Анатолий Мурашов

Моя профессия инженер, пишу стихи и рассказы с детских лет, нигде ранее не публиковался.

 


«За окнами падал и падал последний снег»

За окнами падал и падал последний снег – символ расставания.  Но этот мартовский снег,  однако, вселял надежду, что любовь еще разгорится в остывших сердцах с новой силой.

У нее было много знакомых, может быть даже очень близких. Уверенные в себе, богатые, властные, мужественные окружали ее, добиваясь права быть с нею. Она в свою очередь была холодна с ними, играя в свою игру на грани флирта. Почему они продолжали бегать за ней, ухаживать, тратить на нее большие деньги, при этом оставаясь отвергнутыми ею? Наверное, желание получить, овладеть неприступной красавицей, заставляло их совершать неразумные поступки?

Так или иначе, Дмитрий был мужчиной иного типа. Он просто жил и радовался тем, что имеет. Его любовью единственной и желанной была муза. Дмитрий творил, создавал, выворачивал наружу свои чувства, на всеобщее созерцание. Она же выставляла свои прелести, безжалостно эксплуатируя мужские инстинкты. Но, была одна ниточка, которая связывала их — общая страсть одержать победу над серостью этого мира, построив свой бастион, с отвесных стен которого было бы видно клокочущее бурное море, полное силы и бесконечной свободы.

Встретившись с Аленой в первый раз, Дмитрий, не проявлял той восторженной готовности, бросить все на алтарь желаний. Но глаза его были необычайно глубоки, полны тоски и того душевного надрыва, который встречается только у детдомовских. Родственная душа, подумала она, пристально рассматривая парня.

Он не кичился своими достоинствами, он излучал достоинство, присущее лишь благородным людям. Прямота, с которой он говорил, явно подкупала.

Однако причиной их знакомства стал невероятный случай, который свел их вместе раз, и навсегда.

Как-то поздно возвращаясь с презентации нового сборника стихов, Дмитрий торопился к своему автомобилю, припаркованному на другой стороне дороги. Невнимательно посмотрев вокруг, он упустил из виду, приближающийся на большой скорости внедорожник. Внезапно, его будто ударило током, скрутив все мышцы в тугую натянутую струну. В следующее мгновение он увидел: мокрый асфальт, груду искореженного металла, многочисленные осколки мелкой пластмассы на пешеходном переходе. Из дымящегося нутра машины показалась она, слегка покачиваясь со «стеклянными» глазами. Казалось, она не верила в реальность происходящего.

Вы целы? — Спросил Дмитрий незнакомку. Кажется, да, — ответила она после продолжительного молчания. А вы, вы должны были…погибнуть, я ведь наехала на вас, дрожащим голосом повторяла она.

Приехал экипаж ДПС, скорая помощь, страховой инспектор. К счастью для Алены все закончилось благополучно, если не считать разбитый автомобиль. Дмитрий постарался помочь девушке. Он пояснил, что произошла поломка тормозной системы автомобиля, в результате чего, девушка не справилась с управлением. Про наезд он умолчал, да ведь и травм он не получил! Свидетелей происшествия не нашлось, и слава Богу!

Девушка пыталась кому-то звонить, но безуспешно. Алена,- обратился к ней Дмитрий. Я был бы рад вас подвезти, если вы позволите. Она внимательно посмотрела на него и хотела было отказаться, но что-то в его словах, в его глазах, заставило ее поменять планы.

Ну, что же Дмитрий, пожалуй я буду рада воспользоваться вашей помощью. Спасибо вам, за то что, дали показания инспектору.

Они ехали в машине Дмитрия и обсуждали чудесное происшествие, которое никак не укладывалось у них в головах. Ты веришь в необратимость событий?-, вдруг спросила Алена.

Дмитрий задумался. Пожалуй, да. Все это произошло с нами  не просто так. Вы ведь тоже из детдома Алена?

