Аниса Сабири

Аниса Сабири, 25 лет. Родилась 29 августа 1991 года в г. Душанбе (Таджикистан). С 13 лет начала литературную деятельность, публиковалась в изданиях Союза писателей Таджикистана и за рубежом. По настоянию родителей, окончила юридический факультет Московского Университета МВД России, с отличием, в звании старшего лейтенанта милиции. По окончании университета вернулась в Таджикистан, где занялась антропологическими исследования по этнологии таджиков. В 2011 году покорила 6-тысячную высоту на Западном Памире. С 2013 по 2016 г. вела активную социальную деятельность, стала автором серии критических публикаций в прессе (в том числе о сносе Русского Драматического театра в Душанбе), участником всемирной выставки фотографов в Турции (Конья), автором литературного сборника «Град безумия» (Деванаград). В 2014 г. выступила официальным спикером Всемирного Конгресса Писателей ПЕН клуба, заявив о сложных условиях деятельности женщин-писателей Центральной Азии. В 2016 году поступила в Московскую Школу Нового Кино, обучалась в мастерской режиссера и сценариста Ираклия Квирикадзе, а также оператора и режиссера Фреда Келемена.

 

Отрывок из произведения «Четки»

Ты встретил меня ароматом блуждающей осени,

запутавшейся в чадре моего одиночества,

расписанного розами

из сада бунтарства…

 

а чадру я надела из любви к розам..

 

Ты встретил меня, омытую

слезами тоски по Дому —

по твоему Дому,

от которого нас оторвали,

будто младенцев от Кормилицы…

 

 

Остановка в моей голове

нарушила хаос.

 

Красный, красный, красный —

заладила дорожная лилия…

 

позеленевшие, лепестки ее напугали..

Куда иду?

 

 

Глаза мои завязаны..

кто это —

такой смелый,

решивший опустошить кувшин,

и сделать его несчастным…?

 

Но кувшин, открытый и опустошенный,

более опасен, чем наполненный —

когда ветер целует его,

он поет,

и стенания его громче,

чем в стенах закупоренное вино,

взывают о юдоли…

 

Тёмная комната,

в которую вошла я —

в которую меня затащили,

как рабыню, украденную из дворца свободы,

ты так громко молчишь о борьбе,

которую в силах освоить

лишь бунт безусловности..

 

Из этой темницы мне удалось подглядеть,

как вору сквозь замочную скважину,

и ледники, которые я увидела,

застали меня врасплох —

они рыдали косами рек,

но их слезы были слаще сахара,

потому что слезы —

это радость, покидающая склоны

на пологие долины печали.

 

В этой стороне, где окна занавешены

от глядящих зорко,

вор — каждый, кто имеет зрение.

 

Море, в которое мы заплыли,

оказалось пустыней.

Думая, что машущие руками тоже плывут,

в нем утонули.

 

 

Кто-то сверху решил рассыпать хлопок,

и впитавший слезы матерей,

он сделал обнаженную землю мокрой..

 

этот снег превращает мои волосы в белые локоны.

 

но как же мне теперь смотреть на пшеничные поля,

на которые раньше они были похожи…..?

 

 

 

 

Густой туман.

 

Трупы муравьев разбиваются,

скатываясь

ко дну ущелья.

А мы все топчем, топчем,

думая,

что земля ровная.

 

 

Твоим ароматом расписаны ступени

пройденной лестницы.

 

Я посетила эту галерею,

ничего не понимающая в искусстве Знания,

И поняла, что запахи исчезли на фоне

журчащего аромата,

вкрапленного

в ковер Возвращения..

..в ковер пребывания..

…в ковер, несущий к истокам

единственно возможного пути..

 

..в ковер любви,

в ковер опалённый,

и сделавшийся сильнее

от танцующего пламени…

 

И если ты спросишь у меня сейчас,

что знаю я о себе,

то рыба, вплетенная в густые косы млечных вод,

расскажет тебе более моего

об истинном цвете неба..

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 2,33 из 5)

Загрузка...