Валь Хиони ди Греко

Поэт, прозаик, публицист.Лауреат международной премии «Гомер-2016» , кавалер медали «За выдающийся вклад в развитие города-курорта Анапа»


эссе «Воспламенять воображение поэтов»

отрывок

«Калипсо! Сегодня к тебе с визитом придёт вели-кий человек. Он обессмертит твоё имя», – предупредила свою самолюбивую дочь вдова Полихрони. О вдовушке ходила молва по всему Кишинёву: мол средства к жизни добывает ворожбой, помогая влюблённым.Тайное искусство ворожбы помогло ей предсказать иэту встречу…
Мать и дочь жили вместе на улице Московской в небольшом домике, утопающем в цветах. В Кишинёве они оказались после революционных событий национально-освободительного движения в Греции в 1821 года.
Кишинёв был переполнен беженцами – греками. Семья Полихрони попала из Константинополя сначала в Одессу, а потом – в Кишинёв. В любое время положение беженцев незавидное, но если в семье есть дочь, обладающая редкостным даром песнопения, то это значит, что будут друзья. А с друзьями и на чужбине светлее и радостнее….Пушкин поймал себя на мысли, что он волнуется.Друзья рекомендовали ему познакомиться с молодой высокообразованной гречанкой, замечательной певицей Калипсо Полихрони о которой по всему Кишинёву ходили слухи о том, что этой пятнадцатилетней красавице – гречанке посвящал свои стихи лорд Байрон. В каждом слухе есть доля правды. Александр Сергеевич думал о том, какая она, воспетая его любимым поэтом, гречанка? Пушкин готовился к встрече, а в это время Калипсо, уже забывшая о том, что ей сказала мать,читала «Паломничество Ч. Гарольда» – подарка автора.
Прошло уже десять лет с момента их первой встречи,, чувство, вспыхнувшее в девичьем сердце, не погасло. Наоборот, оно с каждым днём разгорается всё больше и больше и помогает жить в трудное для её семьи время.
Калипсо нежно касается кончиками пальцев дорогих строчек, которые стали для неё почти молитвой:
«Правь к островам Калипсо, мореход…»
…Порхают в пляске дочери Востока.
Конечно, молодости не до сна,
И, то рука, то пламенное око,
Зовут к любви, и страсть не выждав срока…
…Моя Эллада, красоты гробница!
Бессмертная и в гибели своей,
Великая в паденьи! Чья десница
Сплотит твоих сынов и дочерей.
Стук в дверь. Очнувшись от задумчивости, будто спустившись с небес на землю, Калипсо пошла открывать дверь.
– Входите, мы гостям рады! –взволнованно произнесла Калипсо и подала Александру Сергеевичу руку для поцелуя.
Пушкин, окинув взглядом прекрасную незнакомку,смотрел, не отрываясь, в её прекрасные глаза, которыесияли как две звезды и притягивали как два магнита. Сами по себе глаза казались огромными, и, подведённые по турецкой моде сурьмой, были очень выразительны. Сказать о том, что все черты лица были прекрасны нельзя. Это было бы неправда. Нос длинноват,с горбинкой. Лицо узкое, на щеках искусственный румянец. Но – маленький красивый рот, округлый подбородок, роскошные локоны – и обыкновенное, неповторимое выражение лица, какое только может быть у страдающей, любящей и одухотворённой юной певицы – поразили двадцатидвухлетнего Пушкина.
Перед ним был новый тип женщины – женщины Востока, византийки. Пушкин пришёл в себя, смущённо поцеловал руку.Да, действительно, такая женщина могла поразить сердце Барона.Взаимная симпатия возникла с первой минуты знакомства. Калипсо угощала гостя янтарным виноградом и миндалём. Они пили чёрный кофе с прохладной водой. И как прозрачный ручеёк текла беседа.
Говорили они о многом, так как Александр Сергеевич понял, что с этой женщиной можно быть откровенным. Калипсо узнала, что Пушкин находится здесь как ссыльный. Он открыл девушке свою заветную мечту– участвовать в национально-освободительной борьбе на стороне Греции, но царское правительство не удовлетворило его многочисленные просьбы об участии в войне против турок. Калипсо, в свою очередь, поведала гостю о том, что на свободолюбивые выступления греков турецкое правительство ответило страшными зверствами в Константинополе, где были убиты десятки тысяч ни в чём неповинных христиан, а главу греческой церкви патриарха Георгоса и восемьдесят епископов повесили.
Время шло, а беседа всё продолжалась. Александр Сергеевич с любовью рассказывал о своих друзьях греках и, конечно же, об Александре Ипсиланте, российском генерале, выходце из аристократической греческой семьи, который возглавил движение этеристов в России («Этерия Филики» – тайное революционное общество греков, образованное в Одессе ещё в 1814году).
– Я твёрдо уверен, что свободная Греция восторжествует – пророчески изрёк Александр Сергеевич и попросил Калипсо спеть ему что-нибудь.Калипсо взяла гитару, и запела, и загорелись огнём её выразительные очи. В народе про такое пение говорят, что оно идёт на восточный лад под аккомпанемент глаз и жестов. Вся её хрупкая фигура обрела певучийнастрой, который не мог не передаться от певицы к поэту.
О чём пела Калипсо? Сначала она спела старинную народную греческую песню – обращение матери к детям – «Рабами мы не будем жить! Скорей за мною, дети! И в бочку с порохом тогда бросает факел Деспо».- Её пение увлекало в дальние дали, делая чужое горе своим. Голос был тол звонким и искрящимся, то низким и мрачным.
— «Как содрогнутся они, Седые скалы Гуры – Там Кондояннис турок Бьёт и летом и зимою».
Потом она спела по-турецки, в нос, сладко страстную, тягучую, но мелодичную турецкую песню «О влюблённом мельнике». Пушкин был пленён её голосом и манерой исполнения. Кто знает, может быть, уже тогда родились в его голове эти строчки:
«Гречанка верная! Не плачь – он пал героем,
Свинец врага в его вонзился грудь.

