Альбек Абазов

Cо школьных лет увлечен литературой, со студенческих к нему добавились новые увлечения — глубокое изучение и исследования мифов и художественно-поэтических образцов народов мира, дешифровка древних, мертвых языков мира (хаттский. аккадский. этрусский и др), с юношеских лет пишу стихи и песни для взрослых и детей, литературные сказки, очерки эссе и.т.д.


Черкесский этно-мюзикл для детей «Жучеглазая НИСА и Мышеглазый ШАО»

отрывок

Действующие лица

Жучишка (после замужества становится Жучеглазой НИСОЙ)
Мышонок (после женитьбы становится Мышеглазым ШАО)
Зекотха – бог — покровитель путников; весел и жизнерадостен
Пастух – немного грустен
Верблюд – заметно, что устал
Участники игрища (распорядитель игрища-хатияко, молодежь, свекровь и другие эпизодические персонажи).
Декорации: рог или чаша для тоста, черный башлык для пастуха, короткое женское черкесское войлочное манто-накидка для Жучишки, золотая черкесская девичья шапка, пастушья палка (при желании можно использовать как подпорку под бурку, превратив ее в укрытие), пастушья войлочная шапка, черкесская папаха, жезл хатияко, стол треножник, символическая свадебная тарелка для меда и масла, блюда национальной кухни, кувшин для шубата, кумган, полотенце, черкеска, женское черкесское девичье платье, женские платки (для свекрови и молодой невестки), козья или баранья шкура, шарф – вязанка из верблюжьей шерсти (можно использовать как подарок), национальные игральные инструменты и так далее.
Костюмы: пастушья одежда, бурка, войлочная шапка, башлык, ноговицы, женское войлочное черкесское манто, полный комплект черкесского женского платья, мужская черкеска и папаха, одежду и атрибуты одежды, соответствующие образу Жучишки и персонажам в виде Верблюда и Мышонка, одежды для хатияко, свекрови и других участников игрища.
Бутафория: Картины свидами кавказских альпийских лугов на фоне заснеженных горных вершин, пейзажи Эльбруса, рисунок грушевого дереваи тому подобное.

Пролог
Вначале с приветственным словом выступает бог-покровитель путников адыгов Зекотха:
Чтоб адыгский народ
В седло садился к счастью,
Спешивался к празднику,
Добивался цели,
Везде чтоб его доброе имя звучало,
Крепкие (чтобы) ноги были, не спотыкался,
О, Аллах, многие тысяча лет жизни даруй!
Из его речи мы узнаем краткую историю быта и образа жизни черкесов. Речь его заканчивается напутственным словом «Счастливого пути!». Далее в действие вступают основные персонажи.
Действие первое
Открывается вальсом жуков или же вальсом только самой Жучишки.
Можно использовать музыку …

Жила-была Жучишка. Как-то раз решила она отправиться на поиски своего счастья – верного спутника жизни. Шла она в философских раздумьях о смысле жизни, о своей будущности, пока не повстречала пастуха.
На фоне Кавказских альпийских лугов звучит музыка (открывается песней или танцем чабана).
Чабан:
Пастбище мне, как матрац
На горном пастбище я пребываю, уей!
Бурка мне, как покрывало
На горном пастбище я пребываю, уей!
Обладая стадами Фогаба, во множестве пасущихся
На горном пастбище я пребываю, уей!
Подобно чабану, что на луне
На горном пастбище я пребываю, уей!
В этом эпизоде необходимо закрепить мысль о том, что пастушья палка выражает собой символ духовной власти, данной Богом над верующими.
Издалека мы видим огромное грушевое дерево. Слышим обращение пастуха к священному для адыгов грушевому дереву. Звучит текст гимна-обращения кабардинского певца — импровизатора Ляши (Адильгери) Агнокова к грушевому дереву в исполнении пастуха (у адыгов покровителем скота было грушёвое дерево. Разрядка наша. А.А.):
Уей-уей, наше грушевое дерево,
Которое расскрылось, как вихрь!
Подними свои веки и взгляни на меня разок!
Ты, Королева речной долины!
Твои волосы расчесывает ветер с Бештау горы*.

