Владислав Басов

Поэт, художник, актер Тульского Камерного Драматического театра.
http://www.stihi.ru/avtor/vladbas
http://www.theatre-library.ru/authors/b/basov_vladislav
http://sozvuchie.by/news/2017-03-18-1
http://www.artlib.ru/?id=11&fp=2&uid=28265

 

Отрывок из произведения «Под обаянием ночи»

*

Было. Было так:
Горели фонари, луна – была проводником.
Слова летели друг на друга прямо сплошняком, —
И в роли главной был пустяк.

А на плече
Сидел крылатый купидон, —
Совсем не больно было от его сердечных стрел.
Я шел и спотыкался, потому что не умел
Менять тона на полутон.

Сегодня ветер
Бьет меня все так же прямо в грудь.
И я порой не знаю, от чего спешу уснуть, —
Я так и не заметил
Тот момент, когда меняют ложь на суть.

 

 

*

Только ты.
И чернильное небо зимнее,
Снег. И уют от ночного светильника.
Мы —
Ты и я — как сплошная линия,
Дышим во сне, убежав от будильника.
Спят фонари.
Город спит, и подвешено
В воздухе нечто, словам неподвластное.
Ждём до зари! —
На заре — ветер бешеный
Нас убаюкает зимними сказками.

 

*

Я помню солнечных лучей разлив
По голым стенам серого оттенка.
Неведома была мне часовая стрелка, —
Без сожалений время провожал в обрыв.
Смакуя ощущение потери,
Я рвал свой стих, и никому не верил,
Но на рассвете вновь встречал своих.

И пролетали сумерки, рассветы, —
Я чужеземцем ощущал себя
Среди таких же чудаков, как я,
И от отчаянья метал газеты.
А после кратких приступов удушья
Я снова брался за своё оружье
И вновь рождал нарочно рваный стих.

В ночи круженьем улиц забавляясь,
Под утро, словно рыцарь перекрёстков,
Я возвращался со своих «подмостков»
И засыпал, всему, что было, удивляясь.
А если ветреный рассвет
Вдруг исцелял меня от бед, —
Я засыпал, простившись наперёд с луной.

 

*

Я всю жизнь назову
Твоим собственным именем
И не раз прокричу
В твои руки: «спаси меня»;
И может, однажды,
Предстану во сне твоём
Измученным жаждой,
И скажу: «Улетим вдвоём».
И, крепко обнявшись,
Мы вылетим в окна, —
Зима, отдышавшись,
Взорвет наши стёкла,
И я — ни за что
Уж тебя не выпущу,
Одно на двоих пальто
И путь снегом вымощен.
Оставив свечу
Догорать на столе своём,
Я звездой освещу
Путь на плече твоём.

 

*

Мне грусть осенняя приснилась,
И листопады в душу пали,
И сердце в сердце колотилось, —
Казалось, мы совсем пропали.
И чей-то голос вторил эху,
И чьи-то тени догоняли,
Слепили звезды на потеху,
И мы отчаянно мечтали.
Под фонарями согреваясь,
Смотрели жадно на луну,
И шли вперёд, не расставаясь,
Желая взять с небес звезду.

 

*

Письменный стол; листы;
Ночь; сигарета и чай;
Видишь? В дыму мосты;
Там, на мосту, — встречай.

Я допишу письмо,
После выключу свет;
Встану; надену пальто, —
Можно встречать рассвет.

 

*

Я видел ночь. Она была горда,
Таинственна в безмолвии мятежном.
Проводником служила мне звезда,
Луна являлась спутницею нежной.

И в каждом дуновении души
Угадывал я будущие встречи.
Мне прошлое шептало «не спеши»,
А явь плела совсем другие речи, —

Но я не слушал, мной владел лишь миг…
Рассвет! – и все исчезнет, как виденье.
Погибнет ночь! – и я за ней погиб,
Как гибнет с существом его увечье.

 

*

Ночь к рассвету устремилась
В жаркие объятья.
Ночь в рассвете растворилась, —
Так крепки пожатья.
Так сильна любви горячка,
Так бессильна воля
Перед жаждой обладать.
Не умеют чувства ждать, —
Вечное стремление к мечте.

