Анатолий Ехалов

Ехалов, А.К. Живу в Вологде, четверо детей, писатель, режиссер документального кино. Автор 25 книг о Русском Севере и его людях, более 150 кинофильмов. Лауреат многих Международных фестивалей в области кино и литературы.


рассказ «Ночь светла»

синопсис

У бабки Горошины свой взгляд на большую политику, новейшую историю и теорию Дарвина, который она излагает на покосе соседу Мишке Новоселову, ставшему не по своей воле безработным. У него украли в Питере документы. Новый год Мишка встречает дома на печи, давно не топленой. И в это время радио передает сообщение о том, что некий житель деревни Конец Михаил Новоселов угнал в Финляндию самолет с сорока пассажирами на борту. Мишка обращается за помощью к бабке Горошине и скрывается от властей в лесу, где удивительным образом встречает свою судьбу…

отрывок

Бабка Саня Титова, прозываемая в деревне Горошиной, в длинном до колен пиджаке, красных шароварах, заправленных в большущие резиновые сапоги, держась за стожар, уминала в недометаном стогу сено. Стоговала она одна с помощью приставной лестницы, поэтому, увидев Мишку Новоселова, вышедшего с топором из леса, обрадовалась.
– Ну-ко, ты, Мишка, окидай мне сюды две остатние копешки, – сказала она, воодушевляясь.
Мишка не стал возражать. Играючи молодой силой, он в два приема перекидал наверх сено, и бабка быстро завершила стог.
– Ну ты и стриптизёрша, бабка Саня! – одобрительно сказал Мишка, но бабка не отреагировала.
Почти сразу же темная туча накрыла пожню, и на землю обрушился веселый летний ливень с далёкими раскатами грома.
– Ой, Мишка, вот спасибо тебе, а то не успеть бы! Сгноила бы сено, – радовалась бабка Саня, увлекая Мишку в шалаш, устроенный под старой разлапистой ёлкой.
В шалаше было сухо, пахло сеном и еловой смолой.
– Ты, как Ленин в разливе, – похвалил ее Мишка, устраиваясь на сене.
– Топере я правик, – отвечала довольно бабка Саня. – Топеря я с сеном.
Дождь уже стеною нависал над входом в шалаш
– Так чего ты там, Михайло Варфоломеевич, говорил-то на пожне? – вспомнила бабка Саня.
– А говорил, мол, на стриптизёршу похожа.
– Это как, Мишка?
– Да это в городе по ресторанам девки такие вокруг шеста крутятся на потеху…
– Танцуют что ли?
– Раздеваются.
– Разоболокаются? А на что?
– На что, на что? Старая ты, бабка! Ни к чему тебе это… Ты лучше скажи: голосовала нынче за кого?
Бабка Саня насторожилась и отвечала уклончиво.
– Да какие нынче, Мишенька, выбора!? Вот раньше были выбора так выбора. Как навезут в магазин товару всякого – пойдем мы с бабами голосовать, накупим пряников глазурованных да резиновых сапогов… Вот бы то время вернуть, хоть на недельку, – вздохнула бабка Саня.
– Я бы тоже не отказался на денек-другой. Пару фуфаек купил бы по старой цене…
– Что говорить, прежде товар был – не чета нонешнему. Вон у меня клеёнка на столе ещё при товарище Сталине брата, а всё как новая.

Мишка посмотрел на бабку Саню с сомнением.
– Так ведь Сталин-то, сказывают, тиран был…–сказал Мишка.-Ты-то больше
знаешь: пожила…
– Верно, Мишка, знаю. – Согласилась Санька Горошина.– Самой главной, Мишка, у них Карс Марс был. Бородища густущая, чернущая.
– Я, бабка Саня, в истории не силен, – отвечал Мишка.
– Вот я тебе и говорю, слушай, коли так. У этого Карса Марса и обучались за граничой Владимер Ильич Ленин с Осипом Виссарионовичем.
– Ленин, скажу тебе, Мишка, тот болел шибко, дак последние два года страной руководил с койки.
– Как это так – с койки? – Снова больше для поддержания разговора усомнился Мишка.
– А вот так: лёжа. А Осип Виссарионович представительный был мужщина. С усами. А Сталин был друг, учитель и вожжь народа. А топеря вожжей нет, вот и нету управления…
Бабка Саня замолчала. Молчал и Мишка, думая о чем-то своем.
Наконец Мишка очнулся.
– Так ты за кого нонче голосовала?
– За кого, за кого?! – отвечала раздраженно бабка Саня. – За его лешего, сотону.
Знала ведь, что омманет. Вот и омманул.
Опять помолчали.
– Автобус не ходит уж который месяц, магазин закрыли. Куда жаловаться идти,
Миша?
– Бесполезняк! – Махнул Мишка рукой.
– Нет, в райком надо идти. Это не порядок, – не согласилась бабка Саня.
– Какой райком? Ликвидирован давно.
– Тогда в райисполком, – не сдавалась она.
– И райисполкома нету – тоже ликвидировали.
– Тогда в леспромхоз пойдем! Автобус-то леспромхозовский был.
– Ну, ты даешь, баушка! Про Сталина всё знаешь, а что леспромхоза нет, не знаешь. Продали леспромхоз в Швецию вместе с нашим автобусом. И вместе с тобой.
– Как это со мной? – возмутилась бабка Саня.
– А так – и с тобой, и со мной! Не ты ли в клубе голосовала?
– Дак, все голосовали, как сказано было.
– Ну, я и говорю. И ты, и я теперь акционеры общества
«Викинг хворост неметет…»
– Пионеры?
– Тьфу, ты, глухая тетеря, – заругался Мишка.
– А ты, Михаил Варфоломеевич, не слыхал в районе: думают ли там наверху советску власть восстановлять либо не стоит и дожидаться? При демократии станем помирать?
– А ты что, за советскую власть? – удивился Мишка. – А чего голосовала супротив?
– А словно, Миша, омморок какой напал. Вот и проголосовала! А по-хорошему- то, идти по пути, который завещали наши учителя и вожжи Карс Марс и товарищ СталинЭнгельс, – подытожила бабка.
Мишка посмотрел на нее уважительно.
– А вот ты мне скажи, Ивановна, – заговорил доверительно Мишка, – ты про Дарвина чего слыхала: человек от обизьяны произошел?.. Ты-то как думаешь?

Мишкин вопрос нисколько не смутил бабку Саню. Она строго глянула на Мишку единственным глазом.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (8 оценок, среднее: 2,13 из 5)
Загрузка...