Работяги тобою не нарадуются.
В тебе души не чают наши мальчишки.
Ты для меня служишь укрытием от солнцепека,
С заходом солнца становишься местом для бесед.
Подними свои веки и взгляни на меня разок!
Чтобы Аллах на тебя добром взглянул,
Чтобы Аллах твою кровлю укрыл,
Чтобы на тебе выросло несметное количество бабочек,
Чтобы тысячи пчел тебя облепили,
Чтобы ты покровительствовала вольготной жизни наших коз!
(Подстрочный перевод наш. А.А.).
Следом выходит на сцену Жучишка. Пастух с радушием встречает ее (у черкесов исстари не принято представителям женского пола здороваться за руку с мужчинами), согласно этикету гостеприимства (говорит приветственное слово – пароль «Фохус!» а она, в свою очередь, в знак того, что принимает приглашение, кивком головы отвечает на приветствие), пригласил ее присесть (гость(я), если младше хозяина, садится только лишь после него(нее)) и отдохнуть под сенью утопающего в цветах грушевого дерева. Угощает её чаем из горных трав и овечьим сыром.
После небольшого привала путница попрощалась, сделала несколько шагов назад, повернулась и пошла своей дорогой. А пастух, осознав, что не смог распознать в гостье свое счастье, стал укорять себя. Он стал думать о том, что виной всему его пастушья палка, которая и напугала гостью. Он сожалеет, что его нерасторопность, мнительность, строгое следование этикету гостеприимства (так как черкесский этикет не позволяет расспрашивать гостя обо всем этом. Эта прерогатива остается за гостем) помешали ему расспросить незваного гостя, какого она рода племени и какова цель её путешествия. Он стал сожалеть о том, что упустил свое счастье… Хотел было догнать ее, но, вот беда, некому оставить стадо…
Действие второе
Открывается музыкой …
Звучит сетование (жалоба) Верблюда на свою судьбу.
Верблюд:
Ой, горемыка я, на свою голову сетую
В пустынях я караваны вожу,
Ой, горемыка я, на свою голову сетую,
Соединяю безбрежные степи.
Ой, горемыка я, на свою голову сетую,
Во всем мире я как средство передвижения,
Ой, горемыка я, на свою голову сетую,
С навьюченной непосильной поклажею,
Ой, горемыка я, на свою голову сетую,
Изнемогая от жажды,
Ой, горемыка я, на свою голову сетую,
Блохами- кровопийцами
Ой, горемыка я, на свою голову сетую,
Ненавистными одолеваемый,
Ой, горемыка я, на свою голову сетую,
Месячный путь преодолеваю.
Ой, горемыка я, на свою голову сетую,
Мечтаю об отдыхе и отдушине я,
Ой, горемыка я, на свою голову сетую,
Но некогда мне почивать…
Ой, горемыка я, на свою голову сетую
(подстрочный перевод)
Затем появляется Жучишка. Верблюд с радушием встречает ее, согласно правилам адыгского гостеприимства, приглашает ее присесть и отдохнуть в тенистом месте. Угощает ее кубатом и лепешкой. После небольшого привала путница попрощалась, сделала несколько шагов назад, как того требует этикет, повернулась и пошла своей дорогой.

По обычаю он проводил её до безопасного места, на определенное расстояние. Потеряв ее из виду, Верблюд, осознав, что не смог распознать в гостье свое счастье, стал укорять себя. Он стал думать о том, что виной всему стала его манера сидеть, поджав под себя ноги, что не принято в культуре черкесов, и что его грива не была расчесана. Он сожалеет также о том, что не подарил ей на память (по обычаям черкесов, гостя обязательно одаривали) подарок из верблюжьей шерсти…Он долго провожал ее взглядом, пока незнакомка не скрылась из глаз. Хотел было догнать, но уже вечерело, и трудно было бы ее отыскать.
Действие третье

