Анастасия Кузьмичева

Дорогие друзья, давайте знакомиться! Меня зовут Анастасия Сергеевна Кузьмичева и родилась 16 мая 1974 года в Минске в семье с давними художественными традициями: среди моих родных художники, архитекторы, оперная певица…
Во втором классе впервые написала сочинение в стихах. В 18 лет пришла в литературное объединение «Светотень» при газете «Знамя юности», позднее стала участником литобъединения «Панядзелак» .Работала корреспондентом в газете «Знамя юности» и пресс-секретарем в ТМ «Студия КуБ». С декабря 2009года Анастасия стала членом Союза Писателей Беларуси. И кроме этого, совсем неожиданно для меня, впервые попробовала себя в роли актрисы, исполняя роль главной героини в маленькой театральной композиции по моему циклу стихов «Письма Богу». После чего образовался уникальный театр «Литосфера», выпустивший ещё спектакли: «Танцы с письмами», «Там, где звёзды бросают тени», «Ночная переписка», «Кошачьи страсти, Собачьи напасти, и Лошадь, которая…».
Публиковалась я в газетах «Вечерняя Пермь», «Знамя юности», «Сям’я», «Вестник культуры», «Минский курьер»; журналах «Неман», «Дикая орхидея», «Немига литературная», «Слово и культура», ”Вайнах”, в альманахе «Калi цвяла чаромха», “Стихам все возрасты покорны”.Была гостем литературных передач «Крылы» и «Гаспода» на Первом национальном радиоканале Беларуси, радиожурнала «Творчество» Пермского краевого радиоканала. В декабре 2005 года в свет вышел дебютный сборник стихов «Быть может меня приютят.. И в 2008 году увидела свет первая аудиокнига или диск со стихами под музыку ”Яхидна». А в 2015 году вышла книга «Тишина» где я объединила на страницах и прозу, и поэзию вместе.
Кроме литературы и своей семьи, очень люблю собак.
Быть победителем всегда приятно! И для меня будет огромной честью победить .Но я участвую в конкурсе не ради победы. Я просто хочу, чтобы вы читали и … Для меня понимание читателей – лучший приз.

 

Сборник рассказов

Рассказы

ПОДАРОК

отрывок

1. Он

Это конец. Конец всего. Всего плохого. Для большей верности конца он ушел из середины жизни города. Середины, центра его жизни. Это не важно. Это конец. Главное не спугнуть…
А город подмигивал вечерними огнями, посылая по своим венам “готовеньких” в обмен на “новеньких”. Город никогда не страдал от кровопотери. В снежном, сумеречном воздухе пахло пивом, водкой и праздником. Вечным праздником! Под ложечкой привычно засосало.
Организм был возмущен. Все внутренние и наружные органы давно привыкли избегать проблем. Многие просто перестали работать. Каждый жил как мог, но в свое удовольствие.
Посредством “теплого” безделья. Но он уже решил. Решился. Начало всегда исходит из конца. Он всегда собирался “завязать” после праздников, но они шли нескончаемой чередой, плавно переходя из одного в другой. И вот вчерашняя единственная бутылка, как ни странно, оказалась, последней каплей… Он сидел на мосту, опершись спиной на ограду и обняв колени руками. Он думал о наступающем конце и будущем начале… Страшно.
