Ашот Бегларян

Ашот Бегларян родился 1 августа 1968 года в г.Степанакерте. Окончил факультет русского языка и литературы Ереванского государственного университета, по специальности литературовед.
Печатается с 19 лет. Рассказы и очерки А. Бегларяна публиковались в литературных, общественно-политических изданиях и интернет-сайтах в Степанакерте и Ереване, в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Новочеркасске, Томске, Калининграде и других российских городах, в Абхазии, Грузии, Казахстане, Белоруссии, Украине, Болгарии, Словакии, Канаде, США, Великобритании и др.
Профессионально занимается журналистикой. В разные годы работал корреспондентом ереванских газет ‘Голос Армении’, ‘Новое время’, армянских информагентств СНАРК и ‘АрмИнфо’, британского Института освещения войны и мира, российского федерального агентства REGNUM, информационного агентства ‘Интерфакс’, журнала для депутатов Госдумы РФ ‘Кавказский эксперт’, ряда издающихся в России армянских журналов и газет.

Является членом союзов писателей Армении, Российского союза писателей.
Автор нескольких сборников рассказов и повестей, сборника журналистских и публицистических статей.
В 2004 году в издательстве ‘Антарес’ г.Еревана вышел в свет первый сборник рассказов и повестей Ашота Бегларяна ‘Чужой счет’, в который вошли в основном произведения на военную тематику. В 2007 году в том же издательстве был напечатан сборник юмористических, сатирических и военных рассказов под названием ‘Пощечина’, а в 2010 году — сборник повестей и рассказов ‘Звездный Мальчик’.

За второе место в литературном конкурсе, организованном Международным фондом ‘Великий странник — Молодым’, ему было присвоено звание Магистра фонда (2006 год). В 2011 году еще дважды становился вторым призером конкурсов указанного фонда.

В 2008 году был награжден специальным дипломом открытого всеукраинского конкурса среди СМИ ‘Камрад, Амиго, Шурави’.

В 2011-2013 году юмористические и военные рассказы, а также переводы Ашота Бегларяна были опубликованы во всех изданных в рамках специального проекта трёх номерах регионального альманаха «Южный Кавказ».

В 2013 году старейший украинский общественно-политический, литературно-художественный и искусствоведческий журнал ‘Всесвит’ (‘Вселенная’) перевел на украинский язык и опубликовал в качестве специального блока повести и рассказы Ашота Бегларяна о карабахской войне. В 2015 году ‘Всесвит’ перепечатал повести ‘Звездный Мальчик’ и ‘Обыкновенные герои’.

В мае 2014 года стал победителем проведенного в Нижегородской области второго областного конкурса имени Виталия Гузанова в номинации лучший журналистский материал на патриотическую тему: ‘Трагедия времени. Конфликты. Люди’. Награжден дипломом и памятной медалью имени Гузанова.

В 2014 году словацкое издание ‘Revue Svetovej Literatury’ (‘Ревью мировой литературы’) опубликовало в переводе на словацкий язык рассказ Ашота Бегларяна ‘Дед Мороз’.
В том же году в Степанакерте был издан сборник новых произведений автора ‘Обыкновенные герои’.

В 2015 году в канадском издательстве Altaspera (Торонто) вышел в свет сборник ‘Война фамилий не спрашивает’, куда вошли повести и рассказы автора разных лет.
В том же году в Москве по инициативе журнала ‘Жам’ был издан сборник журналистских и публицистических произведений Ашота Бегларяна ‘Карабахский дневник’.

В 2016 году в Москве вышла художественно-документальная книга Ашота Бегларяна о юном талантливом певце Феликсе Карамяне.

Номинант российской национальной литературной премии ‘Писатель года’ за 2015 и 2016 годы.
В 2016 году стал финалистом 5-го международного конкурса «Открытая Евразия» в категории «Литературное произведение».