Не плачь – не ты ль сама ему пред первым боем
Назначила кровавый чести путь?
Тогда тяжёлую предчувствуя разлуку,
Супруг простёр тебе торжественную руку,
Младенца своего в слезах благословил,
Но знамя чёрное свободой восшумело.
Как Аристогитон, он миртом меч обвил,
Он в сечу ринулся – и, падши, совершил
Великое, святое дело».
Впереди у них был год счастливых встреч, взаимно обогащающего общения и творчества. Калипсо словно ожила. Пушкина она ждала с нетерпением и старалась преподнести ему нечто новое – то ли песню, то ли рассказ.
Александр Сергеевич не уставал восхищаться её образованностью, ведь девушка свободно говорила на арабском, итальянском, греческом, турецком, молдавском и французском языках. Очень скоро она овладе-ла и русским разговорным. Кроме того, она блестяще читала и переводила с английского на французский и греческий. Музыкальное образование, знание истории других стран и умение вести светскую беседу, принять гостей, выслушать, посоветовать – позволяли ей иметь широкий круг друзей. Но Пушкина она отличала особенно. Не случайно, как большую редкость отметят в последующем исследователи творчества поэта тот факт, что единственно под рисунком профиля гречанки, певицы Калипсо Полихрони, рукой Александра Сергеевича Пушкина поставлен автограф и рядом с ним дата – 25 сентября 1821 года. Что значила эта дата для них обоих – не будем гадать…
Время неумолимо. Наступила пора прощания – осень 1822 года. Пушкин дарит Калипсо, посвящённое ей стихотворение «Гречанке» и один из набросков её портрета.
«Ты рождена воспламенять
Воображение поэтов,
Его тревожить и пленять
Любезной живостью приветов,
Восточной странностью речей,
Блистаньем зеркальных очей
И этой ножкою нескромной…
Ты рождена для неги томной,
Для упоения страстей»,
В 12821 году Александр Сергеевич делает набросок «Из Байрона»:
«Нет ветра – синяя волна
На прах Афин катится —
Высокая молитва зрится».
Не предвидел ли Пушкин приезд в 1823 году лорда Байрона в Грецию и его «высокую» гибель!?
Как не рвался великий русский поэт свободы в прекрасную, но угнетённую Грецию, ему суждено было другое…
Что было потом, после отъезда Пушкина из Кишинёва, в крохотном домике на улице Московской, как сложилась судьба удивительной музы двух великих поэтов X1X столетия, мы не знаем. Мы не слышали её голоса, не видели блеска и сияния её счастливых глаз.
Её облик сохранил нам рисунок Александра Сергеевича Пушкина. Этот рисунок можно найти в книге «Рисунки Пушкина» или в 10 томе собрания сочинений поэта.
Вещие слова вдовы Полихрони, предсказанные дочери, сбылись: «Великий человек – он обессмертит твоё имя».

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 1,80 из 5)

Загрузка...