— По-до- жди!
Он дернулся и, обернувшись, увидел женщину, бежавшую в расстегнутой шубе и без шапки за мужчиной, грозно и безоглядно вышагивавшем вдоль по мосту с широко расправленными плечами и гордо поднятой головой.
— Подожди! Остановись! Ну, куда же ты пойдешь — Его душа открылась и стала наполняться нежностью и романтической завистью. Какая любовь, вот бы ему.. .— …алкоголик проклятый. Что же ты делаешь со мной? Всю жизнь мне испортил, тварь пьяная.
После мА-А- Ленькой потасовки мужчина, походивший теперь на провинившегося щенка, понурившись брел обратно перед грозной женщиной в расстегнутой шубе ронявшей редкие слезы. Почти искусственные, ставшие обычным инструментом семейного театра. Бутафория…
Знакомо. Каждое слово женщины он знал наизусть, как будто это его жена. Горький невыплаканный ком, застрявший в груди, ударил сердце. Больно. Горько. Страшно… Да и ноги мерзнут. Так сидеть без дела и воспаление подхватить можно. А потом мороки не оберешься. Он поежился и начал сомневаться. Конец? А где потом начало? Ведь 30 лет назад начало уже было. И что же, повторять все еще раз? Зачем, если результат известен?
В результате уверены все его близкие. Но зачем они требовали от него начать все с начала? А в чем же тогда конец? Конец. И тишина? Он, как ни крути самый обыкновенный человечек. Ведь все начиналось красиво и радостно. И моста этого даже в мыслях не было.
Счастье. Все как у всех. Его устраивали все планы улучшения жизни без его вмешательства.
Правда, это не всегда получалось. Жене хотелось жить лучше. Казаться перед знакомыми удачливей, чем они были. Быть первым нормальное желание. Но быть, а не только казаться.
Да и он не был идеальным мужем. Он редко что-либо делал по дому, он не стирал свои носки… Но любил всех. И родных и друзей. Он прощал все, кроме предательства. Он был центром своей жизни. Он гордился этим. Да он любил всех. Любил ради себя. Ради любви и верности к себе. Он эгоист. Где-то очень глубоко в мозге он знал и видел истинную причину своей незаменимости, но обязательно находилась тысяча особых обстоятельств и оправданий. И продолжение следовало…По жизни.
Падал снег и уровень решительности. Он поднялся, постоял и перешел на другую сторону моста. Там спокойнее. Склонившись, он пытался понять чего же сейчас не хватает? И чего не хватало раньше? Невыстраданная, запрятанная боль металась между сердцем и душой как маятник. Было все. Может, он что-то потерял? А может, не заметил или не искал? Было больно. Да больно, и страшно.
Где-то слева зазвенело. Он достал из кармана сотовый телефон, посмотрел на него – червя общения и понимания и …
— Алло! Нет… Да ничего такого… Я ничего… Я один… Ну подожди…