По мотивам рассказа ‘Дом, который стрелял’ снят короткометражный художественный фильм.
Является переводчиком с армянского на русский язык и редактором нескольких десятков книг.
Участник двух всемирных фестивалей молодежи и студентов — на Кубе (1997г.) и в Алжире (2001г.). Живет в г.Степанакерте. Женат, имеет 3 детей.

Ashot Beglarian was born in 1968 in the town of Stepanakert. He is the son of poet Ernest Beglarian.
He graduated from the Yerevan State University, the Russian Language and Literature Department, receiving a degree in literature. He has had his works published since the 19-year age. He writes mainly in Russian.
Ashot Beglarian’s short stories and essays were published in the literary, public-political editions and at online sites in Stepanakert and Yerevan, Moscow, St. Petersburg, Nizhny Novgorod, Rostov-on-Don, Novocherkassk, Tomsk and other Russian cities, as well as in Abkhazia, Georgia, Kazakhstan, Belarus, Ukraine, Bulgaria, Slovakia, Great Britain, Canada, the United States, and others.

Based on A. Beglarian’s short story ‘The House, which Fired’, the first short feature film was shot in the NKR.
He is a professional journalist. In different periods, he worked as a correspondent for the Yerevan newspapers «Voice of Armenia» and «New Time», the Armenian News Agencies SNARK and «ArmInfo», the British Institute for War and Peace, the Russian Federal Agency REGNUM, Interfax Information Services Group, the magazine for the RF State Duma members «The Caucasus Expert», a series of Armenian magazines published in Russia, and others.
In 2004, the publishing house ‘Antares’ in Yerean published the first collection of short stories and novels by Ashot Beglarian entitled ‘Another’s Account’, which included mainly works on the war topic; in 2007, the same publishing house published a collection of humorous, satirical and war stories entitled ‘Slap’, and in 2010 — a collection of novels and short stories entitled ‘Star Boy’.

In 2011-2013, humorous and war stories, as well as translations by Ashot Beglarian were published in all the three issues of the ‘South Caucasus’ regional almanac published in the frameworks of a special project.
In 2013, the oldest Ukrainian public-political, literary and art magazine «Vsesvit» (‘Universe’) translated into Ukrainian and published as a special block Ashot Beglarian’s novels and short stories about the Karabakh War. In 2015 «Vsesvite» republished «Star Boy» and «Ordinary Heroes» novels.

In May 2014, he won the second regional competition after Vitaly Guzanov held in the Nizhny Novgorod region, in the nomination of the best journalistic material on the patriotic topic ‘The Tragedy of the Time. Conflicts. People’.
He was awarded a diploma and a commemorative medal after Guzanov.

In 2014, the Slovak edition ‘Revue Svetovej Literatury’ (‘The Review of the World Literature’) published Ashot Beglarian’s short story ‘Santa Claus’ translated into the Slovak language.

In 2014, the publishing house «Sona» in Stepanakert published a collection of new works by the writer entitled ‘Ordinary Heroes’.

In 2015, the Canadian publishing house Altaspera (Toronto) published the collection ‘War does not Ask Surnames’, which included the author’s novels and short stories of different periods. In 2015, the Moscow publishing house ‘Tparan’ published a collection of journalistic works and articles of the war years entitled ‘Karabakh Diary’ (the book was illustrated by Gagik Siravyan).

In 2015, the Armenian nationwide weekly paper «Vahan» («Shield»), issued in Plovdiv in the Bulgarian language, published in his September issue the novel «Eagle» by Ashot Beglaryan.

In 2016, a fiction-documentary book by Ashot Beglaryan about a young and talented singer, Felix Karamyan, was published in Moscow.

In 2016, Ashot Beglaryan became the finalist for the V International Contest «Open Eurasia» in the category of «The Literary Work».

Ashot Beglarian is a translator from Armenian into Russian and editor of dozens of books. He is a member of two World Festivals of Youth and Students – in Cuba (1997) and in Algeria (2001, head of the NKR delegation).