Звучит музыка …
Слышна величавая песня Мышонка.
Мышонок:
Уей, мышенок я, орайда,
Чудовищ (драконов) я содрагаю, чтоб взмолились,
Уей, мышенок я, орайда,
Зубы во мне, что есть уей, как стальные мечи,
Уей, мышенок я, орайда,
Мед и масло моя еда
Уей, мышенок я, орайда,
Сердце прыгает, душа летает.
Уей, мышенок я, орайда.
(подстрочный перевод)
Шла Жучишка, шла, шла и встретила на своем пути Мышонка. После расспросов о цели путешествия он предлагает ей руку и сердце, пообещав кормить ее медом и маслом из Кошачьего дворца, и что он на нее никогда не прогневается и не побьет, а только лишь будет ласкать ее своим крысиным хвостиком. Поддавшись на слащавые похвалы Мышонка, она соглашается выйти за него замуж, разглядев в нем настоящего друга и верного, достойного ей спутника жизни.
Далее идет сцена обручения — одаривания женихом и невестой друг — друга (он дарит ей серебряный газырь, а она, в свою очередь, кисет с золотой национальной вышивкой, после чего происходит их первое рукопожатие).
Вслед за этим, следуют сцены пышного приготовления к свадьбе, согласно черкесским обычаям.
Сам Мышонок тем временем отправляется в кошкин дворец, то есть во дворец хана), чтобы добыть мед и масло. Идут сцены из черкесского обряда.
Исполняется черкесский гимн привода невесты в дом мужа «Орйдада»:
Шелк и злато на чьей груди,
Приводим в дом невесту, орайда
Орайдарайда орайда
Чьи облучки (козлы) из серебра,
Привозим в дом невесту, орайда
Орайдарайда орайда
Чьи серебряные пуговицы на атласе,
Привозим в дом невесту, орайда

Орайдарайда орайда
Из желтого атласа рукава,
Привозим в дом невесту, орайда
Орайдарайда орайда
Чье лицо подобно месяцу небесному,
Привозим в дом невесту, орайда
Орайдарайда орайда
Щеки светлоокой невесты красавицы оборачиваются,
Привозим в дом невесту, орайда
Орайдарайда орайда
Большими стальными ножницами ловко выкраивает,
Привозим в дом невесту, орайда
Орайдарайда орайда
Стальной маленькой иглой вышивает,
Приводим в дом невесту, орайда
Орайдарайда орайда.
(подстрочный перевод)
Совершив обряд заклинания – сглаза от порчи снятием фаты с лица острием (кончиком) кинжала (вместо кинжала можно использовать жезл распорядителя игрища – хатияко) в следующей сцене происходит знакомство со своей свекровью и так далее. Танцы; сцена магического обряда выдергивания из-под ног невестки перед порогом в процессе её вхождения в дом жениха овечьей шкуры, на которую она не имеет права наступить (можно включить эпизод борьбы за баранью шкуру типа атлетической); обряд обмазывания губ невесты медом и маслом с ритуальной тарелки (можно включить сцену атлетической борьбы за право разбития этой тарелки на счастье) и так далее.
После замужества она снимает с себя девичью золотую шапку и одевает на себя платок невесты. Наряду с этим, согласно черкесским обычаям, ее имя из «Жучишки» превращается в «Жучеглазую НИСУ».
Аналогично свекровь меняет манеру ношения платка, потому как её статус меняется с приходом невестки в дом жениха. Положение, имя и имидж жениха тоже меняются. Он теперь носит папаху женатого человека. А его имя из «Мышонка» превращается в « Мышеглазогого ШАО» (по черкесским обычаям, муж и жена даже тогда, когда оставались наедине друг с другом, не называли себя настоящими именами. Вместо этого принято было пользоваться поэтическими именами-метафорами).
Зекотха: «Счастливого пути!».
Жучеглазая НИСА и Мышеглазый ШАО: «Счастливо оставаться!».
На сцену выходят все участники коллективных танцев.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (77 оценок, среднее: 3,62 из 5)

Загрузка...