Оперевшись локтями на перила, он приложил телефон ко лбу и закрыл глаза. “Я абсолютно один” — пульсировала горечь оправдания. Да он оправдывался. Сам перед собой. Но ведь старался он искренне! Старался успеть все для всех одновременно. А ему говорили, что он замечательный и очень отзывчивый. Говорили те, кому он был нужен. А самый дорогой человек говорил, что он дурак и простофиля. И начиналось мучение: он путался в “ярлыках”. Выбор был тяжеленный и чаще всего он глотал обзывания и радостно верил дифирамбам. Это проще, да и что кривить душой, приятней… Чужие песни за долгие годы взрастили в нем крепкую жалость к своим “погубленным талантам”. Да жалко, но все больше и больше его тянуло слушать эти песни и, как говорили в давние времена, искать “убежища”. За неимением выбора, “убежище” искалось в горячительных жидкостях.
— Алло, алло! Да нет же… А куда я… Но ведь… Да подожди…
Он набирал ее номер снова и снова. Тишина. М-да, наверно пора домой. А как же его решение? Так же как всегда. Он вздохнул, положил телефон в карман и как можно медленнее пошел в сторону дома. Она ждет его, как умеет. Мост оказался коротким. Идти к дому совсем недолго. А как хочется, несмотря на холод идти долго-долго. Лучше в никуда.
Внезапно он споткнулся. Когда он глянул под ноги, весь организм его скорчило от жалости и страха. На асфальте лежала мертвая собака. Наверно ее сбила машина, а потом какой-то прилежный водитель, чтобы освободить дорогу другим автомобилям, бросил трупик на тротуар. Бедный, глупый Бобик. Казалось дух собачки витает где-то рядом, потому что он неожиданно почувствовал прилив решимости и даже праведного гнева. Захотелось встать (не важно, что на четыре точки опоры), зарычать и возглавить собачью революцию. Нас давить?! Мы отстоим свои права! Долой будку и конуру! Мы – друзья человечества!! Да здравствуют мини домики с подогревом! Мы, псы, умеем огрызаться… Мы псы! Псы… псы… И мы – псы…
Он сглотнул брезгливость и, перешагнув застывшее тельце, поплелся дальше.
Да он трус. Самый обыкновенный. Она была сильней. От нее пахло властью и жестокостью.
Он любил ее и боялся. Что больше? Он мечтал о ее ласке и, как собака Павлова, готов был за это сделать все что угодно. Он носил ей цветы, жалел ее… Может это любовь? Он боялся идти домой. Его пугало, что их вкусы ни в чем не пересекались. А ему так хотелось чего-нибудь общего, связующего. Она хорошая, но… Может это страх? Нет. Любовь плюс паника одиночества… Жуткий коктейль…
Мост кончился. Кислота несовершенного действа разъедала сознание. В нем росли оправдания и оранжерея долга. А город ласкал его песнями и трактирными ароматами. И мимо него прохожие, прохожие: влюбленные пары, балагурящие компании… Ему было холодно и обидно за этих счастливых. Ну, как они не понимают что все мы, рано или поздно, окажемся на месте той собаки. Выродки… Счастливые идиоты…
Он отмахивался от объятий города, чеканя шаг и сбавляя скорость. Конечный результат всегда пугал его. Прийти в замкнутое пространство, раздеться, сесть есть. (Конечно, если есть что есть). И что? Это цель? Да, он любил самою дорогу. Весь интерес – в пути!..
Направо дверь в бар. Прямо дорога к дому. Ку-ку, вот где настоящие перекрестки судьбы.
Он свернул, взял вина и сел за столик. Сигарета между пальцев напомнила ему о доме, вино – о свободе. Опять выбор. Ну, зачем тому, кто сверху все время нужно приносить жертву: или мир или друзья, или одиночество или страх, или любовь или…Он так ненавидел принимать решения. Дом или свобода? Почему нельзя сделать одно в другом?
Зачем нужны вечные отречения ради… В сигаретном тумане, качающимся между стен бара, он видел мост. Из вина и дыма, глубоко в его сознании заплеталась тугая коса детских комплексов, форсмажорных обстоятельств и дикого желания в один прекрасный момент все исправить… Мост будет сниться ему по ночам.
Ноги напоминали снег. В условной теплоте бара они как будто растаяли, и ходить на них не представлялось возможным. Скоро его попросят покинуть бар или заказать еще что-нибудь. Нужно будет собрать весь суррогат силы и уйти. Домой? Хм. Наверно так начинается раздвоение личности. Одна часть, закусив страх, рвется домой…Другая, зажав в кулак любовь и жалость, пытается убежать к мосту. К незавершенному “шедевру”…
Жалость? Он – жалостливый? Он – жало! Он всегда об этом знал. Ну и что? Она злилась на его неконтролируемость при наличии всех способов устрашения и подавления. Он делал все, как она просила, почти никогда не отказывал, но итог устраивал его и доводил до бешенства ее. Получалось, что все шло, так как хотел он? А как же она?.. Может быть, стоило остановиться и посмотреть на нее повнимательнее? Опять самооправдание и себяжаление. Хоть так смотри на жизнь, хоть эдак, мы все ровно в ней ходим по кругу.
Причиняя боль друг другу,
Ходим мы с тобой по кругу.
Этот круг совсем не длинный —
Смотрим мы друг другу в спины.
И ни встать, и ни свернуть –
Замкнут круг, и, замкнут путь…
Как ослы за морковкой. Глупо. Безнадежно… А ее все ровно жалко. Он резко встал и стремительно вышел из бара. Домой! Снег падал большими, пушистыми хлопьями, и мороз задиристо щипал за щеки. Он поднял воротник, встряхнулся, засунул руки в карманы и, наклонив голову, пошел к ней. Выбор сделан.