Отрывок из рассказа «Дитя войны»

Лёля не узнала мать, да и не могла узнать. Она смотрела на неё большими агатовыми глазами как на чужую, но не равнодушно, а удивлённо и немного испуганно. Когда человек в военной форме попытался взять её на руки, девочка закричала на азербайджанском: «Ёх, ёх!» («Нет, нет!») и прильнула к няньке. Мать сама казалась растерянной – она не узнала дочь…

Весна 1992 года в карабахском селе Марага окрасилась в цвет крови. Кругом хозяйничали смерть и ужас. Уцелели немногие. Среди группы женщин и детей, которых подразделения противника взяли в заложники, оказались Арина вместе с сыном Виталиком и годовалой Лёлей (глава семейства – Амо – пропал без вести во время бесчинств в селе). Арина попыталась сопротивляться, но её схватили за длинные пряди, доходившие почти до колен, ударили прикладом автомата по голове. Женщина потеряла сознание, и, когда пришла в себя, малышки уже не было рядом. В плену она тщетно пыталась узнать что-либо о судьбе дочери…

С тех пор много воды утекло. В столице молодой военной республики стоял холодный декабрь 1993-го. Противник был отброшен далеко от города, грохот разрывов прекратился, остались в прошлом многомесячные и почти ежедневные обстрелы и бомбёжки, однако надрыв в сознании остался: образ смерти и разрушения вместе с мучительным вопросом «Когда же мир?» преследовал людей. В воздухе всё ещё витал дух Смерти, глядевшей на человека пустыми глазницами окон домов…

Арина и её сын уже были обменены, пробыв в азербайджанском плену 8 месяцев. Лёля же казалась матери сном. «Была ли она?» – порой предательски кололо в её растерзанной душе.

Найти девочку было непросто. В отличие от взрослых, она не могла говорить, помнить себя и своих родителей, да и взрослые могли не опознать её – ведь потеряли Лёлю ещё младенцем, несформировавшимся живым комочком.

Карабахская госкомиссия по заложникам и без вести пропавшим долго теребила аналогичную госкомиссию Азербайджана. Там обещали помочь, однако надежды было мало.

Однажды морозным вечером майор Костанян, непосредственно занимавшийся переговорами и обменом военнопленными и заложниками, засиделся в своём в рабочем кабинете. Он предчувствовал хорошую весть и ждал её. Офицер почти слепо верил собственной интуиции, обострившейся за годы работы в экстремальной ситуации, когда нередко, чтобы не попасть впросак, нужно было иметь нюх, подобный верхнему чутью у собаки. Костаняну не сиделось на месте, он ходил взад и вперёд по неотопленному, тускло освещённому кабинету. Под ногами скрипел обшарпанный, местами недостающий паркет…

Наконец зазвонил телефон. Костанян вздрогнул, может быть, потому, что ждал этого. Он схватил трубку – знакомый голос на другом конце провода сообщил, что в приюте одного из азербайджанских городов содержится девочка лет трёх, подкидыш. Никто не знал, кто она и откуда. Кто-то привёл её в приют, оставил и ушёл.

– Есть надежда, что это та самая, которую вы ищете, – произнёс далёкий собеседник.

Договорились о встрече. Взамен было решено отдать азербайджанскую девочку-сироту Роксану вместе с нянчившей её в детской городской больнице тётей, родной сестрой покойной матери.

Костанян предупредил Арину, что должен будет взять её с собой на обмен для опознания Лёли. Женщина сомневалась, что узнает дочь. На вопрос, имеются ли у ребёнка родимые пятна, шрамы или другие какие-либо особые приметы, мать сказала, что на темени у Лёли две завитушки…

Вскоре военный УАЗик вместе с Ариной, малышкой Роксаной и её тётей отправился на место переговоров. Представитель азербайджанской стороны по имени Назим после приветствия и принятых на Кавказе расспросов о житье-бытье сообщил Костаняну, что в приюте девочке дали азербайджанские имя, фамилию и даже отчество.