Да, Дима. Меня воспитывала бабушка, а когда ее не стало, я попала в детдом. Родители погибли в авиакатастрофе под Челябинском,- ответила Алена.

Вскоре, они приехали в пункт назначения и Алена вышла из машины Дмитрия, оставив легкий запах туалетной воды и номер своего телефона.

После этого, они встречались еще пару раз, бродили по улочкам старой Москвы, даже целовались стоя на набережной, встречая малиновый закат короткого февральского дня. После этого, она уехала не прощаясь, уехала в снегопад.

Пролетали недели. Дима, по- привычке работал ночью. Он писал патриотические тексты к песням, рецензировал журнальную колонку, электронной версии небольшой литературной газеты.

Толкового текста не получалось. Куда-то исчезала выразительность. Он бросил пустые попытки и вышел на улицу, подставив лицо свежему ветру.

Мысли о ней крутились в голове. Он вспоминал тот последний вечер, желтые огни фонарей, столпившихся вдоль тихой набережной, которые будто желтые цветы перед разлукой, закружились в объятиях снежной стихии. А потом снег закончился и выглянуло скупое февральское солнышко, окрасив облака фиолетовой прядью, покрыв небрежным мазком, золотой сверкающей позолотой окна сонных домов. Жаркий поцелуй застыл на губах бокалом терпкого молодого вина, разлился по венам изумрудным потоком взорвавшихся звезд.

Но стоило ему вспомнить тот вечер, как смутное волнение или беспокойство нагрянуло, затянуло мраком, сковало сердечной болью. Вернувшись в квартиру, он долго и мучительно о чем-то думал, небрежно склоняясь над каплями пробившихся слез.

И внезапно он услышал ее голос, доносящейся издалека, затем все громче и громче. Она читала ему стихи, прижималась к нему щекой, гладила лицо, целовала в мокрые от слез глаза. Он плакал навзрыд, потому что знал, что ее больше нет и не будет. А она пришла к нему, отдавая свою сохраненную в тайне от всего мира любовь, которую так долго лелеяла в сердце своем! И лишь теперь, когда ее не стало, он понял, насколько нелепо теперь его существование, насколько крепка была нить, связавшая их навсегда.

В его голове звучали слова из поэмы, били по щекам, звенели словно колокола на пожаре:

Когда ночь покрывалом укроет

белый саван ушедшего дня

В царство звуков неловко ступая, ты

наверное вспомнишь меня…

 

Отворив потаенную дверцу

Я тихонько к тебе подойду

Посмотрю на тебя, и с рассветом

как встревоженный сон пропаду

В своих снах ты мой образ увидишь

что сияет надежду храня

Боль разлуки, как ливень утихнет

Если ты не забудешь меня

 

Ты не плачь, брось страдание это

Улыбнись, вспомнив нашу любовь

И очнувшись от грез до рассвета

понапрасну судьбу не злословь

 

Всякий раз, когда сильные чувства

Будут сердце твое волновать

Вдохновенную речью поэта

Буду в мыслях тебя посещать!

 

Ты не плачь, брось страдание это

Будь настойчивей день ото дня

Станешь ты величайшим поэтом

Если ты не забудешь меня!

 

Снег идет, остужая тропинки

Словно время кипящую кровь

Вместе собраны две половинки

Торжествует над смертью любовь!

Дмитрий работал как проклятый, из под «пера» его, щелчками клавиатуры выходил текст, свободный от голода, от примитивных желаний, от страха умереть, или потерять, что-то важное в этой жизни, ибо потеряв последнее, он обрел величайший дар — вечную любовь. Алена приходила к нему и они вместе писали свой роман, и не прожитые их мгновения ложились на белый лист. На страницах своего романа они придумывали вместе сюжетную линию своей жизни. Дмитрий знал, что в конце этого романа, его ждет она…по другую сторону жизни.

За окнами падал и падал последний снег, последний снег в этом году. Последний снег для одинокого поэта.

 

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (21 оценок, среднее: 2,33 из 5)
Загрузка...