ЦЕРКОВЬ
отрывок

Душа

Знаешь, а я ведь тоже могу обидеться, когда ты сидишь и смотришь в свое окно.
Смотришь, как идет дождь, и не слышишь, что я пытаюсь поговорить с тобой! Ну что в этом обыкновенном, косом дожде особенного, что ты до сих пор не услышала меня…
Ладно… Я ведь все ровно знаю, что ты без меня – никто. И еще это пугливое сердце все время вмешивается. Да что там вмешивается! Это вообще незатыкаемая болтушка-паникер… А ты слушаешь всех, кроме меня. Ты бегаешь за советами к родителям, к друзьям, к страхам, к приметам, к амбициям, к логике, но только не ко мне. Да что там…
Ко мне и бежать не надо: я всегда-всегда рядом с тобой. Но я не советую: я говорю о том, что будет… А ты не слышишь и не слушаешь… И злишься на мою правду. Когда я говорю о твоих пороках, ты не просто их оправдываешь – ты дерешься за каждый свой недостаток.
Я не против дождя, нет. Я сама люблю дождь. Все люблю. Особенно тебя. И ты даже не представляешь, как мне хочется, чтобы у тебя все было хорошо и светло. Я ведь все знаю и говорю-говорю, а ты не слышишь. Ты сидишь, думаешь о своей грусти и смотришь на небо, рождающее дождь. Шарахально смотришь на молнии-схватки и с восторгом слушаешь завывания и крики грома. Роды успешны – идет дождь. Обидно… И больше всего обидно, что все уже не впервой… И хоть снег, хоть солнце – ты все ровно почти никогда меня не слышишь. А когда в твоей жизни случается нечто светлое и хорошее ты всем с радостью говоришь:»я послушалась советов своей Души, но это достижение плод моего труда!» И я вроде есть, но так ничтожна…
Самое обидное, что ты любишь говорить со мной, а ответов моих просто не слушаешь. А может, не хочешь?.. Ну вот ты опять меня зовешь. И кажется, что минуту назад я была неимоверно далеко… Да слушаю-слушаю тебя!
Сердце
Ох-ох- ох-ох! Почему же тебе всегда слышится тук-тук- тук-тук? Я не стучу, пойми, я просто волнуюсь… Вот вчера тебе дорогу перебежал черный кот, а ты хоп – и в шоковый тормоз.
Я и испугалось: и давай охать и ахать в два, нет в четыре раза быстрее. А как еще могло я помочь тебе очнуться и пойти дальше? Ну а ты?.. Ладно я почти не обиделось, что ты пошла по той дороге, которую перебежал кот… Ну почему ты меня не слушаешь. О! Пардон! Меня не слушать, а слушаться нужно! А ты только хватаешься за меня иногда и ворчишь о том, что только со мной проблем тебе не хватает… Да ладно, я не сержусь. И Душа эта еще все время лезет со своими пророчествами, писанными ветками по воде… И всегда, ну почти всегда не вовремя… Я тебе сколько раз повторяло, что мои советы лучше и точнее. Вот если бы прислушалась и не пошла по дороге, которую перебежал чёрный кот, а всего лишь свернула на параллельную, то сегодня не сидела бы перед окном и не мучилась «пережёвыванием» вчерашней ссоры под монотонную дробь дождя. И не вздрагивала б от небесных гримас и грома… Нет ты вчера с улыбочкой вспомнила о Разуме… И что? А сегодня ты одна и еще пытаешься сделать меня виноватым в ссоре: «сердце мне не подсказало, оно меня наверное не туда направило…» Я не просто подсказывало! Я ох-охало и ах-ахало в бешеном ритме. Я так перепугалось, что даже не заметило, кто тебя отвлек? Да что там думать: наверняка опять Душа постаралась. И зачем она в такие минуты лезет к тебе со своими надеждами. А ты еще с ней поговорить любишь… Со мною так часто не разговариваешь. Иногда мне кажется, что к ней ты относишься как к любимой подруге, а ко мне как к прислуге…Ладно. Чёрт с ним. Мне главное, чтобы у тебя было все хорошо. Только слушайся… Ох-ох- ох-ох- ох! Ну и гром сегодня.

