Александр Камышев

Родился в 1953 году в Сибири. Окончил геологоразведочный факультет Томского политехнического института. Работал начальником буровой партии в институте инженерных изысканий в Киргизии. С 1992 года эксперт в антикварно-нумизматическом салоне. В 2002 году защитил кандидатскую диссертацию по специальностям «Отечественная история» и «Археология». Автор 8 книг и более 200 научных и популярных статей по нумизматике Кыргызстана. В 2013 выпустил сборник рассказов «Записки кладоискателя».


быль «Суслики»

отрывок

(действия происходят в сибирском поселке в 1964 г.)
Раньше я ходил в начальную школу рядом с железнодорожным вокзалом, а теперь перешел в среднюю, которая располагается в совхозе «Заря» в трех километрах от дома. Месить грязь проселочной дороги одному скучно, нужно зайти за другом Лёнькой. Опять же, со старшим товарищем требовалось обсудить запавшую в голову потрясающую новость, услышанную от соседки бабы Гали, как можно запросто получить мотоцикл, (хотя лучше, велосипед), отловив пять тысяч сусликов. Вот только зверушек жалко, они такие потешные.
Один раз брат до отъезда на целину брал меня прокатиться на грузовике в соседнюю деревню Пинигино. Всю дорогу нас сопровождали суслики, желтенькими столбиками выстроившись вдоль обочины для участия в опасных соревнованиях – забеге перед самыми колесами мчащейся машины. Скрестив на груди свои маленькие лапки, они дожидались, когда автомобиль подъедет поближе, и срывались в аллюр, подняв пушистые хвостики и смешно трепыхая жирными животиками. А как забавно наблюдать за сусликами в бинокль – трофей, привезенный отцом с войны и переданный в мое полное распоряжение. На бинокле в рамочке немецкий генерал разместил иностранными буковками своё имя и фамилию «Carl Zeiss» и орла, держащего в лапах кружок со свастикой. Гвоздиком я затер и орла, и упоминание о бывшем владельце и нацарапал свое имя «Шура». Как потом объяснил Лёнька «Цейс» – это фабрика, выпускающая оптические приборы, но версия с генералом выглядела для меня убедительней. Лежа на солнечной стороне пригорка, я мог часами смотреть в свой именной бинокль, как суслики после долгой зимы выползали греться на солнышке. Они резвились, прыгали, кувыркались и даже, встав в стойку, боксировали между собой. Но когда раздавался тревожный свист одного из наблюдателей, увидевшего тень кружащей над колонией хищной птицы, они мгновенно прятались в своих норках. Позапрошлым летом я заметил суслика, застрявшего в проволочной петле и бегающего кругами, тщетно пытаясь освободиться. «А если его выдрессировать, научить ходить на задних лапах или прыгать через горящий обруч?» Внезапно, пришедшая в голову идея, завораживала своими радужными перспективами, и освобожденный пленник, нареченный Пушком, в фуражке был доставлен домой. Для зверька нашёлся деревянный ящик с металлической сеткой, служившей крышкой. Однако суслик команды выполнять не желал, хотя они повторялись многократно и даже с демонстрацией как надо вставать и как ложиться. Есть зернышки из куриного короба суслик тоже не стал, а пушистым комочком жался в уголке клетки.
– Зачем ты притащил домой эту заразу, – маме новый член семьи не понравился. – Давай, отнеси его подальше от деревни и выпусти, пускай бегает, а то не дай Бог прогрызет деревяшку, всех цыплят передушит.
– Суслики не хищники, они травой питаются, – пытался я защитить своего нового друга.
– Еще чего не хватало, а если он сбежит, да всю морковку в огороде перегрызет? Унеси, прошу, от греха подальше, кому сказала! А то отцу пожалуюсь, он его лопатой быстро укокошит.
Этого как раз опасаться не стоило, папа хотя и фронтовик, прошедший войну от начала до конца, не мог отрубить голову даже курице, эта кровавая обязанность возлагалась на маму, а чтобы заколоть поросенка приглашали соседа. Но перечить матери – себе дороже. Пришлось сажать суслика в ведро и отправляться к Лёньке, делиться своими печалями. Приятель успокоил, как всегда представив энциклопедические сведения: в неволе суслики не живут, дрессировке не поддаются и лучше его отпустить, а иначе он все равно умрет от тоски. Вот и сейчас по дороге в школу друг не одобрил такие приятные мечтания о велосипеде:
– Любое душегубство, а тем более – за вознаграждение противоречит христианской заповеди «не убий». Тебя родители крестили?
Я кивнул.
– Конечно, с грызунами бороться надо, но люди сами виноваты.
Распахивая и засевая зерном места обитания сусликов, они их подкармливают, вот колонии и разрослись.
– Может их отловить и перевезти в необитаемые степи? – мгновенно созрело в моей голове гениальное решение.
– Не знаю, меня эта тема совсем не волнует, – оборвал Лёнька разговор о сусликах и почти реальном велосипеде.
В школе на торжественном построении неожиданно речь вновь зашла о грызунах. Молодая учительница ботаники, а по совместительству и пионервожатая, осенью приехавшая из города, рассказывала, какой вред наносят сельскому хозяйству грызуны, и особенно суслики. Говорила она громко и торжественно:
– По расчетам ученых каждая пара зверьков запасает на зиму в своей норке до шести килограммов отборного пшеничного зерна, а теперь подсчитайте, сколько теряет страна в одном только нашем районе. Вы сами видите, до каких ужасающих размеров размножились колонии сусликов за последние годы. Если даже приблизительно предположить, что в области насчитывается миллион этих зверков, то мы не дополучаем шесть тысяч тонн зерна ежегодно, этого хлеба хватит прокормить наш поселок сто лет. Но самое ужасающее, что суслики разносят такие страшные болезни, как чума и ящур. По постановлению райисполкома решено мобилизовать пионеров нашей дружины на борьбу с сусликами. Завтра вся страна празднует День рождения пионерской организации, есть предложение вместо занятий всей школой помочь совхозу в борьбе с грызунами. Кто за?