 

*

В ночном покое ветреной весны
Приятно слушать тишину и ветер.
Мечты уносят существо во сны, —
Вернейший путь к блаженству простоты,
Побег от духоты, — сон все излечит.
Он первый врачеватель во вселенной,
Среди живых никто им не забыт;
И если вдруг тосклив ты и разбит —
Вверь душу сну. Морфей не покалечит,
А ласково подует на тебя,
Сомкнет твои уставшие глаза,
А дальше — дивные миры;
Волшебный сад, ручей, пиры и встречи,
Прекрасное звучание игры
Колдуньи-леди на рояле, —
Как хорошо, когда так счастлив ты…

 

*

Мне режет уши эта ночь,
Распахнуто окно.
Я вспоминаю – все точь в точь,
Как было уж давно.
Повсюду пепел сигарет,
Бесчисленность листов, —
Меня того давно уж нет,
И нет тех адресов.
Но море звезд, и старый стих
В блокноте мертвых грез, —
И я под звездами притих,
Боясь ненужных слез.
Проносится за часом час,
И вот уже – пора.
Я жив и счастлив лишь сейчас,
И умерло вчера.

 

*

Как проснешься, подойди к окну;
Ты увидишь снег, и меня в снегу;

Ты увидишь сны, ты услышишь смех, —
Это я смеюсь, позабыв про всех

И, одной тобой заболев, в бреду,
Достаю с небес для тебя звезду.

 

*

Если ты не спишь — так ерунда;
Слышишь? Пробегают поезда,
В поездах — такие же, как мы;
Убегают медленно часы, —

Ночь; луна; погашен свет; окно;
За окном — полночное пятно;
Ветра шум; погасли фонари;
Ты не спишь, и мы с тобой — одни.

Где-то пробегают поезда, —
Слышишь? С неба падает звезда.
Город — спит; а мы — за той звездой,
Что летит с небес, глядим с тоской.

Что нам тосковать! Чего молчишь?
Может, страшно? Что же ты не спишь?
Город спит; упавшая звезда
Молча провожает поезда,

После — отсияет и уснет;
Может, кто её и подберет,
Но — увы! — уже не засиять,
Так и будет сотни лет молчать.

А потом рассыплется в пыльцу,
Ветер унесет её к Творцу, —
Спи. Не бойся. Падает звезда, —
Убегают в дали поезда.

 

*

Я сижу, смотря в окно напротив;
В окне напротив — кресло у ока;
И, может быть, Она совсем не против,
Что я смотрю с улыбкой ей в глаза.

На улице — причудливая осень,
В окне напротив — грустная Она
Сидит, и тихо мою крышу сносит,
И надо всем — чудесная луна.

И мы не спим; Она уже не прячет
Ни глаз зелёных, ни волшебных рук, —
И сердце моё вновь неровно скачет,
Избавившись от второсортных скук.

 

*

А помнишь? Ночь бесхитростно чудила;
И мысли убегали – прочь;
И ты от взгляда взгляд свой уводила,
И прятаться уже было не в мочь, —

А за окном листву швыряла осень,
И я спросил: «Ты любишь листопад?»
И ты, не пряча взгляд, сказала – «Очень»,
И дождь забил по стеклам невпопад.

 

*

Осень; дожди;
Все дороги размыты, туман;
Хочешь – не жди;
Все равно твое счастье – обман;
Люди в плащах
Опасаются слов о любви;
Снова мне – шах, —
И потертое знамя вдали.

Осень; костры;
И остывшие угли в руках, —
Странные сны
Поутру рассыпаются в прах.
Хочется знать,
Где кончается душный туман;
Хочется ждать, —
Даже если все время – обман.

 

*

Вот ночь; и вот она ты;
Над нами — луна, да крыши;
Нам хочется теплоты, —
И вот, мы взлетаем выше, —
Выше!
И звезды разинули рты,
Луна засияла ярче, —
Да что нам немые мосты!
Нам стало намного жарче, —
Жарче!
Глаза; губы; руки — горят;
И звезды летят под стопы;
Горячка проходит до пят, —
Нас кружат ночные ноты, —
Ноты!
Мосты…

 

*

Мне порою кажется, что все
Слитно;
Хочется куда-то, где ещё
Видно, —
Звезды в почерневшей синеве
Сияют,
Птицы в занебесной глубине
Тают.