Дорога к новому году

отрывок

…А это просто мои письма! Да-да! И только во сне ты сможешь ответить мне. И даже нарисовать таким, каким ты именно ты меня представляешь. Я буду очень рад. Ты только верь : я – волшебный!
Девушка лежала на постели и, кутаясь в одеяло, смотрела в потолок.
«Интересно, как мне в голову могли втемяшиться такие глупые мысли? Я уже давно не верю в чудеса и ерунду…» И никак не находя объяснений, девушка медленно закрывала глаза. Потолка уже не было видно.
— А тебя как зовут?— похлопывая по плечу, спросило меня странное существо, внешне похожее на непонятный гибрид белого медведя с красным драконом.
— А разве мы знакомы?— возмутилась я. И даже слегка удивилась, однако не испытала и намека на страх.
— Прости! Именно познакомиться я и хотел. Не обижайся! Я – Новый Год. А ты можешь звать меня Ноша. ( Я рождаюсь каждый год, но все-все до сих пор меня так зовут).
— Интересно, а давно мы перешли на ты? Я что-то не помню…— не переставала я возмущаться, хотя расставаться с этим симпатичным монстриком уже не хотелось.
— Давно!
— Отстань! Ты – сон. – я даже начинала злиться на себя…
— А хочешь: я еще раз напишу тебе? И ты, надеюсь, начнёшь верить!
— Да ну тебя.
Девушка почти подпрыгнула. Но это был не страх. «Фух! Ну и приснится же такое… Странно, как все было правдоподобно. И почему я не сказала ему своё имя? Почему только огрызалась и гнала?..» Ночь за окном
только-только вошла во вкус, а сна не осталось ни в одном глазу. Девушка еще раз посмотрела на потолок и, завернувшись в одеяло, подошла к окну. «Не может быть! Чёрт! Так не бывает. Природа не сможет так сделать, нет! Даже если очень захочет». На окне четкими снежными буквами было написано два предложения и подпись: «Мы здорово поболтали в твоём сне! Ты мне нравишься. Ноша» Она провела рукой по стеклу. Буквы со стороны улицы. Не тают. «Чудеса какие-то! Ноша?! Чёрт! Так звали чудика из моего сна… Да нет. Так не бывает».
— Бывает! Как здорово, что зёрна сомнений в тебе уже пробились! Я рад. Вот и начинается дорога. Это сложная дорога: от конца Старого Года к началу Нового!
И самое главное: её увидеть! А еще вовремя встать, а не пройти мимо… Пойми: трудный путь – не значит безнадёжный. Да и лень любит маскироваться под неверием. Обидно, что ты всё это знаешь… А от кого прячешься – непонятно. Не от себя ли?
Буквы неожиданно начали медленно оплывать. Девушка провела рукой по лбу, поправила на плече одеяло и вернулась к кровати. «Ну и бред у меня в голове. Хорошо, что завтра никуда не нужно идти. Да и в гости никого не жду. Может, высплюсь перед ночью на 1 января?» Девушка взглянула в потолок и, свернувшись калачиком, почти мгновенно уснула. Только потолок немного расстроился: привык он просто, что смотрят на него долго.
— Чего ты от меня хочешь? – раздражение и злость просто разрывали меня изнутри.— Нового Года не существует. Это обычный отсчёт дней. Придумали когда-то количество дней для года и просто считают. А потом начинают заново.
— Дни тут не причем. Они просто добровольные помощники. А я – есть. Я ведь с тобой говорю! Зря ты сама себе не веришь. И хуже всего, что верить хочешь…
— А зачем тебе крылья, если ты Новый Год? И почему ты так странно выглядишь? – хоть мне и хотелось броситься на шею этого странного создания, но внутри что-то кипело и не пускало.
— А крылья есть у каждого Нового Года. Я всегда таким рождаюсь. И за мгновение должен облететь всю Землю и всех-всех окутать аурой новшеств.
— Зачем? По легендам это миссия Деда Мороза. Ха!
— Что бы с первым вздохом моего воздуха в каждом загорались самые сокровенные желания! Да и Деда моего не обижай…
— Ну и дурость! И елки тоже для этого?
— Нет. Это уже банальное волшебство.
— Не верю, не верю, не верю. И не хочу верить в ахинею. Ну начался новый год и что из этого? Да и никакого Деда нет. И елки… Это ведь просто зеленое дерево с шариками!— я, кажется, дошла до странной точки абсурда и уже не в силах была замолчать. – Волшебства не бывает.
— Почему ты так в этом уверена?

— Потому что каждый год – одинаковый. И даже ты ничего не значишь. В следующем году снова будешь меня мучить?
— Мучать?
— Да! Я верила, что все получится, загадала желание. И что? Я завтра ночью посижу перед телевизором и после 12.01 просто пойду спать. А что еще делать одной в пустой квартире? Все мои мечты прошли мимо. Мимо меня!

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (18 оценок, среднее: 2,72 из 5)

Загрузка...