Дружный гвалт пионеров послужил свидетельством единодушного согласия.
Праздничное утро выдалось пасмурным, слегка накрапывало. Я забежал за Лёнькой, но он идти ловить сусликов наотрез отказался.
Пионерская дружина вновь построилась на одной линии. Директор Заринской школы Михаил Андрианович в прошлом боевой офицер докладывал по-военному кратко:
– Перед нами поставлена ответственная задача – очистить от вредителей совхозные поля. В качестве технической поддержки совхозом выделены две брички лошадей с пожарными бочками. Воду надо расходовать экономно, мертвых сусликов по полю не разбрасывать, а складывать по кучкам, для каждого класса отдельно. Надеюсь объяснять, как выливать сусликов никому не надо, вы ребята сельские сами знаете.

Колонию сусликов выбрали за дальней околицей, куда был отпущен мой пленник. Может и сейчас он прячется в одной из норок, но разве его отличишь. Пионеры разбились группами: на пять школьников, подносящих ведрами воду, выделялся один ловец с самым ответственным заданием.
Присев на корточки, он выжидал, когда из затопленной норки появлялась испуганная, очумевшая от льющейся водной струи голова зверька, подхватывал животное за шкирку и со всего размаху бросал на землю под истошный девчачий вопль. Если зверьку удавалось выскочить, то, стоящие вокруг школьники бросались его пинать и топтать ногами. Судя по громкому визгу, висящему над поляной, охота на вредителей сельского хозяйства велась успешно. Героем дня стал Володька Зарубин, он безошибочно узнавал, в какой из многочисленных нор затаился суслик, постучав ладошкой у входа, а как только зверек высовывался из залитой водой норки, он отработанным движением глушил его толстой палкой, не оставляя каких либо шансов на спасение. Мне ловить сусликов не хотелось. Коротая время за бочкой, я случайно подслушал разговор пионервожатой с директором школы.
– Михаил Андрианович, это же чистой воды садизм, нельзя детей привлекать к такому мероприятию. Вы только посмотрите, с каким азартом и ненавистью убивают они бедных зверушек.
– Мальчишки всегда в душе охотники, это в них природой заложено, да и не моя это инициатива, райком партии обязал провести массовую акцию по борьбе с грызунами.
Вдруг, почти под ногами, я увидел, как мокрый испуганный зверек высунул из затопленной норы свою мордочку. Поймать его не составило большого труда, подхваченный за шею суслик сильно и не дергался, а только смотрел печально своими выпученными глазками. Сунув его в пустое ведро и накрыв сверху шапкой, я подумал: может это мой Пушек или его братик, и, отойдя подальше от поляны, куда уже не доносились раскаты девчачьего визга, отпустил суслика на свободу.
Прекратилась бойня до обеда, поскольку закончилась вода в бочках, да и дождь, моросивший с утра, разошелся весенним ливнем. Под нескончаемым дождем по непролазной грязи пионерская дружина с чувством выполненного долга возвращались домой.
– Наш класс выловил сусликов больше других благодаря Володе, давайте на совете отряда предложим повесить его на Доску почета или отправить в Артек, как лучшего борца с вредителями, – в голосе старосты класса Ани, которой я посвятил свои первые стихи, сквозило восхищение одноклассником.
– Невелика заслуга убивать беззащитных сусликов, – попытался я принизить, удачливого соперника и нарвался на ехидное замечание своей избранницы:
– А ты-то сам хоть одного вредителя уничтожил? Только стишки писать и умеешь.
Обида комком подступила к горлу, не дав сказать в ответ что-нибудь неприятное, мне вдруг стало жалко и себя и несчастных сусликов. Обогнав одноклассников, я почти побежал домой, хорошо, что крупный дождь скрывал текущие из глаз слезы.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (10 оценок, среднее: 2,50 из 5)

Загрузка...