 

*

Тепло к теплу, рука к руке, —
Мы на ветру; дождь по щеке,
И город – спит, и жизнь – идет;
И под ногами тает лед.

К тебе – на чай; ко мне – нельзя;
Но нас не гасит западня,
Ведь мы – не спим; и тает лед,
И наша жизнь идет на взлет.

 

*

Жить каждый час; жить – лишь сейчас;
И день к закату клонится, и сердце к ветру просится.
Не уходи; постой – прости!
И в мыслях ветер носится, и сердце к мыслям просится.
Хочу – лишь нас; и вечер – спас;
И поезд вдоль проносится; душа по рельсам носится.
Не уходи в чужие сны, —
Мой сон с реальным борется; бьет шпала в переносицу.
И если по отмеченной
Жизнь кажется нам меченой, —
Прости, что сердцу хочется
Убиться с переносицей.

 

*

Вечер окутан туманом;
В комнате выключен свет;
Я в рюкзаке своем рваном
Ищу пережитки лет.
Вот старые письма, — смяты!
Валяются в самом дне;
Конечно, они не святы,
Им в пору б сгореть в огне, —
Но нет! Не берет их пламя,
Не в силах порвать рука, —
Они – будто старое знамя;
Истертая прошлым строка.
И кажется ловким обманом
Чреда прошлогодних побед;
Вчера был на ужине званом,
Сегодня – незваный обед.
Но к черту; ушедшие взгляды,
И руки в разлитом вине, —
Довольно питаться ядом
Былого, что дует извне.
На улице ветер стенает;
В комнате выключен свет;
Я в рюкзаке своем рваном
Гашу пережитки лет.

 

*

Эти крыши помнят наши имена;
Эта улица впитала едкий дым
Сигарет и полусладкого вина;
Это небо помнит наши имена.
Эти крыши помнят наши голоса,
Переулок помнит полупьяный смех,
А фонарь запомнил горькие слова
И наш пьяный, позабытый грех.
Этот сквер запомнил юношеский пыл
Платонических любовей прошлых зим;
Я, конечно, тоже не забыл, —
Потому я вновь пришел к своим.

 

«В пустоте»

Скрип качелей на ветру;
То ли слышу, то ли вру;
Сидя на скамье, молчу
И на тень свою смотрю, —
Ночь; луна; в плену ветвей
Несуразных тополей;
Звезд – не счесть; но не найти
Ни души.

И, сорвавшись, мчусь к луне,
Мучаясь в слепом огне;
Нет! Не стану больше рвать
Прошлогоднюю тетрадь, —
Та тетрадь давно мертва,
В ней остались лишь слова, —
Но тех слов уж не сыскать;
Так лучше вскользь припоминать,
Чем ходить по мертвецам,
Рассыпаясь пополам.
В яму пав, хочу наверх, —
Дайте ветвь! Тону сквозь смех!

Эй, живой! Не проходи
Мимо.
Мне глаза твои найти
Необходимо.

 

*

День слетел с обрыва,
Ночь встречает звездно!
Хочется наплыва, —
«Завтра» — слишком поздно.
«Завтра» — невозможно,
Маловероятно,
«Завтра» — слишком ложно,
Ибо безвозвратно
И – недостижимо;
Завтра – лишь туманно,
Будущим хранимо,
В будущем – сохранно.
День слетел с обрыва!
Ночь встречает смутно;
Я желаю взрыва,
Суетности утра;
Снится стая белых,
Что зовет в дорогу;
Атакуют стрелы,
Прочь гоня тревогу, —
Мол, ты не тревожься,
С нами будешь счастлив!
Мол, не разобьешься,
Если оторвешься.
День слетел с обрыва…
Суетность всех сует!
Лишь бы наступило
Нынешнее утро.

 

*

Не тоска, и не грусть, — что-то среднее
Между счастьем и жаром.
Предыханье пожаров
Слепит, сводит с ума.
Эх, купить бы вина,
И, укутавшись в кресле,
Отойти от всех «если»
И от множеств «нельзя».
Опьянеть — и не слышать
Ограниченных звуков,
Что похожи на стуки
Солдафоновых стоп.
Вместо этого — слушать
Поздним вечером скрипку,
Вспоминая улыбку,
Что вчера подарила ты мне.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (25 оценок, среднее: 2,40 из 5)

Загрузка...