Александр Никитин

Работаю сказочникам в одной очень серьёзной компании. В силу работы приходиться часто придумывать сказки… Из-за чего имею хорошо подвешенный язык и в карманы за словами не лезу, предпочитаю доставать их из шляпы. Но чтобы шляпа не стала «полной» приходиться трудиться. Этот труд и привёл меня на стезю писателя.
Писать начал в детстве. Ни когда раньше не делал ни чего подобное, но как говорится всё когда-то начинается… Хорошо помню тот момент когда сел писать. Я играл вечером в своей комнате и как обычно со мной играло моё воображение. И тогда в голову пришла мысль: «А почему бы не запечатлеть всё те чудеса, что даёт воображение?» Повинуясь странному порыву я сел за стол и начал писать под светом старого ночника. Так родился персонаж, его друзья и странствия. Потом мир в котором он жил. Этот мир рос вместе со мной, взрослея с каждым годом, обрастая всё большими подробностями и сплетая причудливые узоры сюжета. Появились и другие персонажи, их длинный и самостоятельный путь. Так, в итоге, скромный порыв вылился в цикл рассказов и приключений объединённых единым миром.


Фэнтези «Перед рассветом»

синопсис

Почести и рыцарские подвиги о чём ещё может грезить тринадцатилетний паж на службе у сеньора?! Да, Гарет был всего лишь пажом. Казалось бы, что может быть лучше, для человека жаждущего славы и желающего выделиться, чем неприятель стоящий у замковых ворот?

Геройствуй до не хочу! Но нужны ли тебе подвиги, если до победы тебе не суждено дожить всего пару секунд и ты об этом знаешь?! Гарет не мог ответить на этот вопрос, но и бежать не мог. Воля слепой судьбы! Крепость в осаде, а паж должен быть рядом с сеньором. Всё то ничего, если только, твой сеньор не Великий Магистр!

отрывок

Мы продолжаем свой путь по Карнскому тракту. После рассказа Сахиба я долго не могу уснуть: столь удивительным и нереальным он кажется мне.

Может ли человек прожить три разные жизни? Не знаю. И потому этот вопрос надолго озадачит меня. Быть может это всего лишь красивая легенда, но хоть капля истины в ней должна же быть!

Пока я размышлял, караван неспешно покинул Драконов предел и вступил на Большую дорогу,- Regina Viarum (Царская дорога), как называют её в Селентианской Империи. Дорога и вправду царская, большая и мощеная крупным камнем, на ней спокойно могут разъехаться две повозки, а путники и караванщики тянуться по ней непрерывной вереницей. Постепенно мир вокруг начал меняться. Привычные пейзажи сменились редколесьем, затем саванной, которая перемешивалась со степью. Местами ощущалось дыхание пустыни, кое-где его можно было воочию лицезреть в виде барханов застывшего песка. Стало жарче и суше. А недавно мне довелось впервые увидеть это чудо растение — пальму! Признаюсь, в Селенте ничего подобного не увидишь. Вскоре к нам присоединился конный отряд. Двенадцать человек, закованных в броню и при оружии. Мако сказал, что они будут нашим эскортом до самых границ Лемурии. Откровенно говоря, у меня мурашки по коже бегут, когда я смотрю на них: строгие, хмурые, неразговорчивые. Все, за исключением одного — Доминго. Он был неожиданно приветлив, словоохотлив и производил куда более приятное впечатление, чем его компаньоны. Поэтому на биваке я решился спросить его откуда они.

— Из Сан-Берена,- ответил он,- К западу от Большой дороги находиться Сабира. Так называют земли, что принадлежит рыцарскому сословию. Сан-Берен расположен там.

— Я не думал, что наёмникам позволено жить на территории Сабиры,- опрометчиво ляпнул я и тут же был наказан холодным взглядом собеседника.

Оглянувшись, я увидел, что его компаньоны, слышавшие нашу беседу, так же полны немого негодования. Мне стало не по себе.

— Мы не «какие-нибудь наёмники»,- взяв паузу, произнёс Доминго,- Мы рыцари Сабиры.

Я покраснел от стыда. Называть рыцаря наёмником было неуместно, учитывая, что по слухам, долетавшим до меня, они терпеть друг друга не могут. Видя мои мучения, Доминго смягчился и сжалился надо мной.

— Ничего, с каждым бывает. Ты же впервые в этих местах, верно?

— Да,- ответил я и спросил, преодолевая неловкость,- А ты мог бы поподробнее рассказать о Сабире?

— С удовольствием! — Доминго начал свой рассказ,- Когда-то давно, не так давно, как Серый траур и конец Золотого Века, но раньше, чем правление Селентианского Дракона, Большой дороги не существовало. Не было проложено сквозь время и песок этого чуда света. Тогда, во времена походов Ара Пакса, в Селенте считали, что на свете есть всего одна империя!

Разуметься Селентианская. Поэтому жители Селента с недовольством смотрели на Лемурию, страну столь же сильную, сколь и богатую. И когда Ара Пакс огнём выжег поселения асхилов и стёр их население с лика

Империи, доблестный Император решил направить его меч в сторону от Селента, в земли своего давнего конкурента.

— А я слышал об этом! Асхилы были отступниками и мерзавцами, за что благой Ара Пакс и покарал их,- похвастался я своими знаниями.

— Вильф, ты прям как дитя! — усмехнувшись, бросил Сахиб, уже давно прислушивающийся к нашему разговору,- Вы только послушайте! «Благой» Ара Пакс! Да и рыцарь не лучше, ему только *Байки Сэра Алена рассказывать.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 2,00 из 5)
Загрузка...