«Что ж, война не спрашивает фамилий», – подумал майор.

Наступал волнующий для всех момент. Арине удавалось держать себя в руках, и лишь неестественная бледность и едва заметная дрожь в пальцах выдавали её. Лёлю из приюта несла на руках няня – пожилая женщина с выбившейся из-под тёмной шали прядью покрашенных хной волос. Девочка едва покосилась на присутствующих отрешённым взглядом и уткнулась головой няньке в грудь. Когда Арина подошла и прикоснулась к её предплечью, она посмотрела на неё большими агатовыми глазами как на чужую, но не равнодушно, а удивлённо и немного испуганно. Костанян с Назимом переглянулись: они сразу заметили схожесть Арины и ребёнка. Но свершилось то, чего боялась Арина: она не узнавала родного ребёнка, хотя Лёля осталась почти прежней, казалось, не росла эти полтора с лишним злосчастных года разлуки. Впрочем, чего было ожидать от маленькой, надломленной, израненной душой и телом женщины, которая сама долгое время была узницей и каждое утро встречала как последнее? Могла ли она верить или просто надеяться, что бурный водоворот войны, погубивший тысячи сильных и уверенных в себе взрослых человеческих особей, пощадит маленькое беззащитное дитя?

Пока Арина в растерянности взирала на ребёнка, Костанян подошёл к девочке и снял с её коротко остриженной головы красную спортивную шапочку. У ребёнка на темени оказались два завитка… Две заветные отметины – это была она!

Арина всхлипнула и потянулась трясущимися руками к ребёнку… Но Лёля лишь крепче прильнула к няне. Костанян попробовал взять её, Лёля закричала: «Ёх, ёх!» и стала вырываться с судорожным плачем.

Детский рёв послышался и сзади. Это была Роксана. Ребёнок, естественно, не понимая в чём дело, тоже залился пронзительным плачем в унисон с Лёлей, проявив своего рода детскую солидарность. Вслед заплакали Арина и тётя Роксаны. Няня, женщина крестьянского типа, успокаивая Лёлю, вдруг запричитала, пожаловавшись на жестокость жизни. Костанян невольно оглянулся и заметил слёзы на глазах своих телохранителей и азербайджанцев: люди воевали, не раз глядели смерти в глаза, но при виде этой сцены камень раскололся бы… У самого Костаняна на глаза навернулись слёзы. Назим отвернулся, вытирая ладонью влажные скулы…

Лёлю все-таки отобрали у няни и передали родной матери. Поблагодарили друг друга, попрощались, сели в УАЗик и поехали обратно. Девочка ревела, не умолкая. Но вдруг наступила тишина. Костанян оглянулся: Лёля, сидя на руках у матери, внимательно смотрела на неё, морща лобик, словно силилась вспомнить что-то. Неожиданно она положила голову на грудь матери и заснула крепким сном, сном младенца. «Кровь всё-таки потянула», – подумал Костанян и улыбнулся. Он сделал это так, чтобы его усталую, измученную улыбку никто не заметил…

Лёлю привезли в дом, где у родственников в полуподвальном помещении Арина ютилась вместе с сыном и матерью. Бабушка сразу узнала внучку.

В первое время с Лёлей приходилось говорить по-азербайджански, она не знала и слова на родном языке. Девочка спала только на полу, не умела пользоваться ложкой. С собой в постель она непременно клала тряпичную игрушку, наподобие куклы, которую она привезла с собой «оттуда». Мать смотрела на неё и плакала украдкой – то ли от жалости и боли, то ли от счастья…

Истрёпанную, угловатую свою куклу, дитя войны, Лёля бережно хранит до сих пор.

Она стала для неё талисманом.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (14 оценок, среднее: 2,36 из 5)
Загрузка...