять не поедем.
Договорились на четырех с залетным таксистом. Всю дорогу он по-детски искренне радовался, потирал ладошки и смеялся, как это ему удалось обхитрить аэропортовскую таксистскую мафию и увезти с собой пассажиров.
— Куда я еду? – подумала Дашка. Экзистенциальный вопрос настойчиво требовал себе место в замороченной Дашкиной голове. – Хочу ли я, могу ли я… Да у тебя, душа моя, крыша поехала. А, да ладно. Приедем на место и разберемся.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (37 оценок, среднее: 2,43 из 5)

Загрузка...